ДВЕ МОЛИТВЫ ВЕРЫ МОИСЕЯ

В категориях: Спаси и защити

 В.Я. Канатуш 

Верой побеждали царства, творили правду.., были крепки на войне, прогоняли полки чужих.

Евр. 11:33-34

 
 

Слова эпиграфа, обобщающие могущественные действия веры многих святых, более всего отражают молитвенный подвиг Моисея, необыкновенные дела его веры и служения.

Моисей — удивительная личность в Писании, талант которой многогранен.

Моисей был не только великим мужем веры, но и великим мужем молитвы. Молитвой он достиг высшего величия. Он был влиятельным вождем и наставником народа не в силу своей гениальности, блестящих мыслей, неисчерпаемых сил, способностей, образования или природных данных (хотя все это играет свою роль), но потому, что молился. Благодаря молитве в его распоряжении была сила Божия, которая и оказывала такое сильное влияние на людей. На протяжении всего повествования о его деятельности Библия представляет нам Моисея, как мужа настойчивой молитвы, который сознавал ее бесконечные возможности и Божественную необходимость и находил в ней разрешение всех проблем. Для него молитва была так же важна, как и другие его обязанности. Источник его силы и успех служения заключался именно в молитве. Он не просто молился, он боролся в молитве, а это требовало большого напряжения сил, времени и искусства. Молитва всецело владела его жизнью, была существенной составной частью его служения, открывала перед ним путь; в ней он черпал силу для своего нелегкого поприща.

Из повествования о Моисее как вожде и молитвеннике ясно вытекает мысль, что молитва — это не просто долг или обязанность, но это упражнение, требующее крайней духовной дисциплины и сосредоточенности. Он постоянно прибегал к молитве и подвизался в ней до полного изнеможения. Молитвенная борьба его обессиливала, измучивала, изнуряла; он уставал от парализующей слабости своего тела, зато достигал просимого и полной победы в борьбе.

Благодаря молитве Моисей поднялся на новую, более высокую ступень своего служения людям: он приобрел дух отца, священника, стал ходатаем и заступником перед праведным небом за много раз согрешавший и падавший народ. А когда Израиль подвергся величайшей опасности истребления через амаликитян, Моисей оружием веры и молитвы сразился с властями тьмы и во имя Божие одержал победу. Молящийся Моисей преодолел коварное противодействие сатаны в лице Амалика.

Молитвенное ходатайство и молитвенное борение Моисея неподражаемы.

Читая историю об Исходе Израиля, приходится удивляться: до чего этот народ был своенравным, непокорным, маловерным и малодушным! Столько чудес он видел, столько пережил благословений от Господа и при этом так много согрешал. Это был не просто плотской, но, по свидетельству Самого Господа, «жестоковыйный» народ (Исх. 32:9-10). Малейшие затруднения и невзгоды повергали его в уныние и ропот, и Моисею нелегко было справиться с его необузданностью и бунтами; часто приходилось нянчиться с ним, как матери с капризным ребенком.

Эта строптивость и малодушие древних евреев, отвергавших и забывавших благодеяния Бога,— образ души, противящейся Его Благодати и милости.

Реакция Моисея на постоянное бурление народа была образцовой. В неимоверно сложных обстоятельствах он всегда сохранял выдержку и полное достоинства спокойствие. Такие понятия, как личный престиж или авторитет для него не существовали, ибо он искал славы Божией. Он умер для своего «я» и обрел совершенно новые качества — качества духовного человека. Его кротость и смирение помогли ему вынести величайшее бремя — бремя всего народа. Он не только не обижался на ропотников, но прощал их, заботился о них и отечески умиротворял их души, регулируя между людьми отношения и ходатайствуя за них перед Богом.

Книга Исход (17:1-7) представляет нам один из замечательных примеров ходатайственной молитвы Моисея.

Народ двинулся из пустыни Син и расположился станом в Рефидиме. Там не было воды, и люди в очередной раз подняли ропот. Этот ропот возрос до кощунственного утверждения: Моисей вывел нас из Египта для того, чтобы жаждой уморить нас, наши семьи и стада! Сколько кричащей плоти и духовной слепоты в этом их дерзком ропоте! Не их ли Бог перевел через воды Красного моря, которые силой Божией расступились в разные стороны? Разве Бог бессилен, чтобы напоить жаждущих? Где вера ваша? Но как скоро они забыли Его великие дела, Его милости и щедроты! Кажется, невозможно простить этот кощунственный ропот народа...

Что же делает Моисей? Сперва он пытается вразумить, усовестить народ: «Что вы укоряете меня? что искушаете Господа?» Но слова его не достигают успеха: народ еще сильнее начал роптать. Что было делать в таком положении? И тогда Моисей идет с молитвой к Богу. Он не просто молится, — он возвышает свой голос до великого вопля, прося у Бога совета и помощи: «Что мне делать с этим народом? еще немного, и побьют меня камнями». В своем тяжелейшем духовном конфликте и глубоком внутреннем беспокойстве он борется за то, чтобы разрешить проблему.

Господь поспешил ему на помощь и указал, где взять воду: «И сказал Господь Моисею: пойди перед народом, и возьми с собою некоторых из старейшин Израильских, и жезл твой..; вот, Я стану перед тобою там на скале в Хориве, и ты ударишь в скалу, и пойдет из нее вода и будет пить народ» (стт. 5-6).

В этом ответе содержится наставление и Моисею: этих негодных, ропщущих, бунтующих, готовых побить камнями надлежит терпеливо нести, заботиться о них, воспитывать их, удовлетворять их нужды. И Моисей в точности исполняет повеление Божие: он ударяет скалу — и потекла пресная, живая вода, благословение для измученного от жажды народа. Бог посредством жезла совершает великое чудо. Псалмопевец, размышляя об этом событии, облекает его в поэтические образы: «Рассек камень в пустыне, и напоил их как из великой бездны. Из скалы извел потоки, и воды потекли как реки» (Пс. 77:15-20); «Разверз камень, и потекли воды, потекли рекою по местам сухим» (Пс. 104:41).

Комментируя это событие с духовной точки зрения, Ап. Павел пишет: «...все пили одно и то же духовное питие, ибо пили из духовного последующего камня; камень же был Христос» (1Кор. 10:4).

Как не вспомнить здесь о страдающем Христе? «Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились... Он истязуем был, но страдал добровольно...» (Ис. 53:5-7).

Скала в Хориве — прообраз страдающего Христа. Он принял на Себя удары и поношения для блага людей. Его страдания открыли для нас, живущих в пустыне греха и умирающих от духовной жажды, живительный источник воды. Ударенная скала в Хориве — это распятый Христос, из Которого текут воды Благодати для жаждущего человечества. Вода в Библии — прообраз Слова Божия и Духа Святого, возрождающих нас. А потому свежая, пресная, родниковая вода в пустыне — жизнь для истомленных. Соленая или мертвая вода, непригодная для питья — образ мирских благ, приводящих к разложению и погибели.

Скала в Хориве указывает не только на Христа, но и на тех, кто идет по Его следам и не избегает ударов. Мы должны научиться молчаливо и мужественно выдерживать любые удары, как и Он «не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и, как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих» (Ис. 53:7). Перенося тяжкие страдания, Иисус молился за Своих мучителей, благословлял врагов. Не горькую воду проклятия, но живую, студеную давала эта Скала.

«Хорив» означает: «пустыня, глушь, дикая местность». Но когда Моисей ударил там в скалу, потекли чудные, обильные воды. История эта пристыдила тогда Израиль. Но и для нас она служит увещанием, о котором мы не должны забывать, когда оказываемся перед подобными затруднениями.

Роль ходатайственной молитвы Моисея в становлении Израиля трудно переоценить. Но, воспитывая народ, Бог одновременно воспитывал и самого Моисея. Он хотел приобщить его к тому роду служения, которое неизбежно сопровождает любого руководителя, — служению ходатая и посредника, фактически священника. Бог пробуждал в его душе те чувства сострадания и милосердия, без которых он как вождь и законодатель народа не мог бы состояться. Бог внушал ему пастырский дух: спасая своих братьев и ведя их к более высоким целям, он должен любить их и в состоянии подъема и воодушевления, и в состоянии падения и ослепления, должен носить их немощи и бремена. Через Моисея Господь находил доступ к сердцу народа, через Моисея и народ находил доступ к Богу.

Рассматриваемый нами случай произошел в самом начале Исхода, в Рефидиме, при выходе из пустыни Син (Чис. 33:11). Моисей дал название тому месту «Масса и Мерива», т. е. искушение и укорение (Исх. 17:7).

Подобный случай повторился в конце сорокалетнего странствования Израиля, уже с новым поколением, и тоже в пустыне Син, в Кадесе (Чис. 20:1-13; 33:36). На первый взгляд кажется, что это одна и та же история — так много здесь сходства. Но разница между ними весьма существенна: в Хориве Бог повелел ударить скалу, в Кадесе — только обратиться к скале со словами.

Как поступил Моисей на этот раз?

Вместо того, чтобы только сказать скале, он гневно ударяет в нее дважды и этим крупно погрешает перед Господом. Почему? Можно было бы подумать, что он погрешил вследствие своего возмущения неверностью народа, как это комментирует псалмопевец: «И прогневали Бога у вод Меривы, и Моисей потерпел за них. Ибо они огорчили дух его, и он погрешил устами своими» (Пс. 105:32-33). Но дело здесь не только в этом.

История об этой скале, кроме поучения, имеет глубоко пророческий смысл. Ударенная скала — образ Христа страдающего в Свое Первое Пришествие, когда Он был отвержен, презрен и прибит к кресту. Во Второе Пришествие Он явится как Царь, прославленный Глава Церкви, живущий Духом Святым в душах Своих искупленных. И отношение к Нему теперь должно быть подобающим — более духовным, более зрелым и возвышенным. Мы не должны Его уничижать, ударять грехами своими. Как Царь наш, Он достоин славы, чести и преклонения. Но, может быть, мы непослушны, как Моисей, и ударяем Его? Он стерпит любую боль, но оттого потерпим и мы.

Можно было бы предположить, что Бог, при таком очевидном пренебрежении Его волей, не даст обещанной воды. Но Он, невзирая на согрешение Моисея, подкрепил жаждущий народ, ибо из-за неверности Его служителей не должны страдать люди. Со служителями Он разбирается отдельно. Безусловная милость Божия, несмотря на удары и глумление людей, продолжает изливаться на этот недостойный, погрязший в грехах мир. Он остается неизменно верным, хотя Его творение проявляет неверность (Вт. 32:4; 2Тим. 2:13).

Это повествование преподает нам еще больший урок: то, что в Хориве было правильным и в согласии с волей Божией, во втором случае, в Мериве, было неправильным и против Его воли. Эта истина должна предохранить нас от легкомыслия и высокомерия и не позволить думать о себе и своих дарованиях больше, чем положено. Она должна удержать нас в покорной зависимости от Бога. Мы должны помнить, что существуют правила, которые даны нам на вечные времена, а другие — только для ориентира.

На протяжении своего сорокалетнего странствования по пустыне Израиль много раз искушал Господа, и Моисей неоднократно вымаливал для него прощение. Так было, когда израильтяне сделали себе идола и устроили вокруг него пляску по обычаю египтян (Исх. 32). Это был их тяжкий грех отступления от Господа (Пс. 105:19-23). Разгневанный Моисей сжег этого идола в огне, растер в порошок, рассыпал по воде и дал ее пить народу. Затем призвал сынов Левия и повелел мечом истребить всех инициаторов и зачинщиков греха. Левиты умертвили около трех тысяч человек. Остальной народ Моисей призвал к освящению и посвящению себя Господу. На другой день он сказал народу: «Вы сделали великий грех; итак я взойду к Господу, не заглажу ли греха вашего. И возвратился Моисей к Господу и сказал: «О, народ сей сделал великий грех: сделал себе золотого бога. Прости им грех их. А если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал» (стт. 30-32).

Чтобы спасти Израиль от Господнего гнева, Моисей предлагает свою собственную жизнь. Он готов взять грех народа на себя, если Бог не найдет другого способа простить Израиля. Он просит Господа, чтобы его жизнь стала искуплением за грехи народа. Как представитель колена священства и сам исполненный священнического духа, Моисей мог сделать грандиозное жертвоприношение из тысячи овец и быков, но он просто предложил свою жизнь и этим символически отобразил Христа, взявшего на Себя грехи человечества.

Моисей вымолил народу прощение. Его молитва, предложившая Богу себя во искупление грехов народа, — это не просто молитва высочайшего посвящения и ходатайства. Это жертвенная молитва, молитва самой великой и невосполнимой жертвы. Только великие мужи веры готовы были разделить участь своего народа, какой бы печальной она ни была. Они настолько отождествлялись с ним, что Бог мог использовать их как орудие избавления и благословения этого народа. В решающий час испытаний они способны были возвращать отпадших к Богу. Таковы были Моисей в Ветхом и Павел в Новом Заветах (Рим. 9:1-4).

Четыре раза Господь хотел истребить этот народ за его грех ропота, возмущения и отступления: Исх. 32:11-14; Чис. 14:1-24; 16:20-22; 16:41-45. И все четыре раза Моисей заступил его. Был ли Моисей милосерднее Бога? Нет, конечно. Но Бог, созидая Израиля в особый народ, таким образом хотел избавить его от внешнего и внутреннего рабства — от порабощения грехами плоти и от привязанностей сердца к этим грехам. Благодаря помощи Господа Моисей достиг успеха в своей заботе о народе.

Моисей терпеливо нес бремя народа и на высшем уровне исполнил закон Христа, который в Новом Завете повелевает верующим носить «бремена друг друга» (Гал. 6:1-2). Он на все времена явил чудный пример пастырства, показав служителям Церкви, как надлежит пасти Божие стадо, «надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду...» (1Пет. 5:1-3). В этом он — великий прообраз Иисуса Христа, истинного Пастыря и Ходатая Нового Завета, Который полагал Свою душу за овец.

Моисей сумел показать людям не только любовь Божию, Его прощение и бесконечное долготерпение, но и Божию строгость, справедливость и суд. Некто сказал: «Истинное руководство всегда требует большой дани от всего человека. И чем больше он годится для руководства, тем выше та цена, которую он за это платит». Моисей уплатил высокую цену: он пережил путь креста, одиночество, критику, отвержение, изнеможение в трудах и борьбе. Его жизнь и служение — сплошная жертва.  Какой это пример для нас! Способны ли мы на такое самопожертвование? Ибо только такой человек может быть ходатаем за других. Да, велика была вера пророческой души Моисея в Божию благость и справедливость. Велика была и сила его заступнических молитв. Один муж веры, насмерть стоящий «в проломе» (Иез. 22:30) за народ, спасает его от гибели!

Ходатайственное служение Моисея за наследие Божие окончилось с его жизнью на земле. Мы же в новозаветное время имеем такого Ходатая, Который вечно жив, чтобы всегда предстоять пред Богом за нас (1Ин. 2:1-2; Евр. 7:24-25). Когда мы в искушении, в борьбе или нам грозит большая опасность, и мы мечемся, не зная, как поступить и на что решиться, вопием к Богу, — тогда к нашим молитвам Господь присоединяет Свою и ходатайствует за нас пред Отцом. Он ходатайствует за нас и тогда, когда мы согрешаем и падаем, как это делал Моисей за согрешивший народ. Иисус поднимает нас и дает нам новые силы для борьбы и победоносной жизни.

Итак, молитва веры, которую Моисей приносил за свой народ и которую мы рассмотрели, является дивным примером ходатайственной веры. Она учит нас любить и быть ходатаями за своих ближних. Таким образом исполняется правда Божия.

 

http://www.maloestado.com/books/VKanatush/herosoffaith.htm

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: