Возможным прототипом Штирлица-Исаева был Яков Блюмкин

В категориях: Трудные места

Сравнительно недавно на телеканале Россия прошел сериал о молодом чекисте Всеволоде Владимирове, работающем под псевдонимом Максим Максимович Исаев. Это тот самый Исаев, который потом под видом ограбленного в Шанхае немецкого аристократа Макса Отто фон Штирлица придет на прием к немецкому консулу в Сиднее, после чего мы будем знать его уже под этим именем. Со времени выхода фильма «Семнадцать мгновений весны» мы считаем образ Штирлица собирательным. Однако многие факты из описанной Юлианом Семеновым ранней биографии Штирлица имеют явные параллели с биографией другого видного чекиста Якова Григорьевича Блюмкина. И хотя настоящий Блюмкин был расстрелян в 1929 году, писатель продлил ему жизнь на страницах своих романов  

 
 

Начнем с даты рождения. Из книг Юлиана Семенова следует, что Штирлиц родился 8 октября 1900 года. Эту же самую дату рождения указал Яков Блюмкин в своей анкете при поступлении в ВЧК. Правда, Еврейская Энциклопедия утверждает, что Блюмкин родился не в 1900, а в 1898. Но, во-первых, не всё ли равно, 17 лет или 19, а во-вторых, в 1927 году, когда Владимиров, он же Исаев, стал Штирлицем он мог себе пару лет и убавить. Убавить он их мог еще и при поступлении в ВЧК.

Времена были таковы, что 17-летний возраст не помешал Блюмкину стать начальником немецкого отдела. Блюмкин в совершенстве знал немецкий язык. Знал он его не только потому что немецкий был похож на его родной идиш. Дело в том, что его семья до первой мировой войны жила в Лемберге – так в Австоро-Венгрии назывался нынешний Львов. В этом городе Яков посещал немецкую гимназию, и общался со сверстниками-австрияками на их родном немецком языке, вследствие чего по-немецки Блюмкин говорил без акцента. Но тут началась первая мировая война, и 3 сентября 1914 года Львов в ходе Галицийской операции был взят русскими войсками. Уже через день в городе начала свою работу канцелярия графа Георгия Алексеевича Бобринского, который был назначен Военным генерал-губернатором новообразованного Галицийского генерал-губернаторства. Отец Блюмкина Гершель Блюмкинд, бывший до этого мелким чиновником на австро-венгерской службе, остался на своем месте в городской канцелярии и стал называться Григорием Исаевичем Блюмкиным. Однако летом 1915 года началось австро-немецкое контрнаступление, и 14 июля Львов был оставлен русскими войсками. Григорий Исаевич вместе с семьей был эвакуирован в местечко Сосница неподалеку от Чернигова. Оттуда он вскоре перебрался в Одессу.

После Февральской революции Сестра Роза и старшие братья Лев и Исай окунулись с головой в революционное движение. Не отставал от них и 16-летний Яков.        

В ноябре 1917 года он примкнул к отряду матросов, участвовал в боях с частями украинской Центральной Рады, а в начале 1918 года совместно с Моисеем Винницким («Мишкой Япончиком») участвовал в экспроприации ценностей Государственного банка.

В мае 1918 Блюмкин переехал из Одессы в Москву. Руководство Партии левых эсеров направило Блюмкина в ВЧК заведующим отдела по борьбе с международным шпионажем. С июня 1918 года Блюмкин —  заведующий отделением контрразведывательного отдела по наблюдению за охраной посольств и их возможной преступной деятельностью.

Вскоре Блюмкин становится ключевой фигурой в убийстве немецкого посла в Советской России графа Мирбаха. Кстати говоря, многие отмечали умение Блюмкина буквально на глазах менять возраст. Изменяя мимику лица, он делался то старше, то моложе. Кроме того, в 17 лет у него уже росла довольно густая борода, и по описаниям свидетелей покушения на графа Мирбаха в немецкого посла стрелял не 17-летний юнец, а 30-летний мужик. Правда, опять же Блюмкин мог вообще не быть участником покушения, а назвать себя таковым, чтобы выгородить товарища из партии левых эсеров.

Этим товарищем, скорее всего, был Сергей Дмитриевич Масловский – бывший полковник Генерального штаба и будущий советский писатель, которого мы знаем под псевдонимом Мстиславский. После убийства Мирбаха Масловский-Мстиславский вышел из партии левых эсеров и вошел в ЦК украинских боротьбистов.

Блюмкин знал, что ему, любимцу Троцкого ничего не будет. Так на самом деле и вышло в действительности. За убийство Мирбаха Блюмкин был приговорен военным трибуналом к расстрелу. Но Троцкий добился, чтобы смертную казнь заменили на «искупление вины в боях по защите революции». Вместе с Масловским Блюмкин отправился на оккупированную немцами Украину, где стал одним из организаторов антинемецкого подполья. Когда в Германии произошла революция, и немецкие войска покинули Украину, Блюмкин вернулся В Москву и всю Гражданскую войну прослужил в штабе Троцкого. Затем Троцкий направил его на учебу в академию, но вскоре Яков вновь был переведен в органы ВЧК.

Далее по Юлиану Семенову будущий Штирлиц под видом белогвардейского ротмистра проникает в штаб правителя Монголии барона Унгерна и передает своему командованию военно-стратегические планы противника. Этот факт имеется также и в биографии Якова Блюмкина. 

Природная еврейская смекалка и умение разбираться в драгоценных камнях, обретенное им во время одесских экспроприаций, позволили Блюмкину осенью 1921 года быстро раскрутить дело с хищениями в Гохране. В октябре 1921 года Блюмкин, пользуясь псевдонимом Исаев (взят им по имени деда), едет под видом ювелира в Ревель (Таллин) и Ригу, где выступая в качестве провокатора, выявляет заграничные связи работников Гохрана. Именно этот эпизод в деятельности Блюмкина был положен Юлианом Семеновым в основу сюжета книги «Бриллианты для диктатуры пролетариата». Почти всё в этом деле у Юлиана Семенова документально. И Шелехес, и Пожамчи, и Прохоров - реальные люди. В фильме изменены только их отчества. По делу проходило 64 человека, 19 из которых были приговорены к расстрелу, 35 – к различным срокам тюремного заключения, а 10 – оправданы. Главными обвиняемыми проходили ювелиры-оценщики Яков Савельевич Шелехес, Николай Кузьмич Пожамчи и еще один известный оценщик Михаил Исаакович Александров. Прототипом же графа Воронцова был не кто иной как Василий Витальевич Шульгин. Правда, жил он тогда, не в Ревеле, а в Риге. 

Василий Вительевич умер в 1976 году, не дожив двух лет до своего столетия. После выхода из тюрьмы он дружил с моим дедом, с которым был знаком еще по белому движению, и потому я еще смог застать его живым. Он действительно тайно посещал Советский Союз, но правда, Гохран при этом не грабил.

 Однако  в книге по велению того времени, когда она вышла, вместо оборотистого Яши Блюмкина действует русский интеллигент Сева Владимиров. Но старые чекисты, консультировавшие писателя знали, что  вовремя украинского этапа своей деятельности Блюмкин работал под псевдонимом «Владимиров».

Осенью 1923 года по предложению был введён в Коминтерн для конспиративной работы. По заданию председателя Коминтерна Григормя Зиновьева в связи с назреванием революции в Германии, Блюмкин был отправлен туда для инструктирования и снабжения оружием немецких революционеров.

Важным этапом в деятельности будущего Штирлица было его проживание в Шанхае. Блюмкин бывал и там, но в основном наездами. Основным же местом пребывания Блюмкина была Монголия, из которой он и наведывался в Китай, но после бегства из страны начальника Восточного сектора ИНО Георгия Агабекова, который после своего бегства рассекретил сведения о деятельности Блюмкина в Монголии и Китае, Блюмкина оттуда отзывают в Москву и направляют в Константинополь. Оттуда Блюмкин курирует весь Ближний Восток. Блюмкин совершает также поездку в Палестину Там он. работая то под видом набожного владельца прачечной Гурфинкеля, то под видом азербайджанского еврея-купца Султанова, занимался созданием резидентской сети. Вскоре ему удалось завербовать венского антиквара Якоба Эрлиха, и с его помощью обустроил резидентуру, законспирированную под Букинистический магазин. В Палестине же Блюмкин познакомился с Леопольдом Треппером, будущим руководителем антифашистской организации и советской разведывательной сети в нацистской Германии, известной, как «Красная капелла».

В конце концов англичане, владевшие тогда Палестиной, выдворили Блюмкина со своей подмандатной территории.

Блюмкин вернулся в Москву, но тут «проверенного товарища» вдруг обвиняют в связях с Троцким, проживающим тогда как раз в подведомственном Блюмкину Константинополе. Узнав от своего шефа Трилиссера о том, что его любовница Лиза Розенцвейг накатала на него донос, Блюмкин пытается бежать. Погоня заканчивается стрельбой и арестом. По одним сведениям Блюмкина расстреляли 3 ноября 1929 года, по другим – 12 декабря. По третьим же расстреляли его лишь понарошку, снова дав возможность потрудиться на благо Коминтерна разведчиком-нелегалом. Скорее всего, вся история с расстрелом была придумана именно для того, чтобы объяснить сослуживцам, куда исчезла столь заметная фигура.  Не исключено, что после своего расстрела Блюмкин действительно нелегально работал в Германии, а после войны окапался где-нибудь в Испании или в Аргентине.

http://www.anaga.ru/analytical-articles/2/blumkin.htm

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: