Хроника переходного периода

В категориях: Трудные места

8 января 2010

Главные события мировой политики в 2009 году

Влад Гордеев

Ушедший год оставил после себя ощущение неустоявшегося, явно переходного и неопределенного периода в мировой политической жизни. Прежние принципы мироустройства, возникшие из взрывной волны терактов в Америке 11 сентября 2001 года, уже исчерпали себя. Однако и то новое в глобальной политике, чему предстоит определять лицо планеты в ближайшем будущем, заявило о себе еще очень робко и неясно. Разглядеть его в будничной текучке для участников событий - задача практически невыполнимая.
Зима

Год 2009-й начался с войны. Первые массированные удары по территории сектора Газа израильская авиация нанесла еще 27 декабря, но уже 3 января в контролируемый движением ХАМАС анклав вошли сухопутные части ЦАХАЛа. Началась полномасштабная военная операция, за ходом которой через телеэкраны пристально следил весь мир. Это была типичная для нашего времени "война в прямом эфире".

Поводом для начала операции "Литой свинец" стали ракетные обстрелы приграничных территорий Израиля боевиками ХАМАСа. В ночь на 18 января, несмотря на продолжение сопротивления, Израиль объявил о прекращении операции, а к 21 января из сектора уже были выведены войска. ЦАХАЛ заявил о безвозвратной потере 13 человек, палестинцы сообщили о многомиллиардном ущербе и гибели 1300 человек. Война закончилась. И хотя сообщения об отдельных авиаударах поступали и позже, по местным меркам это был уже мир.

Завершение операции "Литой свинец" пришлось как раз на канун инаугурации нового американского президента Барака Обамы, которая состоялась 20 января. Политические аналитики не преминули заявить, что так и было задумано - "междуцарствие" в Белом доме предоставило израильтянам ту редкую возможность для военной акции, при которой тень соучастия не падала ни на одного из американских президентов. Обама пришел к власти на вершине рейтингов популярности, позже энтузиазм ожидаемо поостыл, однако эстафету подхватили за границей - к концу первого года своего президентства Обама неожиданно для многих стал лауреатом Нобелевской премии мира.

Операция в Газе послужила причиной дипломатических конфликтов разного калибра, самый скандальный из которых произошел 29 января в фешенебельном Давосе. Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган демонстративно покинул элитный экономический форум после эмоциональной перепалки с президентом Израиля Шимоном Пересом, которого он обвинил в гибели тысяч палестинцев. В аэропорту Стамбула премьера встретили как национального героя, а в стане заклятого врага Израиля - в Иране - Эрдогана объявили почетным гражданином столицы страны.

Турция успела привлечь внимание мировых СМИ и до демарша премьера - в середине января по стране прокатилась очередная волна арестов по делу о попытке государственного переворота, который готовила националистическая турецкая организация "Эргенекон". Арестованы были десятки человек, среди которых немало действующих и отставных военных, а также представители интеллигенции. На скамье подсудимых оказались более сотни граждан страны. Аресты, допросы, освобождения и задержания новых подозреваемых продолжались в течение всего года.

В феврале, завершив боевые действия, Израиль с головой окунулся в решение внутриполитических проблем: еще в октябре 2008 года в стране были объявлены досрочные парламентские выборы. Они состоялись 10 февраля 2009 года. В лидеры вышли две партии - "Кадима" и "Ликуд", но судьбу правительства в данном пасьянсе решали как раз "проигравшие", от которых зависело, к кому из победителей примкнуть, тем самым дав им возможность сформировать кабинет. Коалицию удалось создать "Ликуду", и премьером стал лидер партии Биньямин Нетаниягу.

Уже на пороге весны, 25 февраля, было объявлено о завершении одного из самых известных в мире "долгостроев" - первой очереди иранской АЭС с Бушере. Строить ее начали в далеком 1975 году немцы, закончить должны россияне. Для официального объявления о завершении строительства в Иран прибыл глава Росатома Сергей Кириенко. Впрочем, как оказалось, торжества назначили по поводу начала наладочных работ, а собственно пуск реактора запланировали на конец 2009 года. Но и этим планам не суждено было сбыться - "по техническим причинам" пуск перенесли на март 2010 года.
Весна

Бурным стало начало 2009 года и на другой стороне земного шара - в Северной Корее. Правда, беспрецедентная, почти истерическая воинственная активность первых месяцев сменилась там тихими закулисными переговорами во втором полугодии. Тем не менее, весь мир имел возможность наблюдать за выходом Пхеньяна из мирных договоренностей с Сеулом в январе, целым фейерверком ракетных испытаний, включая неудачный запуск трехступенчатой ракеты "Ынха-2" в апреле, отказом КНДР от шестисторонних переговоров в ответ на мягкое заявление Совбеза ООН и финальным аккордом кампании шантажа - северокорейскими повторными ядерными испытаниями 25 мая.

Пхеньян требовал признать КНДР ядерной державой, равной другим членам могущественного клуба, а переговоры соглашался вести только один на один с Вашингтоном. Администрация Обамы то ли сознательно, то ли от незнания специфики выбрала выжидательную позицию. Тем более что в начале года лидер КНДР Ким Чен Ир на публике не появлялся, а СМИ периодически разражались слухами о его пошатнувшемся здоровье и назначении преемника. Похоже, Вашингтон оказался в выигрыше - проверенная годами тактика КНДР, нацеленная на получение экономической помощи после громких военных и политических демаршей, не сработала. США упорно продолжали настаивать на возвращении Северной Кореи к шестисторонним переговорам с участием России, Японии, Китая и Южной Кореи.

Двусторонних консультаций с Вашингтоном Пхеньян, правда, добился. Но они носили неофициальный характер. Пришлось сворачивать кампанию угроз, тем более что относительно безопасных способов "устрашения" в арсенале Северной Кореи уже не осталось. Возможно также, что у северокорейской элиты сработал инстинкт самосохранения. Ведь именно в 2009 году международная юстиция пошла на беспрецедентный шаг - 4 марта Международный уголовный суд в Гааге выдал ордер на арест действующего главы государства. В преступлениях против человечности и в военных преступлениях судьи обвинили президента Судана Омара аль-Башира. И хотя власти этой африканской страны заявили, что гаагский ордер для них - не более чем простая бумажка, прочие мировые диктаторы получили более чем серьезное предупреждение.

В последний день марта Великобритания начала официальную процедуру вывода своего четырехтысячного контингента из Ирака, и к середине года почти все британские военнослужащие покинули страну. История на этом не закончилась - расследование обстоятельств вторжения в Ирак продолжалось, постепенно вскрывались все более скандальные подробности относительно причин начала операции, раздавались обвинения в обмане общественного мнения, приводились свидетельства неготовности британской армии к войне. Бывший премьер Тони Блэр попросил нынешнего главу правительства и своего ставленника Гордона Брауна отказаться от публичного расследования, однако замять дело не удалось. Уже осенью, 24 ноября, начались публичные слушания, на которых обещали допросить и самого Блэра.

В конце весны британскому истеблишменту пришлось пережить другое, самое сильное за последние годы потрясение - в мае разразился сильнейший скандал, связанный с расходами депутатов парламента. Оказалось, что многие из них пользовались законным правом на компенсации для возмещения своих личных расходов - вплоть до покупки корма для собак и обустройства прудика в саду. Последовавшие разоблачения окрестили "черным днем парламента". Если добавить к этому начатое еще в январе дело о лордах-взяточниках, то картина получится действительно мало привлекательная. Последовали отставки, покаяния, возврат денег, с помощью которых британские политики пытались вернуть себе доверие избирателей.

Итальянский скандал вокруг сексуальных похождений премьера Сильвио Берлускони, также набравший силу в мае, большим потрясением не стал, однако оказался более долгоиграющим и зрелищными. Обвинение в интимных связях с несовершеннолетней, откровения элитной проститутки, публикация скабрезных фотографий, бракоразводный процесс - все это касалось в основном самого премьера, и итальянскую политическую верхушку по большей части не затронуло.
Лето

С началом лета фокус мирового внимания переместился на Иран, где 12 июня состоялись выборы президента. Их победителем уже по итогам первого тура ожидаемо был объявлен действующий президент Махмуд Ахмадинеджад. Однако сторонники его главного соперника, бывшего премьер-министра Мир-Хосейна Мусави, заявили о фальсификации итогов выборов и вышли на улицы. Власти объявили массовые акции оппозиции незаконными, на их подавление были брошены силы правопорядка. Журналистам, как местным, так и иностранным, вообще запретили освещать события в стране. По официальным данным, погибли около 30 человек, оппозиция заявила о более чем 150 убитых. В итоге Ахмадинеджад был приведен к присяге, а сотни оппозиционеров попали в тюрьмы. В августе над лидерами недовольных начались судебные процессы.

Первый месяц лета завершился странным событием в Гондурасе, которое мировые СМИ и многие политики почему-то упорно называли "государственным переворотом". Военные этой латиноамериканской страны действительно отстранили от власти своего президента Мануэля Селайю, однако их действия были санкционированы Верховным судом и депутатами национального парламента. Селайю обвинили в нарушении конституции, поскольку он хотел провести референдум о возможности для действующего президента переизбираться на второй срок. По законам Гондураса, этот вопрос нельзя даже обсуждать. Тем не менее, мировое сообщество, в том числе страны ЕС и США, назвали произошедшее переворотом и потребовали восстановить Селайю в должности. Конфликт так и не разрешился до самых президентских выборов, которые состоялись 29 ноября. Президентом Гондураса стал Порфирио Лобо. Избавления от изоляции выборы все же не принесли - многие страны отказались признать их легитимность.

Еще одни президентские выборы, которые вызвали всемирный резонанс, прошли 20 августа в Афганистане. Здесь еще до начала голосования наблюдатели заявляли о готовящихся массовых фальсификациях. Уже на следующий день после выборов штаб действующего президента Хамида Карзая объявил о его победе в первом туре. Поначалу к такому же выводу склонялась и избирательная комиссия. Однако из-за многочисленных жалоб на подтасовки и прямых разоблачений в конце концов решили, что Карзай немного не добрал до необходимых 50 процентов, и назначили второй тур. Его проведению помешал главный соперник Карзая Абдулла Абдулла - обвинив власти в подготовке новых фальсификаций, он снял свою кандидатуру. В итоге победителем автоматически стал Карзай.

В конце августа бурю возмущения, особенно в США, вызвало решение властей Шотландии освободить из тюрьмы 57-летнего ливийца Абдель Бассета Али аль-Меграхи. Он отбывал пожизненное заключение за взрыв "Боинга" над городом Локерби в 1988 году. В том теракте погибли 259 человек, в основном американцы. Аль-Меграхи освободили из "соображений гуманности", поскольку он болен раком предстательной железы. На родине его встретили как героя. Позже британская прокуратура заявила о возобновлении расследования теракта, в деле появились и новые подозреваемые.

Осень

На открывшейся в сентябре сессии 64-й Ассамблеи ООН активно обсуждалась тема реформирования этой главной международной организации, в частности, - расширения Совета безопасности. В кулуарах форума, как и на открывшемся следом саммите "Большой двадцатки" в Питтсбурге, активно обсуждалась ядерная проблема Ирана. Устраивающее всех решение в течение года так и не было найдено, хотя инициатив и заявлений прозвучало множество. Иран отказался от предложений обогащать уран за рубежом и предупредил об открытии еще 10 заводов по производству ядерного топлива.

Основными "покровителями" Ирана в Совбезе традиционно являются Россия и Китай. Пекин свою позицию по этому вопросу не изменил, Москва - тоже, но в кулуарах Генассамблеи президент Дмитрий Медведев признал, что санкции иногда могут быть и полезны. Тем не менее в конце октября неофициальные российские источники заявили, что сделка по поставкам в Иран зенитно-ракетных комплексов С-300 заморожена.

Долгая история с ратификацией Лиссабонского договора стремительно подошла к развязке в ноябре. После того как со второй попытки Ирландия на всеобщем референдуме своих граждан одобрила текст договора, дело оставалось только за Чехией и Польшей. Чехи держались дольше всех и выторговали для себя отдельные положения в договоре.

3 ноября президент страны Вацлав Клаус поставил свою подпись под документом, и уже 19 ноября на экстренном саммите был избран первый президент Евросоюза. Им стал премьер-министр Бельгии Херман ван Ромпей.

Осень 2009 года стала временем начала слушаний по делу бывшего президента Республики Сербской Радована Караджича, которого обвиняют в военных преступлениях и преступлениях против человечности, совершенных во время войны на Балканах в 1990-х годах. До разбора по существу дело, впрочем, так и не дошло. После процессуальных проволочек начало суда перенесли на 1 марта 2010 года. Другой громкий судебный процесс, который проходил в Париже, этой осенью завершился. По делу о поставках оружия в Анголу в 1990-х годах на скамью подсудимых попали несколько десятков представителей французской элиты. Выходец из СССР Аркадий Гайдамак, отсутствовавший на процессе, заочно приговорен к шести годам заключения. Такой же срок получил его подельник Пьер Фалькон. Сын бывшего французского президента Жан-Кристоф Миттеран получил два года условно и штраф, а бывший министр внутренних дел Шарль Паскуа приговорен к году заключения.
И напоследок

Местом разоблачения тайных операций нелегальных торговцев оружием уже в который раз стал Таиланд. В течение всего года там шел судебный процесс против россиянина Виктора Бута, которого США считают "оружейным бароном". Экстрадиции Бута США добиться пока не удалось, однако 11 декабря тайские власти с подачи американских спецслужб пресекли попытку экспорта оружия из КНДР. При досмотре Ил-76 с казахстанско-белорусским экипажем на борту было обнаружено 35 тонн вооружений, в том числе переносные зенитно-ракетные комплексы. В скандале оказались замешаны несколько стран, сразу же всплыла версия о том, что оружие предназначалось Ирану.

Символом разброда и шатания, царящих в мировой политике, стал климатический саммит в Копенгагене. Больше десяти дней, с 7 по 18 декабря, участники одного из самых представительных мировых форумов пытались найти консенсус в отношении к проблеме изменения климата и выработать общие меры по борьбе с "глобальным потеплением". Жаркие споры, раскол между развитыми и бедными странами, полудетективные истории с утечками информации и кампания по дискредитации самой проблемы - все это окончилось одним огромным пшиком. К согласию прийти не удалось. Проблема антропогенного воздействия на климат в настоящее время настолько неясна и полна противоречий, что однозначно оценить итоги саммита в Копенгагене невозможно. Стал ли он провалом или наоборот - шагом вперед в понимании всей глубины и сложности затронутых вопросов, станет ясно гораздо позже.

Нападение на итальянского премьера, которое произошло в Милане 13 декабря, на несколько дней стало в мировых СМИ главной новостью, затмив собой и Копенгаген, и Таиланд. Страдающий психическим расстройством Массимо Тарталья бросил в лицо Сильвио Берлускони сувенирную статуэтку миланского собора. В результате глава итальянского правительства получил серьезные ранения и четыре дня провел в больнице. Врачи заявили, что последствия могли быть еще более серьезными и Берлускони, в общем-то, повезло. Выписавшись, премьер простил обидчика, однако заявил, что тот должен быть строго наказан, чтобы не провоцировать остальных итальянцев на подобные инциденты.

И все же самым резонансным событием конца 2009 года, безусловно, стал референдум в тихой и богатой Швейцарии. В ходе общенародного голосования швейцарцы решили запретить строительство минаретов в стране. Неприкрытая антиисламская акция стала шокирующей неожиданностью для остальной Европы и породила волну выступлений политиков и общественных деятелей, порой весьма резких, но предсказуемых. Приверженцы ислама и сторонники толерантности осудили итоги референдума. Официальные политики также высказывали сожаление по поводу издержек прямой демократии. Все-таки спокойнее, когда такие щекотливые вопросы решают парламенты, а не сами избиратели.

lenta.ru

http://lenta.ru/topics/ny2010/finworldpolitik/

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: