Чем непростые десятые будут отличаться от сытых нулевых лет

В категориях: Трудные места

Петр Кирьян

Если не заниматься модернизацией сегодня, то завтра это делать придется еще труднее. Так президент Дмитрий Медведев ответил на один из вопросов в программе «Итоги года». Мало кто будет спорить, что модернизация нужна и государству, и обществу, которые вынуждены снова договариваться о правилах игры. Первое уже не может гарантировать сытость в обмен на молчаливое согласие, да и граждане хотят «эффективного государства», а не толпы разношерстных чиновников.

Лучшей иллюстрацией уходящего года служат пожары в Центральной России. Не по документам, а по ощущениям со стихией люди боролись сами, сами покупали пожарные рукава, продукты, медикаменты и искали пожарную технику, которая не всегда ехала туда, куда надо. Люди отдельно, государство отдельно, никогда прежде это не было столь очевидно. Можно возразить: дома-то погорельцам отстроили за счет бюджета. Да, но из тех средств, что граждане уже заплатили в виде налогов. Это самый грустный итог нулевых: в стране, где граждане делают работу за чиновников, жизнь невольно идет по заветам XV века: отдал дань суверену, а дальше крутись как можешь.

Даже споры граждан с государством носят характер, близкий к Средневековью. Кто-то решил, что не стоит доносить свою позицию до жителей Химок, а можно обойтись милицией и людьми в кожаных куртках. В ответ полетели камни в здание местной администрации. Дошло до того, что только президент оказался способен придать истории хоть какой-то приличный вид, даже если не все рады ее итогу. Случившееся — приговор вертикали власти в ее нынешнем виде, потому что если для решения местной проблемы нужен окрик из Кремля и работа в Белом доме, значит, вертикаль есть, а вот дееспособной власти ниже указанных пределов нет.

То, что случилось под занавес года на Манежной площади, это не национализм или экстремизм, о котором столько говорили. Сегодня толпа не может собраться под лозунгами «Перестройка, демократизация, гласность», ее объединяет не стремление к переменам, а требование «справедливости», порой в уродливом виде. Справедливость понимается не так, как это видится в Минфине: денег не надо, хочется, чтобы государство делало свою работу, чтобы милиция ловила преступников, налоговая не требовала бумажку на каждый вычет, детский сад был ближе, чем две остановки на метро. На последней «прямой линии» с Владимиром Путиным было видно, что он уже не может, как дядя Степа, постоянно ездить по регионам и разбирать, кто прав, кто виноват. По телефону его благодарили за то, что «вы есть», а на электронном табло шли вопросы про работу, пенсии и проблемы.

Очевидно, что выход из тупика не в политической оттепели, о которой столько говорит уличная оппозиция, и не в «усилении государства» — оно десять лет только и делает, что набирает вес. Просто выбранная модель диалога общество — государство устарела, так бывало в истории не раз. Кризис доказал конченым оптимистам, что государственной медицины нет (если не считать за таковую ритуальные услуги), бесплатное образование уже давно не гарантирует ни успеха, ни продвижения, государство не гарантирует даже простого порядка на улице. А значит, двадцать лет спустя после развала СССР придется сесть за стол и договариваться. О чем? Например, за что платить налоги и как их отрабатывать чиновникам. Работа уже началась, принимаются законы, которые меняют сферы и здравоохранения, и образования, и правопорядка. На очереди механизмы ответственности чиновников за работу.

Политикам и просто недовольным, тем, кто десять лет наблюдал за властью по центральному ТВ, хотелось бы, чтобы исторический суд над ними случился на думских выборах 2011 года или президентских 2012-го. Но у Кремля и Белого дома есть в запасе один выборный цикл. Недовольные с Манежной будут играть важную роль на выборах не сегодня, а под занавес десятых. Это будет не скорый, но жесткий суд, который свершит поколение, которому мало того, что на полках нет дефицита и можно летать за границу. Они просто хотят жить в нормальной и безопасной стране без всяких рассуждений в духе «зато мы делаем ракеты». И этого можно достичь, о чем и говорит Дмитрий Медведев, рассуждая о различных проблемах.

Но один президент в поле не воин, тем более что к нему-то и претензий мало, основные события развиваются на местном уровне. Это здесь фанаты штурмуют милицию, чтобы она не отпускала на все четыре стороны подозреваемых, это здесь требуют воды, света и тепла. Тем, кто не верит в то, что такие протесты могут менять жизнь, стоит прочитать хотя бы книгу Тома Вульфа «Костры амбиций». Обычный конфликт на дороге обернулся социальным и политическим конфликтом в масштабе Нью-Йорка (история выдумана, но списана с реальных конфликтов). Аварии на дорогах уже есть, недовольство окружающей реальностью тоже. 2011-й и последующие годы станут временем перемен на местах, когда для решения проблем в Москву звонить уже не будут.

http://www.rbcdaily.ru/2010/12/28/focus/562949979475955

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: