Хромая демография России

В категориях: Трудные места

27 декабря 2009

В среду, 9 декабря, министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова в рамках Правительственного часа отчиталась в Государственной думе о ходе реализации нацпроекта «Здоровье».

Алина Хараз Руководитель ВЗГЛЯД-Здоровье

По словам министра, основным критерием оценки правильности направления и целесообразности принимаемых в рамках национального проекта «Здоровье» мер являются демографические показатели, которые ежемесячно публикуются Росстатом. И показатели эти таковы: на сегодняшний день в Российской Федерации проживают 141,9 млн человек. Рождаемость за первые 10 месяцев 2009 года по сравнению с тем же периодом прошлого года выросла на 2,8%, смертность снизилась на 4,1%. Звучит жизнеутверждающе. Вроде как 144 млрд рублей освоены в этом году нацпроектом не зря. Где бы ни упал казенный рубль – там райские кущи зацвели.

Только вопрос: с чем сравнивать? И эти робкие, как первые подснежники, и радостные циферки где надо подрастающих, а где надо снижающихся показателей меркнут на фоне реального масштаба проблемы. А печальная правда состоит в том, что прихрамывать демографически Россия начала не десять лет назад и не двадцать – после перестройки, а гораздо раньше. «Сейчас в демографическом плане мы оказались отброшены где-то на полвека назад и больше похожи на послевоенную Россию 50-х годов», − говорит геронтолог, кандидат биологических наук Валерий Мамаев. Правда, коэффициент рождаемости (количество родившихся на 1000 человек) тогда был вдвое выше, чем сегодня. А по средней продолжительности жизни и смертности мы снова вернулись туда, в эпоху спецбуфетов, коммуналок, клопов и веры в коммунизм.

«Сейчас в демографическом плане мы оказались отброшены где-то на полвека назад и больше похожи на послевоенную Россию 50-х годов»

Если же брать более стабильные и сытые годы застоя (семидесятые), где хрущевки понемногу стали вытеснять коммуналки, тараканы – клопов, а лозунги – веру в светлое коммунистическое будущее, так сейчас уровень смертности у нас вдвое (!) выше, чем тогда. Причем растет он с тех самых пор, с конца 60-х.

Эта тревожная кривая меняла направление и двигалась вниз трижды. На 16% снизила смертность среди мужчин в России горбачевская антиалкогольная кампания – об этом говорит сопоставление показателей 1984 и 1986 годов. И снова – все выше, выше и выше, все ближе, ближе и ближе к уровню голодающих народов Африки. На 70% (для мужчин) взлетает показатель к 1994 году, словно в отместку, наверстывая все недопитое в середине 80-х, уходят упрямые мужики. К 1998 – снова снижение и последующий взлет до рекордной отметки в 2003 году (1900 человек на 100000 населения среди мужчин и 1400 человек на 100000 среди женщин). Начиная с 2005 года идет снижение, и в последние два года – выравнивание. Сегодня о проблемах смертности, спровоцировавших двадцать с лишним лет назад антиалкогольную кампанию, мы можем только мечтать!

Почему же Россия вымирает? Очевидно, что ни путчи, ни экономические кризисы, ни антиалкогольные кампании, ни даже Чернобыль, ни нацпроекты не являются определяющими в вопросах жизни и смерти, если говорить о стране в целом. Каждый объяснимый такого рода внешним событием взлет или падение обязательно сменяются противоположной крайностью. И если, игнорируя эти пики, следовать плавному движению вверх кривой нашей смертности, которое достоверно отслеживается с конца 60-х годов, то сегодня она, кривая, и вывезла бы нас к тем показателям, которые мы имеем.

«Последние 40 лет мы буквально всем прогрессивным человечеством строим мир, где разбиваются сердца. И никакие новые технологии не успевают справиться с этой проблемой»

Значит, причины не только и не столько в политике и экономике? Последние полстолетия и в России, и в развитом мире преобладают три основные причины смертности: болезни сердца и сосудов, рак, травмы (включая несчастные случаи). Последние две причины все эти полстолетия стабильно делят второе и третье место, попеременно уступая друг другу. Причем, казалось бы, мы ездим на лучших машинах по лучшим дорогам, из серьезнейших ДТП люди выходят без единой царапины – и, тем не менее, общие показатели смертности от травм остаются почти неизменными!

Первая причина – сердце – однозначно лидирует и, в сущности, идеально копирует, а точнее, определяет общую кривую смертности, в точности повторяя и ее взлеты, и падения, несмотря на параллельный рост медицинских технологий и действительно впечатляющие успехи современной кардиологии.

То есть последние 40 лет мы буквально всем прогрессивным человечеством строим мир, где разбиваются сердца. И никакие новые технологии не успевают справиться с этой проблемой. Мы разрушаем свое сердце быстрее. Но как это происходит, почему? Однозначно ответить на этот вопрос сегодня никто из ученых пока не берется. Можно лишь строить гипотезы. Непрерывно возрастающий уровень стресса? Фатально неправильное питание, состоящее большей частью из консервантов и красителей? Снижение общего уровня культуры и образования?

Способен ли нацпроект «Здоровье» повлиять на ситуацию? Безусловно, да! Только опять-таки вопрос, в какой мере? Ведь если взглянуть правде в глаза на сайте Росстата, снижение показателя смертности началось еще до того, как заработал нацпроект – в 2006 году.

Да, крайне важно вовремя оказать высокотехнологичную помощь больному и научить врачей обращаться с этим высокотехнологичным оборудованием, но, как сказал известный американский доктор, специалист по превентивной медицине Рон Клатц: «Можно потратить все деньги мира на лечение болезней, но это не прибавит здоровья людям!»

Дело в том, что в такой высокотехнологичной во всех отношениях стране, как США, 90% медицинских расходов приходятся на последний год жизни человека. То есть весь завидно немалый медицинский бюджет страны можно сократить в десять раз – и на продолжительность жизни людей и ее качество это вообще никак не повлияет! Абсурд.

Конечно, когда заменили рессоры на каретах скорой помощи, это тоже помогло. Помощь стала приходить быстрее, выросли шансы застать больного живым и доставить его в больницу с минимальным набором медицинских средств. Заменой рессор нацпроект действительно занимается: сотни миллионов рублей идут на высокотехнологичное оборудование, и, прежде всего, кардиологическое. Это абсолютно необходимо в нашей глубоко дремучей в медицинском отношении стране и дает свои плоды: смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в регионах, где подобная помощь стала доступна, снизилась за этот год на целых 14%.

Но замена рессор не может решить основной, исходной проблемы роста этой самой сердечно-сосудистой заболеваемости, которая, как видим, диктует нашу смертность. Так, может быть, кажущиеся сегодня странными и чуднЫми инициативы медиков разных стран о запрете, например, трансжиров (маргарина) или о введении налогов на соль, сахар и сладкую газировку могли бы при меньших затратах дать больший эффект?

Взгляд

http://health.vz.ru/columns/2009/12/14/165.html

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: