reveal@mirvboge.ru

В России можно только верить?

В категориях: Трудные места

21 февраля 2007

Георгий ИЛЬИЧЕВ, Борис КЛИН

"Известия" и ВЦИОМ выяснили, каким богам мы молимся

В конце 2006 года, спустя всего 15 лет после краха атеистического Советского Союза, в Бога верят 84% россиян. Православными себя называют 63% наших сограждан, мусульманами - 6%, католиками и буддистами - по 1%, последователей других традиционных конфессий и того меньше, а 16% населения страны записались в стойкие атеисты. Эти цифры, которые появятся сегодня на лентах информационных агентств, - результат совместного проекта "Известий" и Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Однако для нас были важнее не количественные показатели, тем более что люди далеко не всегда говорят социологам всю правду, а попытка разобраться, какую роль вера Бога играет сегодня в жизни нашего общества. Происходит ли на самом деле возвращение России к храму и куда оно может нас привести?

Верующих действительно становится больше

- Несомненно, что религиозное возрождение в нашем обществе идет, - уверяет руководитель отдела социологических исследований Института общественного проектирования (ИНОП) Михаил Тарусин. - В начале 1990-х годов, когда я разрабатывал во ВЦИОМе блок вопросов по религии, православными себя называли лишь 34% взрослого населения страны, в 1999 году их было уже примерно 50%, сегодня - свыше 60%. Количество воцерковленных людей, то есть тех, кто посещает храмы хотя бы раз в месяц и регулярно исполняет таинство причастия, тоже растет. В "перестроечные" годы их было около 4%, а сейчас, по разным оценкам, 10-12%. Конечно, по большому счету, они не православные, это люди, которым близка историко-культурная традиция православия, они считают, что "это наше", и представляют собой потенциал для распространения подлинного православия.

Действительно, отвечая на сформулированный "Известиями" вопрос "Что означает религия для вас лично?", чаще всего респонденты ВЦИОМа отвечали: "Это национальная традиция, вера предков". При этом почти половина людей, назвавшихся верующими, признались, что никаких религиозных обрядов не исполняют. Религиозные деятели обычно отвечают на этот упрек: состояние паствы сегодня действительно таково, что не все строго следуют канонам. Но это вовсе не значит, что люди, приходящие в храм лишь по праздникам, окрестить ребенка, венчаться, отпевать, освятить дом или машину, - неверующие.

Святейший патриарх Алексий в интервью "Известиям" заметил: "Если человек просто с чистым сердцем поставил свечку - это уже добрый знак". Стало быть, нет никаких оснований лишать граждан прав на обучение детей своей религии, на возможность полноценной церковной жизни в армии.

Еще одним бесспорным фактом, который подтверждается и нашим опросом, и многими подобными исследованиями, является омоложение религиозной части нашего общества. По словам Тарусина, облик среднестатистического православного верующего за последние годы сильно изменился. Еще 15 лет назад храмы были заполнены в основном людьми лет 60, сегодня средний возраст уменьшился до 48 лет, что уже гораздо ближе к среднему возрасту населения в целом - 44 года. Более того, опрос ВЦИОМа показал, что православными называют себя 58% самых молодых россиян, которым еще не исполнилось 25 лет. Та же тенденция отмечается и среди последователей ислама.

Не в количестве дело?

Официальных данных о численности представителей той или иной конфессии не существует. Оперируют лишь результатами социологических опросов или экспертными оценками, основанными на этнической принадлежности. Например, ряд представителей Русской православной церкви утверждают, что в стране 80% русских, а стало быть, православных. Совет муфтиев России называет цифру - 20 миллионов мусульман. Однако, судя по результатам нашего опроса, метод этнического подсчета не совпадает с социологическими данными. Данные ВЦИОМа свидетельствуют о том, что православными себя считают примерно 91 млн. человек. Тогда как согласно переписи 2002 года русских в России насчитали 116 млн. из 145,2. Вопрос: куда подевалось еще 25 млн. Получается, не все русские - православные. Еще более явно не соответствуют результаты опроса заявленной муфтиями численности мусульман: 6% - это не более 9 млн., но никак не 20 млн.

Однако следует отметить, что и социологические опросы назвать абсолютно точным средством измерения нельзя. На протяжении многих лет социологи вовсе не фиксируют в России иудеев - их, по данным Федерации еврейских общин России, 2 млн., а по переписи - 230 тысяч. В любом случае они есть. Равно как и протестанты. Заведующий кафедрой психологии личности МГУ Александр Асмолов объясняет это явление так: в ходе социологических опросов человек зачастую отвечает в соответствии с социально одобряемыми мотивами, бережет тайну личности и не желает признаться в принадлежности к непопулярной вере. По мнению Асмолова, число мусульман при соцопросах может быть занижено.

Тарусин с ним не соглашается: "По нашим данным, больше 8-9% мусульман в России не набирается".

Глава отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл недавно напомнил, что государство не включило графу о принадлежности к религии в перепись населения, хотя его просили.

Однако при всех недостатках методик подсчетов атеистов в нашей стране явное меньшинство. Кстати, сам Асмолов на вопрос о вероисповедании ответил: "Есть сила, на которую я хочу надеяться в трудную минуту". Ту же позицию разделяют 12% участников исследования ВЦИОМа. Иными словами, потребность в вере присуща даже тем, кто не готов записаться в сторонники того или иного конкретного Бога. И это обстоятельство гораздо важнее любых цифр.

Религиозный поворот

Каковы же причины происходящего, кстати, не только в России, подъема религиозности? В своей книге "Исламская альтернатива и исламский проект" член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко объясняет: "Протест против убогого бытия у значительной части населения трансформировался в идею исламской альтернативы".

Но существуют объяснения, лежащие вне формулы "бытие определяет сознание". Секретарь Межрелигиозного совета СНГ Азер Алиев (полный текст его интервью о роли религии в XXI веке опубликован на сайте "Известий") считает: "Активность верующих - естественный ответ на "укрощение религии" в XIX веке". По его мнению, эта реакция не связана напрямую ни с увеличением числа верующих, ни с наличием харизматического духовного лидера; гораздо более важным фактором является глубина религиозного чувства каждого отдельного человека. Алиев полагает, что агрессивные попытки поместить религиозную жизнь в жесткие рамки, своего рода резервацию, будут вести лишь к более решительным ответам верующих.

Психолог Александр Асмолов корни сегодняшних процессов также усматривает в антирелигиозной борьбе в XIX веке: "XIX век сказал - Бог умер". Технический прогресс, по мнению Асмолова, не может конкурировать с главной составляющей любой религии - целостной картиной мира. В России еще и рухнул коммунизм, и тут же возникла полная ценностная неопределенность, напоминает психолог. Идеологическая неопределенность. Кто я? Зачем я? Куда иду? А человеку свойствен поиск нравственных ценностей. Кроме того, с точки зрения психологов, религия - мощнейшее психотерапевтическое средство, снимающее невроз.

По мнению ученого, пока философы не могут предложить никакой альтернативы религии. Тем более ее не предлагают политики. В России они предпочитают сотрудничать с ее последователями. Хотя, как долго продлится эта "симфония", предсказать трудно.

Вера и власть

Ведущий аналитик ВЦИОМа Леонтий Бызов, руководивший работой с ответами на вопросы "Известий", считает, что религиозный фактор в нашей стране имеет объединяющий характер. Он обращает внимание на то, что в ходе опроса большинство православных, отвечая на вопрос "Кого вы считаете врагом православия?", указали на сатанистов и сектантов, но не на мусульман, несмотря на страх перед террористическими актами. Не прозвучали в качестве врагов представители и других традиционных для России конфессий. "Таким образом, мы можем с уверенностью говорить, что в России сегодня межрелигиозный мир", - отметил социолог.

То же самое говорит и власть. Появление высших руководителей страны в храмах давно уже никого не удивляет. В уходящем году Владимир Путин 7 раз встречался со Святейшим патриархом. Крещение принимают министры и губернаторы. А президент, хоть и православный, не забывает поздравлять представителей иных конфессий с важными праздниками.

На первый взгляд отношения выглядят идиллическими. Но в Основах социальной концепции Русской православной церкви - вероучительном документе ясно указывается на различие целей Церкви и государства: "Целью Церкви является вечное спасение людей, цель государства заключается в их земном благополучии". Церковь оставляет за собой право призвать паству к гражданскому неповиновению, "если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям".

Мир или меч?

- В современном российском обществе не определены нравственные ценности, прежде всего - со стороны государства, которое больше занято экономическими и социальными проблемами, - говорит Тарусин. - А зря. Потому что по-настоящему верующие люди идут к Богу не теми семимильными шагами, которыми советский человек лет 20 назад двигался к коммунизму, а через возвращение к пониманию значения нравственности для самого существования страны. Я уверен, что в ближайшие годы они поставят этот вопрос перед властью, причем во всю ширь. Нравственный вопрос всегда был основным для России, а уж особенно - в переломные для державы годы, которые мы сейчас еще продолжаем переживать.

По мнению ученого, когда мы сегодня с очень умным видом выстраиваем политическую систему и разрабатываем экономические программы, боремся с коррупцией, снижением рождаемости и пьянством на селе, мы забываем задать себе главный вопрос - о внутреннем основании всего этого. История нашей страны свидетельствует, что без внутреннего нравственного стержня, без морального смысла, который разделяло бы большинство населения, никакие масштабные начинания нежизнеспособны. А население смотрит государственное телевидение, с помощью которого власть с ним и общается. Вот только, глядя на экран, создается ощущение, что по поводу нравственных принципов ей пока сказать нечего, хотя соответствующий запрос в обществе уже почти сформировался и вот-вот будет предъявлен и власти в частности и всей элите в целом. Если ответа по-прежнему не будет, это неминуемо приведет к росту социального напряжения в стране.

Уже сегодня 14% россиян готовы с оружием в руках защищать свою веру по призыву духовных лидеров и 16% - если будут оскорблены ее святыни. А как иначе, чем оскорбление, воспринимать им всевозможные телеоды колдунам, пропаганду ведущими каналами страны мистических культов прямо в прайм-тайме, не говоря уже о крайне чувственной рекламе, пестующей плотскую гордыню.

Не следует преуменьшать и значение межконфессиональных противоречий. Духовные лидеры России часто появляются вместе, пожимают руки и называют друг друга братьями. Однако периодически вспыхивает тлеющий конфликт по поводу введения курса основ православной культуры в школе и института военных священников в армии. Государство, может, и пошло бы охотно на эти меры, но некоторые исламские организации выступают категорически против. Появление в школьных программах религиозной дисциплины не нравится и иудейским организациям. А требования Церкви решить вопрос звучат все настойчивее. С другой стороны, официальные мусульманские структуры России все чаще подчеркивают свою общность с единоверцами за границей, а это отражается на ситуации в нашей стране. Уместно вспомнить, что во время последней ливанской войны между Советом муфтиев России и Федерацией еврейских общин России возникла публичная перепалка.

Так что межрелигиозный мир, которым так гордятся лидеры России и о котором они так часто рассказывают на международных форумах, лучше отражает формула заместителя руководителя администрации президента Владислава Суркова: "Сегодняшнее величие небесспорно, завтрашнее - неочевидно".

Интерфакс

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: