reveal@mirvboge.ru

В Общественной палате РФ состоялся круглый стол, посвященный взаимоотношениям религиозных объединений и вооруженных сил

В категориях: Общество, Церковь и власть

2 декабря 2009

20 ноября в Общественной палате РФ в рамках подготовки общественных слушаний, которые пройдут 9 декабря, состоялся круглый стол, посвященный взаимоотношениям религиозных объединений и вооруженных сил, сообщает пресс-служба Славянского правового центра. В работе круглого стола приняли участие представители религиозных объединений, Министерства обороны РФ, члены Общественной палаты РФ и ученые.

Ведущим мероприятия был председатель Комиссии Общественной палаты РФ по делам ветеранов, военнослужащих и членов их семей Александр Каньшин.

Как отметил член Общественной палаты РФ, представитель организации «Католическое наследие» Ярослав Терновский, принцип свободы совести необходимо реализовывать в армии, тем более, что священники уже работают, а правовая база под их деятельность еще не подведена. Кроме того, не решен вопрос о том, как будут работать в вооруженных силах другие конфессии. По словам Терновского, если католических священников и не пригласят в воинские части, но пусть не дискриминируют.

Лидер Всероссийского Союза евангельских христиан Александр Семченко также подчеркнул, что в армию скорее всего допустят лишь одну крупную конфессию, а остальные могут быть подвергнуты дискриминации, что и будет ущемлением прав верующих. Этого необходимо избежать.

Представитель Министерства обороны РФ полковник Игорь Сергиенко сообщил участникам круглого стола, что по поручению руководства проводится работа по внедрению института военных капелланов в вооруженных силах. Первый этап завершится в декабре 2009 года, а второй этап будет проходить в 2010 году. В рамках Минобороны создана рабочая группа по вопросу введения военного духовенства. Численность священнослужителей, работающих в армии, будет составлять 250 человек.

Глава Клуба православных меценатов Андрей Поклонский призвал ввести институт военных капелланов в срочном порядке. По его мнению, в армию должны быть допущены лишь представители четырех «традиционных» религий. При этом, муфтий Шафиг Пшихачев высказался за то, чтобы священнослужители различных религий были представлены в вооруженных силах пропорционально. Во время круглого стола также выступали представители адвентистов, иудеев и других объединений.

Главный редактор журнала «Религия и право», профессор РГГУ адвокат Анатолий Пчелинцев подчеркнул, что за последние 20 лет, когда обсуждалась тема реализации принципа свободы совести для военнослужащих и присутствия религии в армии, в России с правовой точки зрения мало, что изменилось. Он также отметил: «В 1991 году во время поездки в США мне удалось побывать в Военно-воздушной академии в Колорадо, где я ознакомился с работой военных капелланов. Всего капелланов оказалось 9 человек – среди них был и православный священник в звании капитана, который окормлял девятерых православных военнослужащих. Государство нашло средства, чтобы содержать военного священника для столь малого количества военнослужащих». По мнению Пчелинцева, это яркий показатель гарантированности свободы совести. Государство должно поступать именно так, а не так как у нас выходит на практике – приходит священник РПЦ МП, а всех остальных просто не пускают.

По словам Пчелинцева, до революции 1917 года в военные части допускались не только православные священнослужители. Поэтому было бы разумно, чтобы наряду с православными в армии могли бы быть и служители от других религиозных организаций – мусульман, католиков, протестантов. Мулла, ксендз или пастор мог бы быть один на весь военный округ, и он мог бы объезжать свою паству, а православные священники пусть будут в каждом соединении. Кроме того, как отметил Пчелинцев, сейчас складывается парадоксальная ситуация, когда Женевская конвенция об обращении с военнопленными (1949 года) гарантирует больше прав в сфере реализации права на свободу совести, чем российское законодательство. В частности, ст. 8 Федерального закона «О статусе военнослужащих» гласит:

«Государство не несет обязанностей по удовлетворению потребностей военнослужащих, связанных с их религиозными убеждениями и необходимостью отправления религиозных обрядов.

Создание религиозных объединений в воинской части не допускается. Религиозные обряды на территории воинской части могут отправляться по просьбе военнослужащих за счет их собственных средств с разрешения командира».

По мнению Пчелинцева, в этой части закон нуждается в срочной корректировке. Армия не должна стать местом для выяснения отношений между различными конфессиями и религиями, армия - это не дискуссионный клуб и не поле для миссионерской деятельности. Принципы военного строительства – единоначалие, централизация управления и воинская дисциплина представляют повышенные требования к институту военного духовенства и к взаимоотношениям армии и церкви.

Славянский правовой центр

http://www.sclj.ru/news/detail.php?ID=2691

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: