Такие разные сыновья

В категориях: Наставь и научи

Пошли вопрошать Господа!

Юрий Смирнов

Давным-давно у одного отца родились два сына. Вообще-то всего их у него их было восемь, но самых известных было два. Сначала от одной матери родился один, а потом от другой — другой. Судьба у этих сыновей была разная.  

 «По смерти Авраама Бог благословил Исаака, сына его. Исаак жил при Беэр-лахай-рои. Вот родословие Измаила, сына Авраамова, которого родила Аврааму Агарь Египтянка, служанка Саррина; и вот имена сынов Измаиловых, имена их по родословию их: первенец Измаилов Наваиоф, [за ним] Кедар, Адбеел, Мивсам, Мишма, Дума, Масса, Хадад, Фема, Иетур, Нафиш и Кедма. Сии суть сыны Измаиловы, и сии имена их, в селениях их, в кочевьях их. [Это] двенадцать князей племен их. Лет же жизни Измаиловой было сто тридцать семь лет; и скончался он, и умер, и приложился к народу своему. Они жили от Хавилы до Сура, что пред Египтом, как идешь к Ассирии. Они поселились пред лицем всех братьев своих. Вот родословие Исаака, сына Авраамова. Авраам родил Исаака» (Быт. 25:11-19).

 
 

Правда, Бог благословил их обоих. Про Исаака об этом сказано прямо здесь, про Измаила раньше, еще до его рождения («И о Измаиле Я услышал тебя: вот, Я благословлю его, и возращу его, и весьма, весьма размножу; двенадцать князей родятся от него; и Я произведу от него великий народ» (Быт. 17:20). А если Бог обещал, что благословит, то это уже то же самое, что благословил.

Завет, правда, Бог заключил с Исааком, главная линия Его сотрудничества с родом людским и каждым из нас проходит через этого сына Авраамова, брата нашего, если мы верим Библии и согласны с тем, что Авраам — отец всех верующих (Рим. 4:11).

Но Измаила Бог тоже благословил. Долгая жизнь (137 лет), спокойная (скорей всего) смерть, двенадцать князей, великий народ. Говорят, этот великий народ — арабы. «Тысяча и одна ночь», арабский халифат, герой Советского Союза Гамаль Абдель Насер. 

 
 

Разная судьба двух сыновей одного отца, которых отец любил, по-разному, но любил. Судьбы этих сыновей причудливо переплетались (Исаак облюбовал себе для жилья Беэр-лахай-рои, тот уголок, в котором ангел утешил Агарь, выгнанную в пустыню, и предсказал ей рождение Измаила), но не сплетались. Измаил оставался Измаилом, а Исаак — Исааком.

Исаака Бог тоже благословлял, но особо, потому что через Исаака Бог изливал на человечество самые главные Свои благословения и ниточка этих благословений вела к самому главному Живому Благословению — Христу.

Первое, что записано в родословии Исаака, его женитьба. По прошествии лет это событие в своей жизни мы считаем «праздником со слезами на глазах» или (особенно если мы сделали свой брак неудачным) кошмаром, о котором хотелось бы забыть навсегда, но Бог часто считает браки, которые совершаются на небесах, началом благословений. До брака Исаак прожил сорок лет, но Богу об этих сорока годах по большому счету и сказать нечего. 

Второе, что записано в родословии Исаака, — история с рождением его первенцев. Как в историях со многими великими слугами Божьими, жена его была «неплодна». Как и многие великие родители великих детей, Исаак «молился Господу о жене своей». И, как и во многих других великих и не великих случаях, Господь услышал Исаака. «И зачала Ревекка, жена его».

Но будущее благословение было вот уж в буквальном смысле «чревато» проблемами, потому что еще во чреве матери близнецы «стали биться». Настал черед молиться матери. Ревекка предчувствовала, что пинки и толчки, которыми «благословляли» друг друга, или, точнее, брат брата, будущие Исав и Иаков, совсем не звучали барабанной дробью в партитуре братской любви, и растерялась. «Если так будет, то для чего мне это?»

Но с растерянностью своей она пошла не к гадалке, не в омут отчаяния, не в запой, а «вопросить Господа». Только Бог дает плод чрева и только Бог знает, почему и зачем Он дает такой плод, который дает. И в этом случае Бог тоже, как всегда, все знал и не скрыл от Ревекки смысла пинков и толчков бушующих в ее чреве братьев:

«Господь сказал ей: два племени во чреве твоем, и два различных народа произойдут из утробы твоей; один народ сделается сильнее другого, и больший будет служить меньшему» (Быт. 25:23).

Тоже два народа, но случай здесь другой, не тот, что у Измаила с Исааком.

«И настало время родить ей: и вот близнецы в утробе ее. Первый вышел красный, весь, как кожа, косматый; и нарекли ему имя Исав. Потом вышел брат его, держась рукою своею за пяту Исава; и наречено ему имя Иаков. Исаак же был шестидесяти лет, когда они родились»
(Быт. 25:24-26).  

У одного отца от одной матери в один день по молитве рождаются два сына, которые буквально ни в чем не похожи «брат на брата» и становятся непримиримыми врагами. Но их вражда между собой — это еще цветочки. Вражда народов, от них пошедших, — вот пример истинной вражды.

Пророк Авдий, например, только об этом в своей книге и пророчествовал, о войне не на жизнь, а на смерть между народом Иакова и народом Исава. Эпизоды взаимной вражды и ненависти израильтян (Израиль — имя Иакова) и едомлян (Едом — прозвище Исава, означающее «красный») рассыпаны по всей Библии — и в книге Исход, и в книге Числ, и в Царствах, и в псалмах, и чуть ли не у каждого из пророков… и даже в Новом Завете (но об этом потом, в самом конце).

Вывод?

«Итак, возлюбленные мои, убегайте идолослужения…» (1 Кор. 10:14)

Какого идолослужения? При чем здесь идолослужение?

А дело-то в том, что, как от одного отца Авраама родились два сына с разной судьбой, как от одного отца Исаака родились два заклятых брата-близнеца, так и от Отца нашего небесного, от одной матери земной родился человек, который в самом себе носит двух непримиримых врагов и, наверное, тоже еще до рождения начал биться сам с собой.

«Во мне два Я — два полюса планеты,

Два разных человека, два врага»  
(В. Высоцкий).

И вот этот человек с двумя своими «я» дожил до сегодняшнего дня. И вот он слушает слова апостола Павла:

«Итак, возлюбленные мои, убегайте идолослужения. Я говорю [вам] как рассудительным; сами рассудите о том, что говорю. Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова? Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба. Посмотрите на Израиля по плоти: те, которые едят жертвы, не участники ли жертвенника? Что же я говорю? То ли, что идол есть что-нибудь, или идоложертвенное значит что-нибудь? [Нет], но что язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу. Но я не хочу, чтобы вы были в общении с бесами. Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую; не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской. Неужели мы [решимся] раздражать Господа? Разве мы сильнее Его?» (1 Кор. 10:14-22)

Да, от одного отца рождаются дети с разной судьбой. Да, мы бываем разными в 15 и 50 лет. С утра и к вечеру, зимой и летом мы совсем не одним цветом, но разная судьба не значит «два полюса», не нужно доводить до завершения обе линии вражды, давать волю и Божьему, и дьявольскому, сатанинскому в себе. Все люди устроены так, что хотят заглянуть в будущее, но тот, кто пытается заглянуть в него через гороскопы, глядит в немигающее око сатаны. Всем хочется, чтобы у них не болела голова, но тот, кто идет лечить свое «биополе» и тем более тот, кто утверждает, что лечит, воздействуя на это «поле», резвится на поле, усеянном телами убитых до рождения младенцев и обгоревшими черепами первенцев, брошенных в жертвенные костры Ваалов. Волю дьяволу в себе давать нельзя, иначе нами будет руководить дьявол.

Я говорил, что вражда Исава и Иакова продолжается в Новом Завете. Помните, кто был одним из последних потомков Исава? Ирод идумеянин, который увлекался политикой и в борьбе с «узурпатором и диктатором» Христом, грозившим отобрать у него с таким трудом доставшуюся власть, усыпавший Вифлеем костями младенцев и поднявший руку на Сына Божьего, а значит, и на Отца.

Если будем заглядывать, с верой, в гороскопы, если будем резвиться по «биополю», если будем приписывать слова сатаны Богу, а слова Бога — сатане, мы станем Отцеубийцами.

Да, мы рождаемся разными. Да, душа у нас всех больна раздвоением. Да, дьявол с Богом борется в сердце каждого из нас. Да, мы все падаем. Но жизненно и смертельно важный вопрос — что поднимает нас после падений наших: рука Божья или дьявольская лапа, которая вкладывает нам в уста богохульные слова, в сердце богохульные мысли, а в руку — меч, который советует вонзить в любящее сердце Божье, но он почему-то вонзается только в наше сердце?

И об этом нам нужно постоянно и всерьез, как Ревекке, ходить «вопросить Господа». Пошли сходим? Чего откладывать?

 
 

http://www.protestant.ru/news/analitiks/?id=4646

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: