В Московском центре Карнеги прошел семинар, посвященный социальному служению в современной РПЦ

В категориях: Трудные места

27 января 2010

В минувший понедельник в Московском центре Карнеги прошел семинар "Социальное служение в современной Русской православной церкви и стереотипы поведения православных верующих в обществе". Он был подготовлен в рамках программы "Религия, общество, безопасность", сообщает "Благовест-инфо".

С основным докладом выступил кандидат философских наук, доцент философского факультета Высшей школы экономики, участник исследовательского проекта "Энциклопедия современной религиозной жизни России" Борис Кнорре. В обсуждении приняли участие религиоведы, социологи, представители Русской православной церкви, других конфессий и религиозных организаций.

По словам Кнорре, задачей исследования является анализ установок, социальной этики церковной субкультуры. Докладчик прежде всего отметил "двоякое понимание" термина "социальное служение": во-первых, как помощь социально обездоленным, больным, нищим, социально уязвимым, во вторых - в более широком смысле – как служение обществу в целом.

Что касается первого аспекта, то картина здесь, по словам Кнорре, "неоднозначная и малопрозрачная". В числе "удачных социальных проектов" РПЦ докладчик назвал социальный комплекс в поселке Саракташ (Оренбургская обл.), социальный центр в Нижнем Новгороде, реабилитационный центр в селе Никольском, а также Свято-Димитриевское сестричество в Москве. Есть также Всероссийское общество православных врачей, которое действует в 43 субъектах РФ, Координационный совет женских благотворительных организаций.

Что касается количества проектов, то в РПЦ нет точной статистики: последние данные в Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению поступили в 2004 году. Согласно этим цифрам, в Русской церкви существует 2 253 социальных центра. В их числе - 1577 благотворительных столовых, 181 приют для престарелых и 161 детский дом. Что приходится на оставшееся число 332 – "никто не знает". Более того, выясняется, что большинство благотворительных столовых – это столовые при храмах для бесплатного питания сотрудников.

Борис Кнорре особо отметил деятельность Православного благотворительного братства во имя Всемилостивого Спаса (Спасское), возглавляемого протоиереем Аркадием Шатовым, которое пытается наладить координационную деятельность и сумело создать информационную службу. "Шатовцы" создали базу данных, согласно которой существует 66 групп милосердия, 12 патронажных служб, однако при ближайшем рассмотрении оказалось, что большинство этих служб существует только "по отчетам" и в реальности не работает. Также не выполнено большинство декларированных задач и в сфере работы с молодежью, хотя, как отметил докладчик, и здесь существуют "удачные проекты" – например, Патриарший центр духовного развития детей и молодежи.

Что касается сферы образования, то успешно сложилась судьба тех учебных заведений, которые создавались по инициативе и при поддержке мирян. Православные гимназии, активно открывавшиеся в 1990-е годы как альтернатива советскому образованию, не имели средств и квалифицированных педагогов и не только не получали поддержки Церкви, но и получали "нагоняй". Даже в одной из лучших православных гимназий – гимназии в Ясеневе - родители учеников "писали доносы Патриарху", что гимназия отступает от традиций благочестия и слишком много ее выпускников поступает в светские вузы. По словам докладчика, ему, сотруднику Отдела религиозного образования и катехизации в те годы, запрещали предавать огласке информацию о том, что "большинство выпускников православных гимназий поступает в вузы, а не в семинарию".

Борис Кнорре особо коснулся поведенческих установок внутри церковного социума. Прежде всего он отметил проблему "дефицита солидарности" - социальные центры не получают поддержки со стороны Церкви под предлогом отсутствия средств. "Это говорится уже в течение 20 лет, но сейчас, когда Церковь встроилась как институт в политику и в общество, говорить об этом некорректно", - отметил он. По его мнению, нужно говорить не об отсутствии денег, а об отсутствии системы их распределения: нет денег на оплату труда сотрудников, при этом тратятся несоразмерно большие средства на "церковную парадность" - фуршеты, концерты и т.д.

Есть проблемы и в отношениях внутри церковных организаций. Отсутствие "договорного начала" приводит к хаосу, а принцип "во славу Божию" ставится во главу угла, делается установка на "церковно-общественную пользу". Человеку предлагают работать на совесть, не давая при этом никаких социальных гарантий. Вопрос о деньгах становится неуместным в рамках церковной субкультуры. Средняя зарплата сотрудника церковной организации в Москве составляет примерно 8-8,5 тыс. рублей. Кардинальную роль в таких отношениях играет "благословение" - по благословению принимают на работу и увольняют с работы, открывают библиотеку, совершают паломничество и т.д., а работа, которую выполняет работник, является послушанием. Таким образом церковная организация превращается в "мини-монастырь". Церковный деловой этикет отражает парадигмы средневекового сознания: сами заявления становятся "прошениями", в которых подающий испрашивает "благословения у Вашего преподобия", себя называя "недостойный послушник".

Является проблемой и "синдром выгорания" в церковных организациях, в особенности у сестер милосердия, который, по словам докладчика, не встречает понимания у духовенства.

Отвечая на вопросы о возможной модернизации в Русской православной церкви при новом предстоятеле, Борис Кнорре отметил стремление Патриарха Кирилла "систематизировать работу Церкви, привести ее к упорядоченному режиму", изменить стереотипы существования субкультуры (например, ввести оплачиваемую должность катехизатора, социального работника). Однако "Патриарх Кирилл – это человек", а есть традиция, которая сложилась до него, и уже появились протесты, негативные отзывы на эти начинания. Епархии не привыкли "к распределению финансов, здесь все хаотично", отметил он.

В то же время, говоря о реформе приходского устава, Кнорре отметил особенность позиции Патриарха: он считает важным привлекать социально успешных мирян, понимая опасность церковных народных традиций. И его, считает докладчик, можно понять: традиция отношений такого рода сформирована "снизу", это "низовая традиция". В то же время, ограничивая деятельность мирян уставом, Патриарх пошел на "беспрецедентный шаг": создал православный корпус в рамках движения "Наши", который не подчиняется Отделу молодежного служения РПЦ, являясь структурой, "параллельной приходской".

Алексей Малашенко, подводя итог докладу и работе семинара, отметил, что "наше общество временной пассионарности очень схоже с Церковью". "Будет меняться общество – будет меняться и Церковь", - считает руководитель Московского центра Карнеги.

newsru.com

http://www.newsru.com/religy/26jan2010/knorre.html

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: