ВЕРА САМУИЛА

В категориях: Личное освящение - свеча, зажженная во тьме

 В.Я. Канатуш 

 

...о Самуиле и других пророках, которые верой побеждали царства, творили правду, получали обетования, заграждали уста львов,.. прогоняли полки чужих.

Евр. 11:32-34

 
 

Самуил — один из многих великих мужей Израиля. Запись о нем в Священном Писании весьма поучительна для нас. Он — непревзойденный образ тихого, незаметного, глубоко-сердечного, спокойного, безмятежного и непоколебимого упования на Бога от начала жизни и до последнего ее часа, которому может подражать любая христианская душа. Величие его жизни, служения и всей его деятельности проявилось не в военных подвигах, как у Иисуса Навина и других предводителей и судей Израиля; не в дипломатическом гении, как у премудрого царя Соломона; и не в ловких политических деяниях, совершенных позднейшими царями Израиля, а в его преданности и посвященности Богу.

Нет сомнения в том, что Самуил среди пророков и вождей еврейского народа занимает одно из выдающихся мест. Он является для нас большим примером в нескольких планах. Фактически Самуил представляет собой два типа служителей: он и судья, он и пророк. Он родился и жил в переломный период истории Израиля: это было время, когда в народе пробудилось сознание; нравственный и духовный упадок сменился духовным подъемом. Хотя при судьях народ все время периодически отпадал от Бога, но Господь воздвигал ему избавителей, которые всячески заступали и освобождали его. Поэтому, несмотря на частые отпадения, Израиль все-таки набрал силу, укрепился в вере и уповании на Господа. Самуил стал тем человеком, через которого Господь начал совершать восстановление Своей славы в Израиле. Давид продолжил это дело и довел его до конца.

«Выступление Самуила, — пишет богослов Я. Крекер, — было подобно появлению утренней зари в мрачной ночи периода судей Израиля... В своих решениях он не определялся своим временем, но время свое определял полученным откровением... Это была личность, которая оказала решающее влияние на продолжение истории израильского народа».

Самуил был последним и лучшим из судей и в то же время полноправным пророком, — человеком, которого Господь использовал для того, чтобы открывать Свою волю народу. До него судьи, эти воинственные люди, и даже священники не смогли до конца выполнить задачи Божией в народе. И тогда Он поставляет нового судью и одновременно наделяет его пророческим даром. Пророк всегда отличается тем, что доносит волю Божию своему народу.

Самуил стоит на стыке двух эпох: от теократии к монархии. Им заканчивается время теократии и при нем начинается монархия. Чтобы лучше понять образ Самуила, кратко обрисуем его эпоху.

 
 

Израиль переживал тогда нелегкие времена: Его кругом теснили враги, особенно филистимляне, жестокие язычники, стычки с которыми продолжались десятилетиями. И в этой продолжительной борьбе ни те, ни другие не могли одержать решающей победы. В самом Израиле не было твердого упования на Господа. Оттого, что не было просвещенного вождя, который держал бы израильтян под строгой дисциплиной установленных Богом законов, они погрузились в глубокую тьму, наведенную на них злыми духовными властями, прельщавшими их и увлекавшими в грех идолопоклонства.

В связи с духовным упадком снизилась и нравственность народа. В Силоме, общенародном святилище, где еще сохранялось истинное богопочитание и где находился Ковчег Завета, негодные сыновья священника Илии прямо у входа в скинию собрания грешили с женщинами, развращая народ (1Цар. 2:22-24). Хотя они и были священники, но Господа не знали и своего священнического долга не соблюдали. Своим поведением они отвращали народ от жертвоприношений. Илий, исполнявший обязанности первосвященника и судьи, знал, как бесчинствуют его сыновья, но не обуздывал их и этим потворствовал их греху. В Силоме, где проходило его служение, везде господствовали вялое безначалие, вносившее всюду беспорядок, и Илий бессилен был что-то поправить (1Цар. 2:12-17).

Конечно, это было чудо, что в такое смутное время в израильском народе находились верные Господу люди, не склонившиеся перед Ваалом. Они приходили на поклонение Иегове в Силом, центр духовного движения в Израиле. Одним из таких почитателей святыни был Елкана, благочестивый муж семейства, будущий отец Самуила, на которого не повлияло нечестие сыновей Илии.

Это было время, о котором Писание говорит с печалью: «Каждый делал то, что ему казалось справедливым» (Суд. 21:25). Во всем Израиле не было человека, могущего положительно влиять на народ и обличать творимое среди него зло. Не было твердой, богобоязненной руки настоящего правителя и священника, не было и пророка. «Знамений наших мы не видим. Нет уже пророка, и нет с нами, кто знал бы, доколе это будет», — со справедливой скорбью сетует об этом времени псалмопевец Асаф (Пс. 73:1-10). И когда вспыхнула очередная война между израильтянами и филистимлянами у Азека, израильтяне положились не на Господа, а на Ковчег Завета. Они вынесли его из скинии и поставили в стане на поле сражения. В момент атаки, когда филистимляне нанесли им сокрушительное поражение, израильтяне бежали, бросив Ковчег. В качестве военного трофея он был захвачен филистимлянами и отправлен в Азот, в храм бога Дагона. Позже, когда Господь наказывал филистимлян за Ковчег, они возвратили его Израилю.

Поражение у Азека потрясло израильский народ, особенно его князей, которые в подавленном настроении вопрошали Господа о причине такого унижения. «И отошла слава от Израиля», — сказано в 1Цар. 4:20-22. За грех отступления и уклонение к идолам Бог предал их поражению, и слава Божия отошла от них (1Цар. 4:10-11). Какое это большое горе и какой позор — потерять славу Божию! Израиль призван был возвещать эту славу окружающим народам, быть светочем для них, но утратил ее сам.

Мы никогда не должны забывать эту серьезную истину: если мы духовно стоим высоко, силы зла не касаются нас (1Ин. 5:18). Но как только мы начинаем колебаться, отступать от истины или допускать грех, духи зла снова начинают усиленно осаждать наши пути. Так постепенно мы приходим в духовный упадок, ведущий к бесславию Господа.

 
 

В это трудное время Бог искал в Израиле человека, который мог бы восстановить славу Божию и истинное богопочитание в народе. Он нашел его в лице Самуила. Именно нашел, потому что Самуил был вымолен у Бога женщиной, сумевшей понять вопиющую нужду своего народа и скорбь сердца Божия. Этой женщиной явилась Анна. Хотя здесь рассказ о ее сыне, но я посвятил этой великой женщине четыре страницы, потому что урок, который Бог преподает на ее образе, очень важен для нас.

До Самуила в Израиле еще не было такого случая, чтобы Божий пророк был вымолен женщиной, притом по воле Самого Бога и как раз в критический момент истории Израиля, когда слава Божия начала отходить от него. Обычно считают, что это мужи веры дорастают до такого духовного прозрения, что видят нужду народа и постигают скорбь сердца Божия. Но Писание представляет нам (и уже не в первый раз) женщину, жену веры, имевшую высокий дух, которая из глубины своего уничижения и сокрушенности сердца сумела понять величайшую нужду своего народа и исполнить волю Господню. Отметим это для радости и утешения святых жен, посвящающих себя благочестию, которым мы можем подражать.

Это удивительно, что воля Божия и желание святой женщины совпали и что план Божий нашел отклик в сердце Анны: через нее Бог подарил Израилю уникального пророка. Самуил был уникален потому, что:

* был вымолен у Бога матерью;

* рожден по ее вере и желанию;

* отдан Богу еще до рождения;

* с детства проявил послушание Ему;

* с отроческих лет избран в пророки;

* полностью жил для Бога.

На долю Самуила выпала одна из труднейших задач: обратить сердца детей к отцам и многих отпадших — к Богу, подготовить народ к принятию царя Давида. И к этому нелегкому делу Бог готовил Самуила особым образом.

Обратим внимание на его родителей — благочестивого отца и смиренную мать. Как и Моисей, Самуил происходит из колена Левия (1Пар. 6:27-28). Его потомки были знаменитыми певцами в Храме во дни царя Давида (1Пар. 6:31-34). Его мать Анна была бесплодной женщиной на грани потери надежды. Бесплодие для благочестивых женщин в израильском народе было большим несчастьем. Бесплодная не могла родить наследника, дать потомства. Но еще горестнее было для нее то, что она не могла быть матерью для рождения Мессии. Все это делало жизнь бесплодной женщины горькой и несчастной и, как ей казалось, бесполезной.

История Анны — уникальная иллюстрация того, что такое семья в понимании Божием и в частности — еврейская семья. Несмотря на бесплодие Анны, Елкана любил ее. Он имел и вторую жену, Феннану, родившую ему много детей. Анна очень страдала и от насмешек и оскорблений Феннаны, и из-за того, что сама не могла родить и не родила никого. Мы все хорошо знаем эту библейскую историю. В скорби души Анна молилась Господу со слезами, прося у Него сына (1Цар. 1:10-11), но Он не отвечал ей до тех пор, пока ее мысли и молитвы вращались вокруг ее личных интересов.

Господь воспитывал Анну, готовил ее стать матерью великого пророка. Ее печаль о бездетности перекликалась с печалью Бога об Израиле, Своем первенце, о его бесплодной жизни. Богу нужен был вождь, пророк, который мог бы обратить народ к Его завету, и Он искал женщину, могущую стать матерью этого человека. Такую женщину Он нашел в лице Анны. Она принадлежала к тем редким женам в Израиле, которые были подлинно велики в своей любви и преданности делу Божию. Анна поняла, чего хочет Бог, и дала Ему свой великий обет: «Господи Саваоф! если ты призришь на скорбь рабы Твоей, и вспомнишь обо мне, и не забудешь рабы Твоей, и дашь рабе Твоей дитя мужеского пола, то я отдам его Господу на все дни жизни его, и бритва не коснется головы его» (1Цар. 1:11).

Анна обещает Богу, что сын, которого Он ей подарит, будет посвящен Ему и будет под назорейским обетом от рождения. Это то, что нужно было Господу. Священник Илий, узнав об этом, благословляет ее словами от имени Бога: «Иди с миром, и Бог Израилев исполнит прошение твое, чего ты просила у Него» (1Цар. 1:17). Как только Анна созрела духовно и смогла понять нужду своего народа, она переменила тему своих молитвенных ходатайств, прося у Бога сына уже не для себя, а на Его дело, и Бог посылает ей сына.

Вернувшись домой, Анна вскоре забеременела и родила своего первенца, назвав его Самуилом, что значит: «испрошенный у Бога» (1Цар. 1:20). Еврейские толкователи поясняют, что «выбор имени — дело исключительно важное и ответственное, ибо жизненная сила и благословения, которые человек получает из высших миров, проходят, словно по каналам, по буквам еврейского имени. Потому-то, когда ребенок рождается на свет и родители думают, как его назвать, Всевышний вкладывает в их уста то единственное имя, которое подходит душе, пришедшей в мир».

Для нашего назидания приведем здесь небольшой отрывок из еврейских преданий, рассказывающих, как из года в год Елкана со всей своей семьей совершал паломничество в Силом, чтобы поклониться Иегове. Он брал с собой братьев и сестер и каждый год избирал новую дорогу. Сборник древних летописей, составленный в ХIII веке раввином Соломоном Ашкенази из Франкфурта, приводит следующие факты.

«Елкана имел обыкновение останавливаться по пути и в сельской местности, и в больших многолюдных городах. Его шумный и пестрый караван привлекал к себе всеобщее внимание. Когда Елкану спрашивали, куда они направляются, он отвечал, что вместе со своей семьей совершает паломничество в Силом, чтобы быть свидетелем Божественного откровения у Ковчега Завета. Это каждый раз пробуждало в людях дополнительный интерес и приводило к тому, что многие присоединялись к каравану. Всевышний обещал Елкане, что вознаградит его за то, что он привел столь многих евреев в Силом. Пятикнижие повелевает: «Три раза в году должен являться весь мужеский пол твой пред лицо Владыки, Господа» (Исх. 23:17). Комментарий поясняет, что тот, кто приходит, чтобы увидеть, приходит и для того, чтобы быть увиденным.

Из того почтения, с которым люди относились к Елкане и Анне во время их ежегодного паломничества, легко заключить, что благочестивые супруги, приведшие столь многих евреев в Силом, сами испытывали огромный духовный подъем, приближаясь к жертвеннику... Дальше продолжается рассказ о рождении у Анны сына. Когда пришло время для очередного паломничества, Елкана полагал, что Анна, как и раньше, пойдет с ним. Та, однако, сообщила мужу, что не намерена идти в Силом, пока кормит грудью ребенка. Но после этого оба они — и она, и сын — будут ходить туда вместе с ним.

Анна была пророчицей, и поэтому Божественное присутствие в Силоме могла ощущать глубже, чем другие. Более того, летопись сообщает, что Елкана был очень богатым человеком и легко мог бы позволить себе нанять на время паломничества семьи дополнительных слуг и нянь для ребенка. Это позволило бы Анне предпринять путешествие вместе с сыном, поскольку давало матери уверенность в том, что здоровье мальчика не пострадает и не подвергнется опасности. И все же очевидно, что несмотря на обилие слуг и комфорт, во время путешествия человеку сложнее исполнять свои конкретные обязанности, чем в собственном доме; ему труднее полностью отдаться своей задаче.

Была у Анны и другая возможность последовать за своим мужем в Силом. Она могла оставить ребенка дома на время своего отсутствия, доверив уход за ним надежным людям. Посетив Силом, она могла бы многого достичь в своем духовном развитии, подняться на более высокую ступень в пророчестве, а это могло принести пользу не только ей самой, но и ее ребенку, когда она вернулась бы к нему. Елкана понял причину отказа своей жены и не возразил ей, когда та сказала, что не сможет принимать участия в паломничестве в течение двух лет — срока, который обычно необходим, чтобы полностью вскормить ребенка. Анна посчитала, что ей следует остаться дома, чтобы целиком посвятить себя Самуилу, обеспечить его воспитание, так как во время путешествия отдавать все свои силы этой цели ей не представлялось возможным...»

По истечении двух лет Анна, согласно своему обету, привела Самуила в Силом, представила священнику и сказала: «Я — та самая женщина, которая здесь при тебе стояла и молилась Господу; о сем дитяти молилась я, и исполнил мне Господь прошение мое, чего я просила у Него; и я отдаю его Господу на все дни жизни его — служить Господу. И поклонилась там Господу» (1Цар. 1:26-28). Анна свидетельствует нам, что не ответ на ее страстную молитву был для нее важнее всего, и не дарованная ей лично Благодать представлялась ей безмерно драгоценным даром, а Сам Господь и тот путь, посредством которого Он подал ей этот дар. Бог даровал ей Самуила, но она, в свою очередь, отдала его Богу.

Когда Самуил был передан Господу, тогда из ее сердца вознеслось истинное поклонение. Истинное поклонение совершается только на одном месте — у жертвенника. Когда руки мои опустеют от всего, что мне мило и дорого, тогда в центре внимания окажется не мое я, а Бог. Бог — это и есть поклонение. Поклонение следует непосредственно за крестом, потому что Бог все во всем. Вот почему нам надо отдать и своего Самуила, как отдала его Анна. Самуил был оставлен при Храме на воспитание священника Илии. Анна исполнила свой обет, и Господь благословил ее и дал ей еще детей.

«Результат, достигнутый Анной, — продолжает еврейское предание, — был получен благодаря ее самопожертвованию и силе духа; благополучие Самуила она ставила выше всего. Есть много деталей в жизни этой женщины, которые не упомянуты в Библии, и фактически только несколько стихов во всей книге рассказывают о ней и Елкане. В Библии описаны лишь те моменты в их судьбе, которые должны послужить уроком для всех будущих поколений, — в частности, в этих двух стихах, рассказывающих о том, как Анна не пошла в Силом (1Цар. 1:22-23)» (М. Шнеерсон, «Об этом ребенке я молилась»).

 
 

То, что сделала Анна, — это пример для всех женщин. Она не походила на наших современниц, которые считают себя неполноценными в сравнении с мужчинами и стараются вести с ними постоянную борьбу, чтобы доказать, что они могут нести те же обязанности, что и мужчины. Но Библия учит нас тому, что в этом нет необходимости, так как Господь избрал женщину для более возвышенной роли и наделил ее особым даром. Он одарил ее сокровищем, которое дороже всех паломничеств и даже кафедр, где звучит Его слово. Оставаясь с детьми и полностью посвящая себя их воспитанию, она совершает великое, даже более великое, чем священник или проповедник ее церкви. Это потому, что своим воспитанием детей в духе библейских заповедей она гарантирует, что ее дом построен на прочном фундаменте Слова Божия. «И пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот; и он не упал, потому что основан был на камне» (Мф. 7:24-25).

Итак, благополучие и процветание семьи зависит от того, построена ли она по законам, данным Господом, в которых мужчине отведена своя задача, а женщине — своя. При этом ее роль в доме даже более важна, чем роль мужчины, в особенности в том, что касается детей. Великий пророк израильского народа был выпрошен у Бога женщиной, матерью, глубоко понимавшей свою роль в семье и посвятившей себя благочестию. Свое бесплодие Анна преодолела верой в силу Бога, и была вознаграждена: в свое время ее сын, пророк Самуил, вырос, чтобы обучить и помазать Давида и восстановить Израиль в вере. Анна сумела взрастить и воспитать этого пророка, и заслуга ее в этом несомненна. Само рождение Самуила явилось чудным прообразом рождения Иисуса Христа как единородного от Отца (Ин. 1:18). Самуил был единородным сыном в том смысле, что он единственный в мире пророк, испрошенный у Бога на такое служение в долголетней молитве матери.

В Писании помещена чудесная благодарственная молитва Анны (1Цар. 2:1-10). Это не просто молитва, это пророческий гимн, прекраснейший из псалмов веры. Сердце Анны излилось в нем пред Богом в истинном поклонении. Она поет не о себе и своем возвышении, не о Самуиле, своем чудно приобретенном сыне, а поет о Боге и Его величии. Боговдохновенность этого гимна можно понять, если учесть всю духовную атмосферу того времени, царившую в народе: в нем звучит серьезное исповедание Иеговы, Бога Израилева.

Этот гимн можно разделить на три части, которые выражают:

1. Характер Бога: «Нет столь святого, как Господь... Господь есть Бог ведения, и дела у Него взвешены» (стт. 1-3).

2. Способы, методы и пути Божии (стт. 4-8).

3. Цель Божия (стт. 9-10).

В ст. 9 этого псалма есть такие слова: «Стопы святых Своих Он блюдет, а беззаконные во тьме исчезают; ибо не силой крепок человек». Иными словами, Анна говорит, что золотую жилу благословений Божиих она открыла не мощью плоти, но мощью духа — верой в Божию силу. Песнь Анны является единственным поэтическим произведением между песнью Деворы и псалмами Давида и считается отдаленным прообразом песни Девы Марии, Матери Иисуса (Лук. 1:46-55). Это уже мессианская песнь, выражающая надежду всех смиренных и униженных в этом мире. Она содержит упоминание о Мессии Израиля как Помазаннике Божием (конец ст. 10), хотя эти слова могли иметь воплощение и в царе Давиде, когда Самуил помазал его на царство. Но это место пророчески указывает на грядущего Сына Давидова, Мессию — Иисуса Христа.

Вполне возможно, что изображение семьи Елканы — это контраст изображению семьи Илии. Далее, в 1Цар. 2:35-36, указано снова на Мессию, Помазанника Божия. Сомнений быть не может, что здесь имеется в виду великий Первосвященник Нового Завета, Который придет позже, и это Господь наш Иисус Христос.

На основании этой песни еврейская традиция почитает Анну пророчицей. Пожалуй, так оно и есть.

С молоком матери, благодаря ее воспитанию и неусыпному попечению, Самуил с детства впитывает в себя тот великий дух веры, который обитал в его замечательной матери и в его славных предках — Аврааме, Исааке, Иакове. Этот дух веры опочил на нем в еще большей степени, когда он подрос и стал уже самостоятельно взывать к Богу.

Жизнь Самуила разделяется на два периода: первый — от рождения до момента воцарения Саула (1Цар. 1-10 главы); второй — от воцарения Саула до смерти Самуила (1Цар. 11-25:1).

Рассмотрим первый период его жизни. Отрок Самуил представлен в Писании как образец послушания Богу и родительской воле. Еще ребенком он был приведен в Храм и посвящен на служение Господу. Разлуку с матерью и свои обязанности при Храме он воспринял как должное и совершал их с великой тщательностью и благоговением. Он был смиренным, благочестивым и почтительным служителем с отроческих лет до конца жизни.

Этот Божий слуга является для нас образцом в своем самоотверженном служении Богу и людям. Левит по происхождению, он в силу этого должен был нести служение Господу при скинии. Его левитское происхождение обязывало его совершать труд с 30 до 50 лет (Чис. 4:3,30; 8:24). Кроме того, он мог и не налагать на себя назорейского обета. Но Самуил добровольно посвятил себя на пожизненное назорейство, потому что крепко любил Господа и хорошо понимал, что только такое посвящение поможет выполнить великую задачу, стоящую перед ним.

Где сегодня наши испрошенные у Господа сыновья и дочери? Почему с ранних лет они проявляют столько своеволия, непокорности и зачастую уходят в мир? Слово Божие ясно показывает, что причина такого положения кроется, как правило, в низкой духовности самих родителей, в их неполноценной вере. Если же мы верой ходим пред Богом и живем свято, наши дети будут с нами и будут радовать наши сердца и сердце Бога. И насколько мы повинуемся Господу, настолько дети будут повиноваться нам.

Трогательна картина первой встречи Самуила с Богом. Фактически это первое откровение, которым он утверждается на пророческое служение. Он был еще отроком и служил при священнике Илии. «Слово Господне было редко в те дни, видения не часты», — отмечено в 1Цар. 3:1. Отчего такое происходило в Божием народе? Оттого, что Офни и Финеес, исполнявшие обязанности служителей в Храме, отступили от Бога и не могли быть толкователями Его откровения, чего ожидал от них народ. Внутренне испорченные и духовно бедные служители не в состоянии понимать и исполнять волю Божию и быть Его светом, потому что их грехи перекрывают тот канал, по которому поступает благословение свыше (Иер. 2:8; 5:31; Иез. 22:26).

Самуил лег отдыхать на ночь при Храме, где находился Ковчег Завета, и сквозь дрему услышал голос, зовущий его по имени. Это был не сон — голос разбудил Самуила. Он подумал, что его зовет Илий, и поспешил к нему. Когда это случилось во второй и в третий раз, Илий понял, что это Господь призывает отрока, и научил, как он должен отвечать Зовущему. И когда Бог снова позвал Самуила, он ответил: «Говори, Господи, ибо слышит раб Твой». Этот голос был Божественным призванием Самуила на пророческое служение. И тот факт, что призвание Самуила состоялось в раннем возрасте, был необычным и многозначительным. Престарелый Илий, оскудевший в силах и в вере, уже не понимал Господа, а отрок Самуил, не достигший опытом мудрости веры, еще был не в состоянии понять Его. Но с того момента, как Призывающий заговорил к нему, он получил способность слышать и понимать Его голос.

Первое откровение, которого удостоился юный пророк, касалось Суда Божия над домом Илии за великое нечестие его сыновей и попустительство самого Илии. Если бы Илия свято хранил свое первосвященническое достоинство, Бог мог бы лично сообщить ему эту тяжелую весть. Но он утратил способность понимать Бога. И когда Самуил пересказал ему слова Божии, Илий смирился под тяжестью наказания, хотя, видимо, не настолько, чтобы предотвратить приговор и защитить свой дом от Суда.

Все, что Господь изрек, Он вскоре исполнил: оба сына Илии бесславно погибли на поле брани, сам Илий умер, его невестка, жена Финееса, скончалась при родах, назвав сына «Ихавод» — «отошла слава от Израиля». «И узнал весь Израиль от Дана до Вирсавии, что Самуил удостоен быть пророком Господним. И продолжал Господь являться в Силоме после того, как открыл Себя Самуилу через слово Господне» (1Цар. 3:20-21).

Новая жизнь, жизнь Божия, начала изливаться через этот сосуд на отпавший от Бога народ. Сердца людей снова потянулись к Нему, начали духовно обновляться и восстанавливаться в вере. Они все более и более убеждались, что в лице Самуила Бог посетил Свой народ, и проникались доверием и благоговением к пророку. Библия говорит, что с того момента, как Господь впервые открылся Самуилу, и до последнего его часа на земле «Господь был с ним» (1Цар. 3:19) и продолжал ему являться в Силоме, где он с великой ревностью совершал служение пророка и судьи Израиля.

Его вера созревала в полнейшем послушании родительской воле, своему долгу и Господу. Она вела его путем великого смирения и беспредельной преданности Иегове. В нем выросла не только вера пророка, видевшего будущее, но в полном смысле «вера, действующая любовью» (Гал. 5:6). Так любить Господа и свой народ, как любил Самуил, умели немногие: Иосиф, Моисей, Даниил, Иисус Христос, Павел и др. И какой народ?! Отпавший от веры, духовно испорченный, заблуждающийся сердцем, предавшийся идолопоклонству. С верой и любовью он нес его к престолу Божию, заботился о его духовном и земном благополучии. Видя многие грехи народа, доходящие до мерзости, он не осудил его, не отделился от него, не оставил его, не посчитал неисправимым и не предал анафеме. Самуил имел круг городов, где он совершал служение судьи, а дом его находился в Раме; там он воздвиг жертвенник Господу (1Цар. 7:15-17).

Самуил взял на себя очень трудную задачу: привести всего Израиля к Господу и возвратить утраченную им славу Божию. Всеми доступными ему средствами Самуил усиленно трудился над сердцами израильтян в течение двадцати лет. Он стал непрерывно ходатайствовать за них пред Господом и даже считал для себя грехом прекратить о них молиться (1Цар. 12:20-24). Он также стал усердно наставлять народ на праведный путь, призывая обратиться к Богу отцов и служить Ему от всего сердца в страхе Божием. Этот его кропотливый труд постепенно дал плоды: наступил день, когда Самуил обратился к Израилю с могучим призывом, в котором он прямо и мужественно указал на источник бедствий народа. «Если вы всем сердцем своим обращаетесь к Господу, — сказал он, — то удалите из среды себя богов иноземных и Астарт и расположите сердца ваши к Господу и служите Ему одному, и Он избавит вас от руки филистимлян» (1Цар. 7:3).

Это смелые слова, и они были сказаны в соответствующее время, когда народ переживал одно потрясение за другим. Вера обладает мужеством и прозрением от Духа Святого; она не разъединяет, а соединяет. Под неизгладимым влиянием реформаторских речей Самуила люди, собравшиеся в Массифу, каялись и исповедовались, говоря: «Согрешили мы перед Господом». Произошло духовное возрождение нации. Таков плод пророческого служения веры! И когда филистимляне вновь вооружились и выступили против Израиля, народ на этот раз с верой обратился за помощью к Богу. Самуил вознес молитву, и Господь ответил на нее сильным громом, приведшим филистимлян в ужас и замешательство, в результате чего они потерпели поражение (1Цар. 7:10). Победившие израильтяне возвратили отнятые филистимлянами города от Екрона до Гефа. Так вера Божия, движимая силой Духа Святого, прогоняет «полки чужих».

С тех пор и в течение дальнейшего периода, пока Самуил был судьей Израиля, народ обрел долгожданный мир и покой от внешних врагов. Многолетнее притеснение прекратилось. Бог внимал молитвам Своего раба и ограждал народ от новых порабощений. Чтобы увековечить память Божией милости и защиты, Самуил воздвиг между Массифой и Сеном камень и назвал его «Авен-Езер» — «камень помощи». Там произнес он ставшую знаменитой фразу: «До сего места помог нам Господь» (1Цар. 7:12).

Не надо думать, что Самуилу все это давалось легко. Нет, это была борьба веры, и борьба усиленная. Не один раз его вера подвергалась тяжелому испытанию, потому что он сталкивался с непредсказуемым поведением народа. Никто из мужей веры не переживал в своей жизни таких крутых перепадов в настроении народа и таких резких поворотов от падения к подъему и наоборот, как переживал это пророк Самуил. И только твердость и тихое упование веры смягчили остроту положения и помогли ему ориентироваться в сложной ситуации, ища выхода.

Можем себе представить, как этому благородному, тонко чувствующему и легко ранимому человеку трудно было нести бремя такого народа. Даже более сильный духом вождь Моисей, кротчайший из людей, однажды не выдержал бунта народа и разгневался, погрешив устами пред Господом (Пс. 105:32-33). Но удивительно стойкая и мужественная мягкость Самуила помогла ему, благодаря упованию на Бога, преодолеть и бунты, и неверие, и упорство, и жестоковыйность народа.

Вслед за пережитыми испытаниями накатилась новая волна, более горестная для Самуила, чем нападки филистимлян. Пришла она от собственного народа. Случилось это уже под конец его жизни. Состарившись, он, в силу наследственных прав, нести обязанности судей поручил своим сыновьям. Но они не следовали его путям. Более того, они брали взятки, извращали правосудие и ради собственной выгоды поступали нечестно (1Цар. 8:3).

Как могло случиться, что дети человека с кристальной душой презрели совесть и извлекали выгоду для себя из дела Божия? Об этом разговор впереди. Здесь же отметим, что сыновья Самуила и в другом не соответствовали своему избранию: они не сумели защитить Израиля от внешних врагов. По мере того, как Самуил старел, а сыновья его грешили, князья и старейшины, опасаясь еще худшего, пришли к пророку и попросили назначить им царя, «как у прочих народов», т. е. царя из людей. Таким образом, великий Бог вселенной был пренебрежен ими. Не только Самуил, но Сам Бог не предполагал, что кто-либо, кроме Него, будет управлять Его народом, что простой человек будет на царском троне. И вот народ, над которым Бог должен был царствовать вечно, сам потребовал себе царя.

Для Самуила эта трагическая ошибка народа была раздирающей душу проблемой. Кроме того, он подумал, что народ отверг его служение как пророка и судьи и в растерянности и глубокой печали обратился за советом к Господу, молился и вопрошал, как ему быть. К его удивлению, Господь не воспрепятствовал неразумному решению народа и позволил удовлетворить их требование, «ибо не тебя они отвергли, но Меня», — сказал Он Самуилу (1Цар. 8:7).

Так народ собственными устами отверг Бога — Того, Кто был для них Источником жизни, их Помощника и их Руководителя, их Утешение и их Надежду, их Благословение и их Святость. И они получили то, что просили. Предупредив о тяжких последствиях такого назначения, о своеволии царей и непосильном бремени царской власти, Самуил удовлетворил желание старейшин. Это был великий грех Израиля — грех богоотступничества, сравнимый с непослушанием и своеволием израильтян в пустыне при Исходе.

Остановимся и размыслим, почему желание иметь царя было богопротивным делом? Ведь в принципе сущность теократического государства не исключала идеи богоугодного царя (Вт. 17:14-15).

Дело в том, что избрание царя на данном этапе было преждевременным и поспешным, так как народ был еще не готов к этому в силу своей духовной незрелости. Впоследствии пророк Осия напомнил Израилю об этом его неразумии и «беззаконии» (Ос. 13:9-12). Призывая евреев на великое пророческое служение народам земли, чтобы благословлять их и ходатайствовать за них, нести им светильник веры, Господь сказал: «...если вы будете слушать гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов;.. будете у Меня царством священников и народом святым» (Исх. 19:5-6). Это было великое обетование. Народ же, в свою очередь, должен был всецело принадлежать Господу, слушать Его голоса, повиноваться Ему, соблюдать Его заповеди и быть Его пророком в этом мире, царством священников. Только на таких условиях могло и должно строиться теократическое государство — желаемая Богом форма правления, где Он является Царем, а избранный Им народ — послушными подданными. Уже в Аврааме Господь начал осуществлять эту идею (Быт. 20:7), а на примере царства Мелхиседека, который был царем правды и мира (Евр. 7:2), Он дал прообраз теократического правления.

С момента Исхода из Египта и до воцарения Саула все складывалось так, как замыслил Господь. Он действительно был Царем Израиля, разделил по коленам, воспитывал, защищал, воздвигал ему вождей и судей. Но постепенно израильтяне подверглись влиянию окружающей среды, уклонившись в идолопоклонство, и ко всем своим грехам прибавили и грех отвержения Бога как своего Царя. Это была трагедия Израиля. Скорбя вместе с Богом, Самуил тяжело ее переживал. Своим требованием царя израильтяне поставили себя на один уровень с язычниками. Разница колоссальная! До этого их созидание было исключительно делом Божиим, и формирование Нации происходило под Его началом и опекой. Но отныне они взяли судьбу в собственные руки и поставили свое будущее в зависимость от воли царя из людей. «Погубил ты себя, Израиль, — сетует пророк, — ибо только во Мне — опора твоя! Где царь твой теперь? Пусть он спасет тебя во всех городах твоих! Где судьи твои, о которых говорил ты: «дай нам царя и начальников?» — так позже сетует пророк Осия (13:9-10).

Последствия такого шага не преминули сказаться: вскоре цари поставили народ под удар властей тьмы. Дальнейшая история Израиля при царях полна трагизма: в ней больше поражений, чем побед. Наконец и народ, и цари его пошли в плен, в рассеяние на много веков. Самуил все это понимал, духом предчувствовал и потому был так сильно обеспокоен. Требование народа он воспринял как прямое отпадение от Бога. Он предвидел, что как только Израиль в своем государственном устройстве и национальном развитии положится на царя и на армию, ему придется нести проклятие непосильного бремени. Радость мира и покоя не может быть достигнута на этом пути.

Однако как ни тяжело было Самуилу исполнить это неразумное требование народа, он его исполнил: Саул был избран на царство, помазан в цари и утвержден как царь. При этом заметим, что Саул был помазан в цари для специальной цели. Господь сказал Самуилу: «...ты помажь его в правители народу Моему — Израилю, и он спасет народ Мой от руки филистимлян» (1Цар. 9:16). Впервые в истории Израиля человек был помазан, чтобы избавить народ от его врагов. Хотя были и другие освободители Израиля от его врагов, но они не были специально помазаны на это. Саулу же Бог дал статус Своего помазанника, который обязывал ко многому. Помазание свидетельствовало о том, что этот человек отделяется от повседневных дел и поставляется Богом исключительно для Его целей.

Но этот первый израильский царь, хотя и совершил ряд побед над внешними врагами, статуса помазанника Божия не оправдал. Он отличался лишь воинственностью и величавой внешностью. Господь неоднократно напоминает народу, что не Он, а люди сами потребовали себе царя, и что последствия этого шага будут для них горестными. Но все же как ни порицал их за это Самуил, он не прекратил заботиться о них, наставлять их и предупредил: «Итак, если вы и царь ваш будете соблюдать заповеди Господни, то Он будет с вами, а если отступите, то суд Божий постигнет вас» (1Цар. 12:13-15).

С того дня, как Саул принял правление, Самуил сложил с себя полномочия судьи, оставив за собой только служение пророка. Наступил второй период его жизни и служения — уже исключительно в качестве пророка.

С самого начала царь Саул совершил ряд ошибок, и Самуил вынужден был его строго обличить и предупредить: «...теперь не устоять царствованию твоему; Господь найдет Себе мужа по сердцу Своему...» (1Цар. 13:14). Саул был своеволен, своенравен и не в меру завистлив. Его первым опрометчивым шагом было то, что он не проявил выдержки и послушания слову Господню и не выждал семи дней, как ему было приказано, а самовольно совершил жертвоприношение (1Цар. 10:8; 13:8-14). Он также не исполнил повеления полностью истребить амаликитян — от человека до скота. Саул не понимал всей серьезности этого поручения, не понимал, какое зло он причинил себе и своему народу. Поэтому Бог сказал о нем: «Жалею, что поставил Я Саула царем; ибо он отвратился от Меня, и слова Моего не исполнил» (1Цар. 15:7-23). В этом трагедия царствования Саула: он избран Самим Богом, не один раз спасает свой народ, но он отвержен Богом из-за своего своеволия, своенравия и непослушания. Саул не был верен призванию и пытался присвоить себе, кроме царской, и духовную власть, взяв на себя священнические функции (1Цар. 13:8-10; 14:32-35). Он пытался сосредоточить в своих руках и Божие, и кесарево, а это было преступлением перед Богом.

У читателя может возникнуть вопрос: если Саул был избран на царство Самим Богом, Который знает сердце человека, то как могло случиться, что Он поставил в цари такого неподходящего человека?

На этот вопрос хорошо отвечает Г. Х. М., автор толкования на Пятикнижие: «Удовлетворение Богом желания человека никоим образом не доказывает, что желание это согласуется с волей Божией. Израилю не следовало просить себе царя. Разве не довольно им было управления Бога Иеговы? Не был ли Он их Царем? Не мог ли Он, как это всегда и было, идти во главе их в битву и сражаться за них? К чему было искать опору на руку плоти? К чему отвращаться от всемогущего Бога, чтобы опираться на жалкого червя земли?.. И получив царя, которого жаждало их сердце, в каком положении оказались они с ним? «Весь народ, бывший с ним, находился в страхе» (1Цар. 13:7).

Чем глубже вникаем мы в грустную историю царствования Саула, тем более мы убеждаемся, что с начала и до конца этот царь причинял Израилю скорее затруднения, чем оказывал им помощь. Все его царствование было сплошной неудачей, метко выраженной знаменательными словами пророка Осии: «Я дал тебе царя во гневе и отнял в негодовании Моем» (Ос. 13:11). Одним словом, избрание Саула было ответом на неверие и своеволие народа. Вот почему вскоре разлетелись в прах все их блестящие надежды. Избрание царя не было по сердцу Бога, а следовательно, оно и не отвечало на нужды народа. Саул оказался совершенно недостойным царского венца и его позорная смерть на горе Гелвуе совершенно согласовалась со всей его жизнью» («Толкование на книгу Второзакония»).

Таким образом, Саул был поставлен на царство во гневе Божием для вразумления народа. Бог прогневался на него за то, что он отверг Его как Царя и предпочел царя-человека, прогневался за его безрассудство, за то, что он дал сатане сознательно обмануть себя. Господь решил показать, какова разница между Богом-Царем и человеком-царем. Его гнев в момент помазания Саула на царство проявился через грозные природные явления в виде грома и дождя во время жатвы пшеницы, что привело народ в страх и сознание справедливости этого гнева (1Цар. 12:16-19).

Непослушание Господу — тяжкий грех. Писание показывает это на Сауле, который был отвергнут от лица Господня «в негодовании» именно за непослушание и своеволие. Тяжелая участь быть отвергнутым в негодовании! «Ибо непокорность есть такой же грех, что волшебство, и противление то же, что идолопоклонство» (1Цар. 15:22-23). Самуил не обесценивает значения жертвоприношений, которые предпочел Саул, ослушавшись Господа, но он ставит послушание выше жертв. «Неужели всесожжения и жертвы столько же приятны Господу, как послушание гласу Господа? — говорит Самуил Саулу. — Послушание лучше жертвы и повиновение лучше тука овнов» (1Цар. 15:22). Оно лучше потому, что является внутренним расположением души, которое намного ценнее и более приятно Богу, чем внешний обряд. Приносить жертвы против Его воли, нарушая Его заповедь, — значит поклоняться не Богу, а идолам. Грех непослушания приравнивается к волшебству и идолопоклонству — оккультным грехам, строго осуждаемым Богом. «Не обманывайтесь, — предупреждает нас Писание, — ...идолослужители... Царства Божия не наследуют» (1Кор. 6:9-10; Гал. 5:19-21). И более того: «Чародеев, и идолослужителей и всех лжецов — участь в озере, горящем огнем и серою» (Отк. 21:8).

Такую строгость Бог применяет потому, что непослушание — это грех диавола, противника Божия (1Ин. 3:8). Он глубоко вошел в природу людей и по генам передается из поколения в поколение. Божий приговор ему — смерть через постоянное отвержение себя, своей ветхой греховной природы (Мф. 16:24), через отдачу ветхого Адама на сораспятие со Христом (Рим. 6:3-11; 2Кор. 4:10-11; Гал. 2:19-20).

Но вернемся к рассказу о Самуиле.

От рождения посвященный в назореи Самуил свято и преданно служит Господу. Он — образец послушания, верный страж и понятливое орудие в Его руках. Зная духовную ценность послушания, пророк глубоко скорбит об Израиле, который не умеет во всем полагаться на Господа. Долго печалился он и о Сауле. Это была печаль Духа Святого о драме царя, воздвигнутого Богом из низов народа (1Цар. 9:21; 15:17) и поднятого на большую высоту, но не оценившего этой чести и не проявившего ни благодарности, ни послушания Богу, ни благочестия. Это была новая трагедия Израиля, которую надо было пережить и которую надо было поправить, а где взять сил для этого престарелому пророку? И ему в этот час помогают его живая, неистощимая вера и безграничное упование на Бога.

Самуил переживал эту трагедию до тех пор, пока не нашел способа исправить положение и восстановить славу Божию в народе, а сам народ облагодетельствовать: в цари над Израилем он помазал Давида, мужа по сердцу Божию (1Цар. 13:14). Библия подробно описывает, как состоялось его помазание в цари (1Цар. 16:1-13). Помазание означало посвящение Богу на служение и являлось прообразом излития Духа Святого на человека, сообщения ему духовных сил и даров. Рассказ об этом — весьма поучительная страница из жизни уже престарелого пророка. Пред глазами Самуила прошли все семь сыновей Иессея, статных и видных собой. И то, что Самуил не знал, кого из них наметил Господь к избранию, являлось для старших братьев Давида убедительным доказательством того, что не пророк, а Сам Бог отринул их. Неведение пророка только подтверждает ту истину, что в избрании младшего из братьев сыграла роль суверенная воля Бога. Он имеет суверенное право избрать того, кого Он Сам хочет.

Самуилу (а в его лице всем нам) Господь преподает поучительный урок: «Не смотри на вид лица его и на высоту роста его. Я отринул его. Я смотрю не так, как смотрит человек. Человек смотрит на лицо, а Господь смотрит на сердце» (1Цар. 16:7). Красота сердца — вот мерило Божией оценки личности! Юного Давида Он предпочел всем семерым его старшим братьям. Отрок Давид пас отцовских овец и меньше всего предполагал, что удостоится великой чести быть избранным на царство. Сама внешность отрока говорила о его исключительности: приятное, одухотворенное лицо, белокурые волосы, проницательные голубые глаза... А сердце! Что видел Бог в сердце Давида? Глубокую веру, пламенную любовь к истине и преданность Его заветам, мужество, отвагу и твердость. Это было сердце, исполненное мудрости, благочестия и страха Господня. Это то сердце, которое исполнит все хотения Божии. Такой правитель и нужен был для Израиля.

Господь повелел пророку помазать его в цари.

«Взял Самуил рог с елеем, и помазал его среди братьев его, и почивал Дух Господень на Давиде с того дня» (1Цар. 16:13). Это означало, что на нем опочил Дух благоволения Божия, благодатных даров и помощи. Да, Давид был особый человек, продолживший дело, начатое Самуилом. Чего не доделал пророк, довершил Давид: Самуил обратил народ к Иегове, — Давид поднял его на духовную высоту; Самуил начал успешные войны по освобождению Израиля, — Давид довел их до победного конца; Самуил мечтал о полном восстановлении славы Божией, — Давид осуществил эти мечты в жизнь в такой степени, что его царствование считается золотым веком в истории еврейского народа. В лице Давида Самуил помазал того, род которого тянулся тысячу лет вплоть до рождения Мессии. Помазанием Давида на царство Самуил открыл дверь для победы и торжества всемогущего Бога над властью сатаны в Израиле.

Еще только один раз виделись при жизни Давид с Самуилом. Это было тогда, когда Саул начал длительное гонение на Давида (1Цар. 19:9-24). Убежав от Саула, он пришел к Самуилу в Раму, поведав ему все, что сделал с ним Саул. Тогда, видимо, Самуил дал Давиду свое последнее наставление и укрепил упованием на Господа, благословив его на подвиг служения.

Заметим здесь очень важную параллель: пока пророк Самуил через помазание Давида не восстановил славу Божию в Израиле, он не успокоился и не отошел с земли. В этом он величайший прообраз Иисуса Христа как восстановителя славы Божией в нынешнем Израиле. Господь будет неустанно работать над евреями, пока не довершит их восстановления в служении Богу.

Вера пророка Самуила привела его жизнь к подвигу, подобному подвигу Иисуса Христа. Пророки, движимые Духом Святым, сообразуют свои дела с Божиим изволением. И как поступал Господь Иисус, так поступал и Его помазанник. Мы видим в Иисусе Христе великое снисхождение к людям. Так и Самуил снисходил к заблуждениям своего народа. Не один раз он видел его отступление, противление заповедям Божиим, видел уклонение в идолопоклонство не только простых, но и знатных граждан, видел нечестие священников. От всего этого можно было соблазниться и пасть, потерять свою веру, поколебаться в истине или впасть в отчаяние.

Но Самуил выстоял. Духовно он был выше своего народа, умел его прощать, как прощает Бог. Он не оставил его барахтаться в грехах и падать еще ниже. Хотя народ был и негоден, но Самуил не покинул его в поражении и беде. Он не допустил в свое сердце разочарования и тогда, когда народ отверг его и потребовал себе царя. Хотя Самуил об этом горестно скорбел, однако, несмотря на этот великий грех, все же благословил Саула на царство и не перестал заботиться о народе. Когда же Саул не явил верности Господу, Самуил и тогда не покинул своего народа и до конца исполнил свой долг.

Какое же сердце и какую веру надо иметь, чтобы все это понять, пережить, вынести и явить такую высоту любви! Какую надо иметь твердость духа и великодушие! Это был великий творец правды, через которого Господь сумел осуществить Свои планы и намерения. Видя в народе и у князей резкие переходы от подъема к падению, Самуил никого не злословил, не отталкивал от себя, не уничижал царя за его грехи. Так поступают люди по немощи, озлобленности и своему невежеству. Пророк же Божий понимал, что главным виновником падений и трагедии народа является диавол, и ему Самуил заграждал уста вернейшим и неизменным служением.

Завершая рассмотрение образа Самуила, в заключение отметим два аспекта его жизни, которые Господь выделяет на страницах Писания.

1. Самуил — великий муж молитвы. Он не просто молитвенник, но ходатай за народ наподобие Моисея. Почти вся первая книга Царств пестрит пометками о его молитвах:

7:5 — Самуил говорит при Массифе: «Я помолюсь о вас Господу»;

7:8 — народ просит не переставать взывать о них;

7:9«и воззвал Самуил к Господу...»;

12:19 — народ продолжает просить, чтобы он молился о них;

15:11 «и опечалился Самуил, и взывал к Господу целую ночь»;

15:35 — печалился и продолжал молиться.

И ряд других мест. О том, что Самуил был великим молитвенником, читаем в Пс. 98:6. Здесь его имя стоит рядом с именами Моисея и Аарона, великих ходатаев за народ. У пророка Иеремии (15:1) Самуил снова упоминается вместе с Моисеем как великий ходатай пред Богом.

2. Самуил — великий пророк Божий. Это его основная роль, преобладающее в жизни служение. Он был первым из представителей типично ветхозаветных пророков. Три вещи следует отметить в его служении как пророка:

а) оно было предопределено его призванием. Самуил еще не знал голоса Божия, а Господь уже говорил ему (1Цар. 3:1-7);

б) в 1Цар. 3:19-20 мы ясно видим его как пророка. Видим его пророческое служение и в последующие годы жизни;

в) в 1Цар. 9:18 он назван «прозорливцем». А в следующем, 19 стихе, он сам признает, что он прозорливец, т. е. прозревающий вдаль, видящий будущее. В 1Пар. 9:22 он тоже назван прозорливцем. А в 1Пар. 29:29 Самуил назван провидцем, Нафан пророком, а Гад прозорливцем.

В Деян. 3:24 Апостол Петр говорит о пророках, начиная с Самуила. Его слова: «все пророки от Самуила и после него» указывают на школу пророков. Некоторые исследователи полагают, что «сонм пророков», о котором говорится в 1Цар. 10:5, указывает именно на школу пророков, основанную Самуилом в Израиле. В этой школе молодые левиты вели общинную жизнь и изучали Закон Божий. Затем они шли в народ, проповедуя истину, будили совесть народа, распространяли всюду высшие нравственные и духовные принципы. Пророк всегда отличается тем, что он доносит волю Божию всему народу. И Новый Завет называет пророками тех, кто доносит весть Божию (Евангелие Христово) народу (1Кор. 14:3).

Отметим еще одну уникальную черту Самуила как пророка: это был человек, всецело отдавшийся на служение Богу; он, невзирая на большие удручения от домашних, сумел сохранить свое посвящение Богу до конца. Он был так поглощен своим служением, что часто забывал себя и свою семью. Из своего родного города Рамафаим-Цофима (1Цар. 1:1) Самуил как судья Израиля, отправлялся в путешествие по стране, достигая главных центров израильских колен — Вефиля, Галаада, Массифы, — приводя там в порядок почти с царскими полномочиями обстоятельства народа. По-отечески он молился за народ, нес его к Господу, воспитывал его и старался являть им милость Божию и любовь. Такое отношение к народу, к пастве — редкий дар, и им обладают немногие служители Божии.

По причине исключительной занятости Самуила его сыновья находились на попечении матери, так как все время и все силы отдавалось на дело Божие. А жена его, как видно, оказалась не на должной духовной высоте. Самуил, конечно, допустил ошибку, когда в старости доверил сыновьям служение судей вместо себя. Но он ее понял, осознал упущенное и не воспользовался своим правом, чтобы в дальнейшем продвигать сыновей по должности как в духовном, так и в общественном отношении. Напротив, когда он увидел, что они негодны для духовного служения и отвергнуты народом, то не стал им подыскивать новое место, но предоставил их на суд Божий и тем спас от Его гнева себя и свою семью. Он поступил не так, как священник Илий, его предшественник, который своим неразумным обращением с сыновьями и их нечестием навлек на себя и свой дом наказание.

В этом смысле Самуил — величайший образец для детей Божиих, удрученных своими семьями. Он показал, что и при трудных детях, и при скорбных семейных обстоятельствах можно богоугодно решать дела Божии и совершать с успехом любое служение. Смирением веры и тихим непоколебимым упованием на Бога Самуил сумел заградить уста рыкающему, который рад воспользоваться недосмотром человека, чтобы нанести удар. Самуил поправил свои упущения и не допустил урона своей семье.

Обозреватели истории израильского народа очень высоко оценивают Самуила. Они считают его выдающимся евреем со времен Моисея. С него начинается новое высшее развитие национального характера еврейского народа, его духовного и нравственного облика, который сохранился до настоящего времени.

«Существуют царские личности, — пишет богослов Яков Крекер, — и без царского венца на голове, а также вожди без скипетра в руках. Благородство их — это внутреннее благородство их душ, а величие их заключается в самоотверженном служении и в непорабощающем господстве над другими. Таким царским пророческим явлением был и Самуил. Как пророк он служил своему народу до заката своих дней. Когда Саул возглавил царство, а Самуил официально сложил с себя судейское поприще, он еще раз напомнил народу об их грехе, но при этом сказал им ободряющие слова: «Господь же не оставит народа Своего ради великого имени Своего; ибо Господу угодно было избрать вас народом Своим. И я также не допущу себе греха пред Господом, чтобы перестать молиться за вас, и буду наставлять вас на путь добрый и прямой» (1Цар. 12:20-25).

Так могла закончить свое пророческое и судейское служение только личность, которая, несмотря на все разочарования в жизни в среде своих братьев, все же не заблуждалась относительно своего Бога и Его обетований в отношении Божия народа и его призвания. Поэтому он оставался пророком и хранил для своих братьев весть и надежду, пока не выполнил Божественной миссии до конца» (Я. Крекер, «Израиль — чудо истории»).

К этой цитате можно только добавить: «и хранил для них свет вечности».

 
 

Еще только три раза упоминается Самуил в дальнейшей библейской истории: 1) в Цар. 19:18 — он защищает Давида; 2) в 1Цар. 25:1 — сообщается о его смерти; 3) в 1Цар. 28:8-19 — описано явление духа Самуила Саулу в доме Аэндорской волшебницы, где Самуил снова произносит царю строгое предупреждение.

Возлюбленные! Да даст и нам Господь такое же терпение, мудрость, благочестие и такое же упование веры, какими был наделен пророк Самуил. И если мы постараемся приложить столько же усердия, подвижничества, такую же верность и преданность Господу и такое же самоотверженное служение ближним, как этот труженик Божий, то и нас Бог сделает пророками последних дней.

http://www.maloestado.com/books/VKanatush/herosoffaith.htm

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: