Вторжение в Божьи прерогативы?

В категориях: Трудные места

6 мая 2008

Подберезский И.В.

Библия предписывает: "с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса (Евр 12, 1-2). Терпение, как можем засвидетельствовать мы, живущие на переломе второго и третьего тысячелетий после прихода Спасителя в мир, требуется немалое. Множатся соблазны, "запинающий нас грех" принимает новые формы, детям Божьим приходится проходить через ранее неведомые испытания. Но как бы ни менялся мир, какие бы новые соблазны ни приходили, наш "начальник и свершитель веры" остается Тем же, теми же остаются и Его заповеди, тем же остается Его Великое Поручение. Сегодня стоит поговорить о биоэтике, поскольку достижения генетики властно требуют от детей Божьих определить свое отношение к возникающим проблемам.

Антиинтеллектуальная традиция

Надо сказать, что нередко проблемы такого рода пытаются решить исключительно в "отрицательном ключе": отвергнуть все новшества ("не включать телевизор", "не ходить в Интернет", "не красить губы", "не слушать рок-музыку", "не стричь волосы" и т.д.) - и все будет хорошо.

Не будет. С уважением относясь к тем, кто придерживается этих "не", все же позволительно усомниться в их общеобязательности. Дело не просто в том, что "все равно новшества никуда не денутся". Они и в самом деле никуда не денутся, и как противникам автомобиля на заре века не удалось отстоять лошадь, так и нынешним противникам телевизора и Интернета не удастся вернуть мир к "доэлектронному состоянию". Дело еще и в том, что на "вызовы времени" надо отвечать. Господь требует от нас, говоря современным языком, "активной позиции". Не может быть такого положения: вот "планета Интернет, а вот христиане". Христос спросит: "А где христиане на планете Интернет?" Не стоит уподобляться "рабу лукавому и ленивому", который не озаботился приумножением вверенного ему достояния, за что и был ввергнут во "тьму внешнюю" (Мф.25,26). И сегодня, как и всегда, нужно "прилагать спасаемых к церкви" (Деян 2,47), но сегодня это нужно делать с использованием новейших СМИ.

Достижения биологии тоже являются вызовом времени. Совсем недавно появился термин "биоэтика", которым обозначают применение этических (для нас это значит - христианских) начал к новым биотехнологиям и новейшим достижениям "генной инженерии", наивысшего выражения достигшим в проблеме клонирования, т.е. создания точных копий существующих организмов, и не только простых, но самых сложных, до человека включительно. К новым биотехнологиям нельзя относиться только "запретительным образом", хотя соблазн велик и многие поддаются ему. Однако не хотелось бы обрушиваться с резкой критикой на "запретителей" - они исходят из лучших побуждений, а основания для тревоги вполне реальные. И все же, думается, наряду со здоровым консерватизмом полезно иметь и здоровый интерес к новшествам.

Между тем во многих вероучениях - в нашем баптистском тоже - представлена и антиинтеллектуальная традиция, сводящаяся к тому, что "нечего умствовать, надо просто жить по Библии". Просто никак не получается: в чем-то действительно просто, а в чем-то и нет. Замечательный русский философ В.С. Соловьев давно сказал, что есть простота совершенства, а есть простота скудости, и надо стремиться к первой, уходя от последней. Из такой вот "скудной" простоты исходил арабский военачальник, сжегший александрийскую библиотеку, хранившую величайшие интеллектуальные сокровища. Ему приписывают изречение: "Если в этих рукописях то, что есть в Коране, то они бесполезны, и их можно сжечь: если же они содержат то, чего нет в Коране, то они вредны, и их тем более надо сжечь". И сжег.

Как ни горько это сознавать, наши единоверцы в Америке, устроившие в 20-х годах минувшего века "обезьяний процесс" против теории эволюции Дарвина, тоже исходили из стремления к такого рода простоте. Впрочем, там было не все однозначно: в их внутреннем восприятии это были вовсе не нападки на достижения науки, а оборона от вторжения в самую сокровенную сферу, сферу религии, "мира сего" с его кумирами и идолами, одним из которых и была наука. Многие, отвергнув Бога, уповали только на нее и слово Дарвина ставили выше слова Бога.

Напомним, что сам Дарвин Бога отнюдь не отвергал, он был человеком не только верующим, но и церковным, даже прилежно пел в церковном хоре. Признавая существование Бога, Дарвин полагал, что Он творил через эволюцию. Из теории Дарвина многие пытались (да и сейчас пытаются) сделать такого вот "современного кумира", другие же стоят на точке зрения креацианизма, т.е. одномоментного, одноразового сотворения мира и всего в нем, буквально понимая соответствующие стихи книги Бытия. И в российском христианстве есть сторонники обеих точек зрения.

Теория Дарвина сейчас подвергается критике за примитивизм - в ней не были учтены как раз генетические механизмы передачи наследственности. Тут есть о чем спорить, но лучше бы оставить эти споры науке и не использовать авторитет Библии для опровержения научных доводов. Библия, скажу еще раз, не учебник физики, астрономии или биологии. Она говорит о самом главном - об Абсолюте, о Высшем Существе, об отношении к Нему человека, о том, как спастись для жизни вечной. И, понимая настороженность ко всему мирскому, в том числе к "небиблейским" знаниям, к науке, все же не стоит уподобляться тому арабскому военачальнику и отвергать все, о чем прямо не сказано в Библии. В ней сказано главное: мир, в котором живет человек, сотворен Богом, а из этого следует, что постижение мира (в том числе научными методами) есть в конечном счете постижение Бога. Тут человеческий разум приходит в соприкосновение с Высшим Разумом, и в науке нам тоже открывается мудрость Господа. Как говорил апостол Павел, "...невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы" (Рим 1,20). Наука и занимается "рассматриванием творений", верить в Бога вовсе не значит отвергать науку, верить в Бога значит отводить ей надлежащее место. Человек должен бояться не науки, а самого себя, своей греховности.

Но настороженность все же нужна - если она не сводится к огульному отвержению всего нового, если она включает в себя осознание тех опасностей, которые влечет за собой самопревознесение человека, в том числе человека науки. Тут вере и богословию есть что сказать. У верующих должны быть "внутренние ограничители", указывающие на то, что человек не должен ставить себя на место Бога, Который, как мы знаем, допускает человеку неповиновение Себе, ибо Ему нужны только свободно пришедшие к Нему - как раз об этом много писал Ф.М. Достоевский. Но из Библии непреложно следует: отвергшие Бога обречены на гибель, и в ее приходе - это становится все яснее - может сыграть свою роль и наука.

Ее достижения могут помочь человеку - а могут и погубить его. Еще недавно я сам рассуждал о том, что, пожалуй, не стоило человеку вторгаться в ядро атома - не его это дело, а Божье. И вспоминал Гете и его доктора Фауста: безудержное, не ограниченное страхом Божьим стремление к знанию "любой ценой" приводит к тому, что Фауст вызывает дьявола (Мефистофеля) и готов отдать ему душу, потому что уж очень хочется "узнать". И не случайно словами "фаустовский человек" иногда обозначают носителя европейской культуры, который слишком легко соглашается на сделку с дьяволом для удовлетворения своей жажды знаний.

Но ведь можно рассуждать и по-другому. Пути Господни до конца нам неведомы. Да, проникновение в тайны атома привело к опасности ядерной войны и вроде это перевешивает любой возможный выигрыш от полученного знания. Но вот заговорили об астероидной опасности для нашей планеты и для всего человечества, и выясняется, что отвести ее можно только при помощи направленных ядерных взрывов. И, возможно, Господь промыслительно дает нам в руки средство предотвращения этой беды, а человек, как всегда, норовит сойти с путей Божьих и обратить его дары во вред себе, во зло - как и Адам злоупотребил данной ему свободой. Или как доктор Фауст.

Достижения биологии - к добру или ко злу?

И в биологии, думается, Господь многое оставил на усмотрение человека, дал ему свободу выбора. Новые биотехнологии, с одной стороны, обещают произвести полную революцию сельскохозяйственного производства, куда более впечатляющую, чем "зеленая революция" 70-х годов, спасшая человечества от голода, который тогда казался неминуемым. Сейчас речь идет о создании "генетически модифицированных организмов", т.е. таких, которым - через вторжение в генетический механизм - заранее задаются определенные свойства. Наши российские ученые, воздействуя на генетический код картофеля, уже вывели сорт, которому не страшен колорадский жук. Это, несомненно, благо. Надо отметить, что развивающиеся страны всячески поддерживают новые биотехнологии, не без оснований полагая, что они помогут им избавиться от многих проблем.

Однако, с другой стороны, противники говорят, что создавать новые растения и виды животных - это прерогатива Самого Бога, и человек не вправе брать на Себя Его функции. На это возражают, что, скажем, в селекции, выведении новых сельскохозяйственных культур и даже новых пород животных, человек с самого начала ставил себе целью получить новые сорта и породы растений и животных с желаемыми новыми свойствами. И нередко достигал цели, не думая, что становится на место Творца. Только раньше на это уходили многие годы, даже столетия, а теперь результат можно получить очень быстро. Это так, но все же несомненна качественная разница между "прежде" и "теперь": сейчас имеет место вторжение в сокровенный механизм сохранения и передачи наследственности и создание новых свойств, а не отбор и закрепление уже имеющихся признаков.

Так что спорить есть о чем. И надо тщательно продумывать возможные последствия тех или иных конкретных шагов по изменению живой природы. Причем последствий не только социальных, которые несомненны. Новые биотехнологии ставят под вопрос само существование как традиционного крестьянства, так и фермерства, до недавних пор казавшегося "светлым будущим" во многих странах (в России в том числе). Биотехнологии позволяют сделать сельскохозяйственное производство частью общего промышленного производства.

Но возникает вопрос об опасности биотехнологических экспериментов с ДНК (дезоксирибонуклеиновыми кислотами), которые несут в себе наследственную информацию. Не случайно представители практически всех религий с тревогой говорят и пишут о бездумном вторжении туда, где человек раньше не бывал. И не одни люди церкви: принц Чарльз, наследник престола Великобритании, известен как активный противник бездумного вторжения в природу и особенно в генетические механизмы. "Когда буквально не остается ничего святого, - говорил он, - когда святыня воспринимается как синоним суеверия, возникает желание воспринимать весь мир как "великую лабораторию жизни", а это чревато самыми чудовищными последствиями".

Конечно, все на нашей Земле происходит с ведома Бога. Но Он, как мы знаем, проводит человека и через испытания. Защитники окружающей среды уже не раз устраивали бурные демонстрации против экспериментов с генами и уничтожали генетически модифицированные продукты. Их гнев не лишен оснований. Обнаружилось, например, что многие европейские фермеры использовали (не ведая того) генетически модифицированные семена, что вызывало бурю гнева. Однако мы уже говорили, что защитники окружающей среды часто переходят границы разумного в противостоянии любым новшествам. Но все же есть и реальная опасность - не случайно в самой Европе и в США все большую популярность завоевывают "органические продукты", т.е. естественные, произведенные не только без всяких генетических вмешательств, но и без применения удобрений. Есть уже "органические фермы" (но и на них иногда попадает генетически обработанный посевной материал), магазины "органических продуктов". И растет армия сторонников всего "органического", поклявшихся не покупать и не употреблять сомнительную с их точки зрения продукцию.

кафедра И.В. Подберезского

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: