Персоны года — 2010

В категориях: Общество, Церковь и власть


Политик года

Виктор Янукович, президент Украины

«Рецидивиста на нары, тогда мы пойдем на пары!» Под таким лозунгом киевские студенты шли на Майдан в ноябре 2004 г., чтобы не допустить избрания Виктора Януковича президентом. Не исключено, что некоторые из них в феврале 2010 г. голосовали уже за него. Он получил почти на 1 млн голосов больше, чем Юлия Тимошенко. При таком отрыве ей трудно было доказать, что победу украли. Да и кандидатом власти была именно она.

Если в 2004-м, выбирая Виктора Ющенко, голосовали против режима Леонида Кучмы, то в 2010-м, выбирая Януковича, голосовали против управленческого стиля Тимошенко. Януковичу не надо было доказывать, что во главе правительства он эффективнее: цифры спада и подъема агитировали сами за себя. В посткризисный год эти доводы оказались сильнее, чем страх перед уголовным прошлым и «донецким засильем».

Но когда Янукович пришел к власти, выяснилось, что он не только хозяйственник, а еще и дипломат. В апреле он заключил «харьковский договор» с Россией: продление срока аренды баз Черноморского флота в Крыму с 2017 по 2042 г. в обмен на скидку для российского газа до $40 млрд в течение 10 лет. Договор разом убрал поводы для газовых и крымских войн.

К разочарованию оппонентов, трубивших о пророссийском курсе, с Европой и США Янукович тоже не поссорился. И хотя отказался от вступления в НАТО, взял курс на вступление в ЕС. Европейцы если и критикуют его авторитарный стиль, то скорее для проформы.

Авторитарный стиль налицо: ужесточение закона о выборах, закрытая информполитика, репрессии против Тимошенко и ее соратников. Но когда бизнесмены вышли против нового налогового кодекса на Майдан, президент вышел к ним и закон поменял, найдя компромисс между бюджетом и бизнесом. Он на удивление хорошо владеет искусством возможного. Искусством политиков, берущих власть всерьез и надолго.

Бизнесмен года

Юрий Мильнер, основатель Mail.ru Group и DST Global

Когда в 1999 г. бывший менеджер Всемирного банка и «Менатепа» Юрий Мильнер начал инвестировать в рунет, уже существовали и «Яндекс», и Rambler. Момент для старта был выбран, как теперь ясно, рискованный. Только отгремел кризис 1998-го, зато уже назревал крах доткомов.

Но инвестиции Мильнера не сгорели. Вложение в Port.ru оказалось удачным: вскоре этот портал влился в Mail.ru. Позже были Molotok.ru, Headhunter.ru, «Одноклассники», «В контакте» (аналог Facebook, кое в чем, по мнению Мильнера, даже превосходящий его). Сама Facebook тоже пополнила коллекцию Мильнера и его партнеров.

В 2009 г. Мильнер попал в пятерку «самых умных технологических инвесторов» журнала Fortune — как раз когда ухитрился ударить по рукам с не самым дружелюбным Марком Цукербергом. А в этом году стало ясно, что Мильнер еще и один из самых успешных инвесторов. Основанная им DST (по-новому — Mail.ru Group) разместила акции на Лондонской бирже, спрос превысил предложение в 20 раз! Мильнер с партнерами заработал на IPO $403 млн. Хотя и неуспешные проекты, конечно, были — например, попытки купить «Яндекс» или Twitter.

Уже три года партнер Мильнера — Алишер Усманов, на чьи деньги в основном и покупались западные активы (доли в Facebook, Groupon, Zynga). Это не менее ценное умение — найти состоятельного и политически правильного партнера и увлечь его своей безграничной верой в будущее интернета. В обмен на инвестиции, причем в те самые доткомы, оглушительно ухнувшие в 2000-м.

Мильнер не первый инвестор рунета, но, возможно, один из первых, поверивших в «новую экономику», основанную на повсеместной интернетизации. Сам он, правда, уточняет: никакой новой экономики нет, есть лишь «неожиданный эффект ускорения» от того, что миллиарды людей могут достучаться друг до друга через интернет. Просто для Мильнера этот эффект был чуть более ожидаемым, чем для многих.

Профессионал года

Леонид Парфенов, журналист

Леониду Парфенову практически удалось войти в одну реку дважды, вернувшись на центральный телеканал. И хотя между НТВ, одним из символов которого Парфенов стал в 90-е гг. прошлого века, и «Первым» он не сидел сложа руки, именно работа в кадре — его стихия. У кого в такой ситуации поднимется рука рубить под собой сук? Промедление смерти подобно, парирует Парфенов. По древу ТВ расползаются метастазы, разлагающие как телевизионную журналистику, так и зрителей.

С ними-то коллег по цеху и призвал бороться Парфенов, впервые за долгое время появившийся перед телекамерами на вручении премии Владислава Листьева взволнованным и читающим текст по бумажке, которую достал трясущимися руками. Но в тот момент он думал не об имидже, а о репутации, которая куда важнее для независимого журналиста.

Горькую правду о современном отечественном телевидении, превратившемся из средства массовой информации и гражданского института в инструмент развлечений и пропаганды, Парфенов говорил в лицо людям, сделавшим телевидение именно таким. Людям, от которых зависит не только его карьера и самореализация, но и просто средства к существованию. Именно им он объяснял, что нельзя считать журналистикой среду, в которой журналист — скорее чиновник, следующий логике служения и подчинения. А ведь для большинства людей журналистику вообще представляют в первую очередь тележурналисты.

Парфенов никогда не был оголтелым критиком власти. Однако без свободы рассуждения о ней и диалога с власть имущими невозможны ни журналистика, ни как таковое гражданское общество. А цензура и самоцензура телевизионщиков, боящихся недовольства сверху, убивают эти вещи на корню. Парфенов не призывает к революции: «сам никакой не борец и от других подвигов не жду». Да они и не понадобятся, если каждый в стране, включая журналистов и чиновников, свою работу будет делать по совести.

Загадка года

Путин или Медведев? Кто из правящего тандема пойдет на выборы 2012 г.

Кто будет следующим президентом — снова Путин или опять Медведев? Под конец года этот вопрос все сильнее терзал многих неравнодушных сограждан. Ну ладно журналисты — им положено при каждой возможности задавать надоевший уже вопрос «кто из вас будет баллотироваться в президенты?» или хотя бы «когда вы примете это решение?» в надежде на сенсацию. Но в прошедшем году все, кто мог, спрашивали о том же самих журналистов. А проявившаяся к концу года повышенная чувствительность чиновников к теме «напарников по тандему» и некоторая неадекватность их реакций на вполне рядовые события — верный знак того, что вопрос «кто же?» совсем не праздный. Сколько ни старались Путин и Медведев внушать обществу, что они чуть ли не близнецы-братья, что в важных вопросах они мыслят и действуют одинаково, а значит, «проблема-2012» практически высосана из пальца, многие им не верили. И оказались правы: неодинаковость наших лидеров в ушедшем году становилась все более очевидной. И Путин, и Медведев не только по-разному реагировали на острые события — они уже начали предлагать разные решения, а к концу года вступили практически в открытую полемику. Достаточно вспомнить «вор должен сидеть в тюрьме» и «то обвинение, которое ему предъявляют сейчас, там счет идет уже на сотни миллиардов» (ответ Путина на вопрос о Ходорковском) и последовавшие за этим слова Медведева «ни президент, ни любое иное должностное лицо, состоящее на государственной службе, не имеет права высказывать свою позицию <...> до момента вынесения приговора». Противоположными были отзывы об оппозиции, о причинах отставки московского мэра и т. д. А на последнем заседании Госсовета Медведев и Путин практически в открытую спорили друг с другом. Возможно, они просто устали притворяться и все хуже играют роли «близнецов», но скорее дело в том, что оба хотят стать следующим президентом. Жаль, что они отказывают стране в праве самой выбрать одного из них, а значит, в конце следующего года загадки уже не будет. Двое проголосуют досрочно.

Частное лицо года

Джулиан Ассанж , основатель Wikileaks

Может ли обычный человек — не президент страны, не владелец корпорации — повлиять на ход истории? Основатель Wikileaks Джулиан Ассанж надеется, что да. Историю делают люди, и он может обратиться к каждому напрямую — как частное лицо к частному лицу.

Почему американцы до сих пор не нашли в Ираке оружие массового поражения? У Ассанжа есть ответ: потому что никто не готов взять на себя ответственность за такую фальшивку — правда может утечь на Wikileaks. Страх разоблачения удерживает людей от дурных поступков.

Почему начинаются войны? Потому что люди не знают, что это: власти их обманывают. Ассанж не против войны вообще. Но если война оправданна, говорите правду, и пусть люди решат, поддержать ли ее. Зная правду, люди совершают хорошие поступки.

Чтобы помочь людям сделать выбор, Ассанж создал в 2006 г. Wikileaks. Пока сайт рассказывал о махинациях президента Кении и проделках миротворцев в Конго, мало кто обращал на него внимание. Но когда в 2010 г. Wikileaks вывесил видео, как американцы в Ираке по ошибке расстреляли журналистов Reuters, сайт заметили все.

А потом там появились сотни тысяч документов о войне в Афганистане и Ираке, тайная переписка американских дипломатов, в которой много недипломатических характеристик (вроде альфа-самца Путина)…

Где Ассанж все это выкапывает? Ему помогают другие люди — такие, как рядовой армии США Брэдли Мэннинг. Он арестован по подозрению в том, что передал Wikileaks расстрельное видео.

Власти объявили Wikileaks войну. Провайдер отказал ему в хостинге, платежные системы — в сборе пожертвований, самого Ассанжа две шведские любовницы обвинили в изнасиловании (он арестован и отпущен под залог в Великобритании). Вряд ли это сработает: новый провайдер уже нашелся, сбор средств можно вести через социальные сети, а в Великобритании феминизм не так популярен, как в Швеции.

Помешать Ассанжу может другое: вдруг он ошибается в главном — и знание правды вовсе не делает людей лучше?.

Жертва года

12 убитых в станице Кущевской

Резня в Кущевской — страшная трагедия. Но еще страшнее осознание того, почему резня стала возможна. Мы тешили себя иллюзией, что мы великий народ, который долго терпит, но уж если кто тронет нашу мать-сестру-подругу — тут-то мы и выйдем всем миром, и врагу несдобровать. Но мы оказались не народом — мы оказались населением: в Кущевской нас насиловали, грабили и убивали 10 лет, и никто не вышел. А как бороться, если против тебя бандиты вместе с ментами, а закон больше не работает? Оказалось, что Кущевская — это имя нарицательное: полыхает по всей России — Энгельс, Гусь-Хрустальный, Березовск, Большая Талда…

«Резня в Кущёвке — это кровавый детектор лжи для российской власти», — констатировал на сайте «Ведомостей» известный политик начала 1990-х. К концу года очевидно, что власть этот тест не прошла: премьер-министр поет джаз, а президент поручил разобраться в том, кто же виноват в трагедии… губернатору Краснодарского края. Тому, который сначала заявил, будто не знал, что банда 10 лет терроризирует десятки тысяч человек, а через несколько дней — что банды, подобные кущевской, у него в каждом муниципалитете. До конца декабря мы не услышали больше ни об одной обезвреженной банде в крае, но губернатор по-прежнему на своем посту — как и краевые прокуроры, закрывавшие дела против банды Цапка, — а СКП рапортует, что менее чем за два месяца он раскрыл 11 из 12 убийств в Кущевской, чего местные сыщики не могли сделать годами.

Власти отказывают чувство самосохранения и здравый смысл. Не принимая адекватных кадровых решений, например, по Краснодарскому краю, Москва ставит под удар свою любимую Олимпиаду: эти люди продемонстрировали, что не способны контролировать ситуацию в собственном регионе, т. е. безопасность Игр-2014 под угрозой.

http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/252775/persony_goda_2010#ixzz19aUVXfo7

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: