О мере национального в вере и культуре русского народа

В категориях: Движение все – но цель еще лучше


Игорь Колгарев

"Зачем мятутся народы, и племена замышляют тщетное?" (Псалом 2:1).

 
 

Меня иногда искренне умиляют "национально-мыслящие" сограждане, именующие себя, правда, не христианами, а «православными». В огромном количестве газетных и журнальных статей, во множестве книг и телепередач ими настойчиво проводится мысль о "русскости" православия. А отсюда и о его тождестве с национальной культурой России. Соответственно, баптизму в этой самой русскости почему-то безнадежно отказывается...

Но можно ли сказать, что русский человек, не принявший православие, отрывается тем самым от народной культуры, от традиций своих предков, и более того, перестает быть русским? Конечно, неправославный русский человек традиции отцов уже не соблюдает, но что касается утраты им права называться русским, то оснований для этого все же нет. Тут важно во имя чего человек отвергает "веру предков". Если во имя своего земного благополучия, для карьеры, за компанию, - это очень плохо, но если же ради Бога, ради торжества Истины Божьей, - это, наоборот, можно только приветствовать!

Не так ли в свое время поступил Авраам, еще тогда по национальности халдей, ради Бога покинувший языческую родину и ставший впоследствии родоначальником еврейского и арабского народов? Не так ли поступали евреи Апостолы, образовавшие вместе с язычниками Церковь Христову, не смотря на вековые устные традиции фарисеев, запрещавшие даже близко общаться с «гоями»? Не так ли росла во всем мире Христианская Церковь, образовывающаяся везде из бывших язычников, оставлявших свои прежние верования? А ведь следуя концепции "национально-мыслящих" человеков, и Авраама и Апостолов, да и язычников-христиан, необходимо заклеймить "непатриотами" и, хуже того, "предателями своих народов". Кстати, это с успехом и делают господа атеисты и язычники, тоже, разумеется, "национально-мыслящие".

Любить земную родину нужно. Но если говорить прямо, то для дела Божьего, для Великого дела спасения человечества соображения "патриотизма" не так важны, как верность Богу, готовность за Евангельскую веру пожертвовать всем самым дорогим, вплоть до родины и сына (как у Авраама), и до обычаев предков и самой жизни (как у Апостолов).

Не подумайте, что я проповедую космополитизм, глобализм или западничество какое-нибудь. Себя я тоже смею относить к разумно-национально-мыслящим гражданам России. Просто определения патриотизма и отношения к религии у меня не совпадают с православными. Убежден, что русский баптист - не менее русский, чем русский православный, как и баптист-татарин не менее татарин, чем татарин-мусульманин. Тут трудности возникают, мне кажется, из-за определения самого понятия "нация". Православные трактуют ее то как название гражданства, то как языковую группу, то как верующих какой-либо религии. Или все эти компоненты вместе взятые. Так же, кстати, и большевики определяли это понятие, из чего выходило, что евреи - вообще не нация, поскольку общей территории у них тогда не было, общего языка тоже, да и веры у них встречаются разные... Однако евреи были, есть сейчас, и думаю, что еще будут. Русские атеисты, мусульмане, буддисты или язычники также вправе возмутиться, поскольку свое неправославие вовсе не считают поводом лишать их права принадлежать к русскому народу.

Мы, русские баптисты, также не считаем себя меньшими патриотами, чем православные или язычники, хотя понимаем его не в смысле полного единообразия в вере, языке и территории всех русских граждан. Баптизм, как Евангельское, то есть Первоапостольское Христианство, всегда твердо стоял на принципах полного отделения вопроса личного вероисповедания от власти и контроля со стороны государства. "Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу" (Мф. 22:21). Никто, кроме Господа нашего Бога, не вправе судить людей за их веру. Тем более на государственном уровне.

Патриотизм заключается вовсе не в следовании за изменчивой идеологией государственного аппарата, не в оголтелой поддержке любых действий властей, не в слепой защите исторических ошибок родины в прошлом, не в готовности убивать врагов своей земли, не в следовании за большинством, а прежде всего в любви. В любви к родине, к людям, ее составляющим. Родина и государство могут совпадать границами, могут и не совпадать, но никогда не являются тождественными понятиями. Верность государственной партии - вовсе не показатель любви к родине, ибо не всегда захватившие власть в стране хотят ей блага, они порой ищут обогащение только себе. "А любовь не ищет своего" (1 Кор. 13:5).

Не принадлежащие к чиновничьему аппарату простые люди, эмигранты, изгнанные из страны за убеждения или за политику, порою обнаруживали самую преданную и бескорыстную любовь к России. И русские белогвардейские эмигранты, и верующие сектанты, и самые «отпетые» антикоммунисты, были не меньшими, а порой и большими патриотами, чем коммунисты. Поэтому и тот факт, что гражданин не исповедует официальную религию, популярную на данный момент в стране, вовсе не делает его врагом народа (и государства, кстати, тоже). В коммуналке может жить много разных жильцов, но, тем не менее, объединенных любовью к общей квартире и дому...

Что же касается "русскости" той или иной религии, то это вопрос довольно простой. Вера, которой ценится только из-за ее местного происхождения, на самом деле не стоит ничего. Ценность истины не может быть определяема географией ее изготовления. Истина, она должна быть или абсолютной, универсальной, или никакой. Если религия не от единого Бога, она по большому счету не имеет смысла, как не имеет смысла инструкция к станку не от завода-изготовителя. Кроме того, собственно православие - это не русская вера, а греко-византийская. Язычество - шумерского, вавилонского или индийского происхождения, не говоря уж об атеизме - лжеучении западного бунтарского ума.

В этой связи могут спросить: "А ваш баптизм? Он-то чья вера? Не русская ли?" Увы, отвечу, тоже нет. Но и, конечно, не английская, не немецкая, не иудейская, и даже не американская. Она Божия, Евангельская, ибо другой и не надо, будь вы русский, еврей или татарин. Братство же церквей, держащихся Божией веры в России, действительно, русское, но русское по территории, по языку, по названию самого численно-крупного народа и по общей истории. "Русский баптизм, - как пишет историк С.Н. Савинский, - является третьей разновидностью всемирного баптизма". Есть баптизм англо-американский, есть немецко-европейский, а есть наш, самобытный, русский. Наш баптизм, конечно, развивался не без влияний со стороны тех «баптизмов», однако, в отличие от них, не копировал слепо готовые конфессиональные догмы, а выводил их из Священного Писания, из-за чего некоторые зарубежные исследователи даже считают, что русский баптизм (ЕХБ) называется баптизмом просто из-за сходства в способе крещения... Пусть так, главное же - чтобы вера была действительно основана на Слове Божьем и давала духовную жизнь уверовавшим во Христа. А всё это в русском баптизме есть.

Тут мы должны решить вопрос отношения культуры и религии. Есть такие странные "национально-мыслящие" люди, которые считают, что именно культура народа и влияет на лицо религии. Этого нельзя отрицать совсем, это, к сожалению, есть у некоторых конфессий, однако нельзя сказать, что это вещь положительная. Всё же хорошо, когда Истина влияет на нас, а не мы на Истину. Если влияем на Истину мы, она перестает быть универсальной Истиной, а становится только удобной нам, «карманной», искусственной локальной истиной.

Культуру народа формирует всегда то, во что он в данное время верит. Даже если формально народ и крестился всем скопом в Днепре при князе Владимире, если и держит до сих пор в своих домах иконы ради православного предания, и называет себя христианским, но при этом культура его построена сплошь на языческих обрядах и суевериях (с "масленницами да "святками"), то это значит только то, что вера народа не Божия, а та же, старая, языческая, греховная, если не сказать бесовская.

Ну не может у христианина, истинно рожденного свыше, обратившегося от дел ветхой своей природы, освященного и исполненного Духом Святым, оставаться тяга к языческим ритуалам, пусть и национальным! Не может. Или он ничего не понял в Христианстве, или умышленно решил служить двум господам - и сатане, и Богу.

Именно идеология, религия, вера и определяет культуру людей, и, как их совокупности, - культуру нации. Когда народ верил идолам, он имел культуру идолопоклонническую, являющуюся отнюдь не каким-нибудь развлечением, а серьезным религиозным ритуалом. Да, всякие потешные хороводы, гадания, застолья, приметы, суеверия, игры, пляски - это не просто забавы, это действа языческого культа! Можно обманывать людей, говоря, что это - народные обычаи, не имеющие уже ничего с религией, но Бога не обманешь. Зачем нужна культура, которая противоречит истине? А истина - это Бог, это Христос, это слова Священного Писания.

"Итак, вразумитесь, цари; научитесь, судьи земли! Служите Господу со страхом и радуйтесь с трепетом. Почтите Сына, чтобы Он не прогневался, и чтобы вам не погибнуть в пути вашем; ибо гнев Его возгорится вскоре. Блаженны все, уповающие на Него" (Пс. 2:10-12).

Русский народ принял в IX веке православие (или его заставили принять его формально). Это отложило свой отпечаток на культуру и жизнь русских людей. Где-то, конечно, культура осталась старая, языческая, смешалась с новой верой, потом были влияния на нее извне, социальные, климатические и политические условия также влияли, затем наступила эпоха творчества революционеров, нигилистов, атеистов, и в результате сформировалась та культура, которая есть сегодня. В ней, безусловно, что-то есть от православия, но много и других влияний... К тому же православная версия христианства не совсем адекватно передает истины Евангелия и учение Иисуса Христа. Во всяком случае, с точки зрения евангельских христиан-баптистов. Поэтому мы можем смело говорить, что как русские были русскими до принятия ими православия, как они были русскими при православии, как они были русскими при атеистическом коммунистическом режиме, так они вполне могут быть русскими и при баптизме, формируя в дальнейшем не какую-то нерусскую культуру, а просто другую русскую культуру, не языческую, не православную и не атеистическую. Каждый народ проходил и проходит в истории разные этапы своего развития, и культуры в том числе. Ничего страшного, если он выйдет к новому этапу своей культуры - к евангельско-баптистскому.

Вообще же когда народ (или часть народа) принимает истинного Бога, обретая истинную веру, для него все люди на земле, которые так же верят в того же Бога, автоматически становятся братьями и сестрами, то есть самыми родными и близкими. Без различия кто какой национальности и из какой страны. Во Христе все мы едины, одно Тело - Церковь Христова, один новый народ, «некогда не народ, а ныне народ Божий; некогда непомилованные, а ныне помилованы» (1 Пет. 2:10). И этот новый патриотизм намного прочнее и выше земного, потому что он не ограничивается только нашей землей или национальностью, а простирается в вечность. Культура же не может быть самоцелью нации, она является лишь иллюстрацией, то есть выражением ее веры и идеалов. И если верой и идеалом русского народа (как и любого другого) будет Христос и христианство, то и культура будет отражением этого.

Христианская вера как таковая нужна России не потому, что она русская (или не русская), а потому, что истинна и происходит от истинного единственного Бога, Творца Неба и земли, Отца Господа нашего Иисуса Христа, Который умер за все наши грехи, и Который один может дать спасение вечное каждому в Него уверовавшему. Не зависимо от национальности и прописки. И слава за это Богу!

http://rusbaptist.stunda.org/russ.htm

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: