Принесенные потоком

В категориях: Трудные места


Сергей Мануков

Благодаря строительству «Северного потока», уже удалось обнаружить 12 затонувших кораблей и 80 мин

После подписания в сентябре 2005 года договора о строительстве газопровода некоторые тут же окрестили его «пактом Путина—Шредера», намекая на другой исторический пакт.
Суть этого довольно абсурдного сравнения, наверное, сводится к тому, что у «Северного потока» противников так же много, как и у пресловутого пакта 1939 года. Главных оппонентов надо искать среди политиков и экологов. Что касается защитников, то их гораздо меньше. К всеобщему удивлению, ими стали историки и археологи: во время изыскательских и подготовительных работ и начавшейся весной 2010 года укладки труб на дне Балтийского моря специалисты Nord Stream AG, оператора газопровода, нашли десятки затонувших кораблей и других исторических артефактов.

У морских археологов Балтийское море на особом счету. Во-первых, оно не менее тысячи лет является оживленной торговой магистралью для государств, расположившихся на его берегах, а во-вторых, отсутствие в нем корабельного червя, которому нужна более соленая вода, позволило многим кораблям, покоящимся на морском дне, отлично сохраниться. Эти и многие другие факторы, редко встречающиеся при осуществлении подобных проектов, пришлось учитывать при подготовке и строительстве «Северного потока».

Строители работают в тесном контакте с неформальными организациями, научными и экологическими обществами. Например, чтобы не помешать нересту сельди в бухте Грайфсвальд, начало укладки труб по рекомендации экологов перенесли с начала апреля на середину мая. Ярким примером такого сотрудничества служит активное участие Nord Stream в шведском проекте «Подводное наследие — морская археология острова Готланд». Дно в его окрестностях изучено слабо. Между тем, по словам морского историка Йорана Анкарлильи, архивные документы свидетельствуют, что только за последние 250 лет в этих водах потерпели крушение больше 2,5 тыс. кораблей. Найдено же меньше 100.

Благодаря строительству «Северного потока» удалось обнаружить 12. Почти все прекрасно сохранились и представляют историческую ценность. Большинство находок относится к XVII–XIX векам, а один корабль затонул предположительно в XII веке.

Очень высоко оценили археологи и находку корабля, затопленного в 1715 году у входа в немецкую бухту Грайфсвальд в северо-восточной германской земле Мекленбург — Передняя Померания (конечный пункт газопровода). Историков давно занимает эпизод Померанской кампании Северной войны (1700—1721), когда для того, чтобы помешать датско-прусско-саксонской эскадре подойти к острову Рюген и порту Штральзунд, было затоплено два десятка кораблей. Но средств и возможностей для их поиска не было. Найденный фрегат поможет лучше изучить технологии кораблестроения конца XVII века. «Эта находка особенно ценна тем, что в архивах сохранилось очень мало документов того периода, касающихся кораблестроения», — объясняет Детлеф Янтцен, главный археолог Департамента культуры и сохранения памятников истории Мекленбурга — Передней Померании.

Совсем недавно в двух километрах к северу от немецкого порта Лумбин, где будет располагаться станция сдачи-приемки газа, строители наткнулись еще на одно судно, на этот раз грузовое, затонувшее в конце XVIII века. Водолазы сначала обнаружили чугунную корабельную печку, около которой вскоре был найден полностью покрытый илом отлично сохранившийся корабль.

Затонувшие корабли не единственные предметы, попадающиеся строителям «Северного потока» на дне Балтийского моря. Встречаются находки куда опаснее и страшнее. Одним из аргументов противников строительства, кстати, является то, что Балтийское море — кладбище не только затонувших кораблей, но и различных боеприпасов и химического оружия. В XX веке в море попало огромное количество авиационных бомб, морских мин, артиллерийских снарядов, газовых гранат и прочих взрывоопасных предметов. Союзники, к примеру, затопили в Балтике конфискованные у немцев боеприпасы. По разным оценкам, только морских мин там сейчас от 100 до 150 тыс., больше всего их в Финском заливе. Ситуация ухудшилась в начале 1960−х, когда некоторые балтийские государства начали хоронить в море химическое оружие.

За безопасность строительства отвечает британская компания Bactec International Limited, уничтожающая мины в коридоре шириной 25 м по обе стороны от газопровода методом направленных кумулятивных взрывов. Подрывной заряд доставляет робот ROV или водолазы-подрывники. Обезвреживание одной мины занимает в среднем два дня. При этом большое внимание уделяется безопасности рыб и морских животных. Их распугивают при помощи подводного ультразвукового излучателя, а перед подрывом основного заряда взрывают еще и звуковой патрон.

Пока найдено и обезврежено около 80 взрывоопасных объектов, по большей части в российских и финских территориальных водах. Совсем недавно недалеко от Лубмина нашли бомбу весом почти в тонну. Она попала в море в начале 1940−х в результате неудачных испытаний противокорабельных ракет Henschel HS 293. Бомбу отвезли на германский остров Узедом, где ее смертоносную начинку извлекли и утилизировали.               

http://expert.ru/printissues/countries/2010/06/prinesebbue_potokom/

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: