Об общественной роли антимонопольной службы России

В категориях: Трудные места


Вадим Новиков

 

Видимо, тема не испугала, видимо, вы видите в ней некоторую важность, но, наверное, я просто попробую рассказать свои причины, почему, вопреки мнению моего товарища, тема является не настолько специфической и на самом-то деле затрагивает довольно большое количество людей. Возможно, вы получите какие-то аргументы, которыми сможете поделиться с теми друзьями, которые не решились придти на это обсуждение.

Итак, есть такое широко распространённое мнение, можно даже так сказать, миф. Он состоит в том, что российское антимонопольное законодательство является каким-то слабым, не очень жёстким, что это, в общем-то, не значимый факт жизни. Ну, и понятно, если следовать этому рассуждению: то, что не является значимым, не является и хорошей темой для дискуссии. За этой точкой зрения скрывается некая правда, но тут есть одна оговорка: скрывается правда, которая была верна где-нибудь 5 лет назад. Но то, что было правдой 5 лет назад, не является правдой сегодня. Одно простое подтверждение, которое я могу привести, – это прошлогодний доклад ФАС о состоянии конкуренции в Российской Федерации, где ФАС зафиксировало вот что общее количество дел, возбуждённых антимонопольными органами в РФ, значительны и не сопоставимы ни с одной страной с развитой рыночной экономикой. То есть здесь важно, что речь идёт не о мнении там либертарианцев, критиков антитраста. Речь идёт о мнении самой антимонопольной службы.

Второе соображение помимо количества дел касается того, что стоит на кону сегодня. Вообще говоря, на кону стоит в буквальном смысле слова жизнь людей. Дело в том, что действующий уголовный кодекс предусматривает наказание за нарушение антимонопольного законодательства на срок до 7 лет. Учитывая нынешнее состояние СИЗО, правоохранительной системы в целом, нужно понимать, что во многих случаях речь идёт не просто о семи годах, а ставки намного больше – это здоровье, а иногда жизнь.

Третье соображение, третий аргумент, почему это важно, что стоит на кону помимо жизни. На кону сегодня стоят довольно большие суммы денег. И всё увеличивающиеся. Если в 2008 году общая сумма наложенных штрафов антимонопольной службой составила 6 млрд. рублей, то буквально год спустя, то есть уже в 2009 году сумма штрафа составила 29 млрд. рублей, то есть примерно 1 млрд. долларов. То есть это беспрецедентно, это несопоставимо с теми показателями, которые были всего лишь несколько лет назад. То есть на наших глазах происходит очень большой рост активности федеральной антимонопольной службы.

Теперь можно задаться вопросом: кого это в точности касается, потому что, может быть, речь идёт о жизнях немногих олигархов или о деньгах немногих олигархов. На самом деле это касается намного более широкого круга людей. Для того чтобы понять, кого это касается в наибольшей степени, достаточно зайти на сайт федеральной антимонопольной службы, то есть ФАС. Руководство ФАС представляет левую либеральную партию «Яблоко». Вот то, что можно сказать хорошего про антимонопольную службу совершенно точно, что федеральная антимонопольная служба является одним из самых прозрачных ведомств, если вы заинтересованы что-то узнать о её деятельности, вы наверняка сможете это сделать. Так вот, если вы зайдёте на сайт федеральной антимонопольной службы и посмотрите на реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35%, по-простому, реестр монополистов. Если вы думаете, что реестр монополистов – это в основном небольшое количество крупных олигархических компаний, то это не так. Наверное, эти компании составляют 1% от этого списка. Где-то половину списка составляют разные субъекты естественных монополий, и оставшуюся половину списка составляет большое количество некрупных предприятий, про которые вы никогда не подумаете, что это монополисты. То есть в основном речь идёт о предприятиях, занятых в пищевой промышленности: это могут быть небольшие хлебокомбинаты, молочные комбинаты, колбасные комбинаты, то есть речь идёт о рынках, где с любой разумной точки зрения и уж точно с точки зрения большинства экономистов о монополии речь не может даже идти. Я для вас собрал несколько примеров того, кто является монополистом с точки зрения нынешнего законодательства. Вот, например, есть Ульяновский пивоваренный завод «Витязь». Я не уверен, что многие пили это пиво. Я не исключаю, что оно по-настоящему хорошо сварено, но как бы то ни было очевидно, что какой регион ни возьми, есть множество сортов пива, и они довольно жёстко конкурируют друг с другом. Тем не менее, наше законодательство таково, что вот этот завод является монополистом. Точно так же в Омске есть производитель дрожжей «Дромасс», это тоже монополист. В Мордовии есть мясокомбинат «Атяшевский», тоже монополист. То есть таких примеров можно найти большое количество, и поэтому нельзя думать, что все вот эти разговоры про антимонопольное регулирование – это что-то про небольшой круг особо богатых людей. Да нет, это собственно говоря, про предприятия, на которых мы сами вполне можем работать и за действия которых мы вполне можем отвечать.

И, наконец, есть ещё один важный аспект, который касается, конечно, каждого человека хотя бы в роли потребителя. Антимонопольное законодательство сейчас сформулировано таким образом, что по существу в качестве своей главной цели оно видит вмешательство в цены, регулирование цен. И именно эту задачу антимонопольная служба по существу считает своей главной задачей. Соединяя это с тем, что я сказал буквально двумя минутами раньше, это означает, что законодательство таково, что хотя этого не делается, тем не менее, потенциально созданы инструменты регулирования цен в очень широком секторе экономики, включающем такие относительное малые предприятия. Иными словами, очевидно, что это порождает риски неблагоприятных для потребителей последствий: тех самых дефицитов и чёрных рынков, про которые обычно говорится. И на данный момент после нескольких лет усиления антимонопольного законодательства, конечно, это привлекло намного более существенное внимание и общественности, и экономистов к обсуждаемым предметам. На сегодняшний день имеет смысл процитировать слова уже и руководителей федеральной антимонопольной службы. В этом году Игорь Артемьев признал, что кое-где гайки были перекручены, то есть законодательство является излишне жёстким, и теперь пора заняться его смягчением. Собственно говоря, так родилась идея так называемого третьего антимонопольного пакета, который пока что, может быть, не очень активно обсуждается, но наверняка будет активно обсуждаться этой осенью, спустя всего лишь небольшое количество недель.

Третий антимонопольный пакет поправок в федеральный закон о защите конкуренции. Итак, речь идёт о сюжете, довольно, как мне кажется, значимом, ставки довольно велики. И в связи с этим, можно подумать вот о какой истории: не повторить одной ошибки. Про одного римского императора рассказывают историю или байку, что к нему однажды пришли два певца, которые просили рассудить, кто из них лучше поёт. И, выслушав первого певца, император присудил победу второму. По мнению императора, второй не мог петь хуже. Вот вы улыбаетесь, это означает, что вы понимаете, в чём ошибка. На самом деле бывает по-разному. Если первый поёт плохо, может быть, второй всё равно поёт ещё хуже. Эта ошибка понятна в случае с императором, но мы сами часто её совершаем. Каждый раз, когда мы видим какие-то недостатки, не вполне удовлетворены рыночным механизмом, мы говорим, что, наверное, государство каким-то образом должно помочь. Раз рынок плох, значит, государство должно вмешаться, но нужно всегда помнить и о том, что государство может сработать хуже.

И, наверное, последнее такое замечание или ремарка в связи с этим выступлением – нужно сказать, что хотя для России это является вещью относительно новой, но западной экономической науке известно довольно много случаев таких неблагоприятных последствий антимонопольного вмешательства, то есть этим историям несть числа. Но многие люди среди экономистов, несмотря на то, что прекрасно об этом осведомлены, считают, что эти истории являются до некоторой степени случайными, ну, то есть «хотелось, но не получилось». И вот здесь имеет смысл подчеркнуть специфику выступления или той научной школы, к которой принадлежит Дональд Будро: она ставит под радикальное сомнение идеи регулятора, что государь у нас добрый, а бояре плохие, по крайней мере, в том смысле, что ошибаются. Школа общественного выбора, которой принадлежит Дональд, говорит вот что. Давайте в качестве первого приближения, в качестве разумной гипотезы будем думать, что, как правило, на основе анализа последствий, на основе анализа того, что в реальности произошло, вы можете понять, каковы же были мотивы людей. То есть, скорее всего, произошло примерно то, что в самом деле кто-то хотел организовать, а кто-то хотел сделать. Вот опять смотрю, заулыбались, потому что русским очень близка такая конспиралогическая жилка. Собственно говоря, я думаю, что это как раз одна из причин любить, интересоваться исследованиями в области вот этого, совершенно респектабельного научного направления: теории общественного выбора, к которому принадлежит уже несколько Нобелевских лауреатов. Ну, вот, в том числе, нобелевский лауреат прошлого года Остром, другой нобелевский лауреат Джеймс Бьюкенен.

Мне кажется, что вопреки теоретикам общественного выбора в данном случае надо придавать большое значение идеям, а не интересам. Моё рабочее предположение состоит в том, что а) большая часть активности федеральной антимонопольной службы объясняется именно идеями. Эти идеи являются леволиберальными, имеют в качестве своего источника программные установки партии «Яблоко». И мне кажется, что многие черты этого правоприменения объясняются вот именно этой левой либеральностью. В качестве либеральной партии ФАС проводит курс на «прозрачность», о которой я уже говорил. Но так как это партия не просто либеральная, а леволиберальная, то отсюда появляется такой акцент на борьбу с крупным бизнесом, который, в общем-то говоря, вполне близок к этой линии.

http://www.polit.ru/lectures/2010/12/27/monopoly1.html

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: