Распродажа Родины отменяется

В категориях: Трудные места


Светлана Сухова

Распродажа Родины отменяется: наших здравниц, кузниц и житниц иностранцам не видать

Пока россияне неспешно выходили из новогоднего загула, президент Дмитрий Медведев подписал указ «Об утверждении перечня приграничных территорий, на которых иностранные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица не могут обладать на праве собственности земельными участками». В указе приводится перечень из 380 муниципальных образований, где действует этот запрет. Речь идет почти о пятой части территории России, если не больше.

Формально этот указ должен был появиться 10 лет назад в связи с принятием Земельного кодекса. Тогда депутаты, дабы избежать «распродажи Родины», решили внести в текст кодекса пассаж о запрете приобретения иностранцами земли на приграничных территориях. При этом сам перечень «запретных земель» должен был быть оформлен указом президента. Вот он и появился… И сразу же вызвал бурю возмущения, например у наших финских соседей.

Проблема не в самом запрете, а в размере «запретной» территории. В России она оказалась крайне велика, что не вписывается в европейские нормы. Впрочем, как выяснили «Итоги», указ может быть скорректирован, если выяснится, что он препятствует иностранным инвестициям и может осложнить наши отношения с Евросоюзом. Хорошо бы, чтобы это было сделано до того, как Европа сформулирует свой «зеркальный» ответ.

Воздушные замки

Финны устами главы МИДа Александра Стубба заметили: «Финляндия постоянно обсуждала данный вопрос с Россией и придерживается принципа взаимности». В переводе на русский это означает, что если у нескольких десятков финнов, купивших недвижимость в российских деревнях близ госграницы, отнимут право собственности, то с принадлежащими россиянам коттеджами в Финляндии (а их несколько тысяч) могут поступить симметрично.

Правда, в Москве мало кто верит в реализацию самого негативного сценария. Как пояснили «Итогам» в Думе, вряд ли российские власти будут пересматривать сделки задним числом, и слабо верится в то, что на такой шаг пойдут наши соседи. «Но то, что Финляндия среагировала, да еще так резко и быстро, свидетельство того, что у них были серьезные планы на скупку земель в этих районах, нужный указ оказался», — убеждены депутаты. Они вообще призывают не драматизировать ситуацию.

Дело в том, что полноценного земельного рынка как такового в России еще по сути нет. Подавляющая часть территории страны остается в собственности государства. Частные владения за последнюю пару десятилетий появились, но пока что они не делают погоду на рынке. Как правило, продавцом земли выступают муниципалитеты, которые и определяют правила игры. В том числе и решают вопрос о том, продавать ли землю иностранцам.

До выхода указа Дмитрия Медведева последние не чувствовали себя ущемленными в правах. Как говорят специалисты земельного рынка, при желании местных властей иностранные граждане или юрлица имели возможность покупать землю в том числе и в приграничной зоне. Несмотря на положение Земельного кодекса, отсутствие перечня «закрытых» территорий делало запрет де-факто недействующим.

При этом следует принять во внимание, что учет земельной собственности у нас налажен крайне слабо. Ни в одном ведомстве «Итогам» не смогли ответить на вопрос о конкретной площади угодий, принадлежащих иностранцам. Истинные масштабы проблемы неизвестны, кстати, и озаботившимся ею финнам. По данным властей Финляндии, в Карелии и Ленинградской области имеется несколько десятков земельных участков, находящихся в собственности граждан Суоми. Точного же их количества и площади никто не знает.

Тем не менее кое-кто из финских политиков, недовольных ситуацией, уже предложил обсудить указ Дмитрия Медведева в Брюсселе и выработать консолидированную реакцию Евросоюза. В обсуждение этой темы верится легко, а вот в появление ответных действий — с трудом. Все потому, что решения в Евросоюзе принимаются консолидированно, а по этому вопросу единого мнения в Европе нет. Где уж ему взяться в ситуации, когда россияне скупили изрядное число вилл на Кипре, на побережье Испании и во множестве других стран ЕС. В этом случае своя рубашка может оказаться ближе к телу — терять инвестиции никто не намерен.

Поясним: на Западе препятствий для совершения сделок с недвижимостью никто не чинит. Закрытые для продажи территории имеются, вот только величина их несопоставима с российской. У тех же финнов приграничная зона уходит вглубь страны не более чем на пять километров, а никак не на сотню-другую, как получилось у нас. И уж точно финны, как и другие европейцы, крайне щепетильны в вопросах собственности: ее неприкосновенность — дело святое.

Понятно, что приграничные области интересуют прежде всего частников, желающих обзавестись домом или квартирой, максимум — наладить маленький бизнес (отель, теплица). Получается, что для них включен «стоп-сигнал»: россияне, готовые продать недвижимость в «запретных» районах, теперь вряд ли захотят связываться с иностранцами. Хотя де-юре такую сделку можно было бы провернуть: например, продав дом, а на землю оформив право бессрочного пользования. Но слишком уж это хлопотно. Конечно, обойти закон и указ можно — через российскую фирму, на которую и оформить собственность. Но все это дополнительные бюрократические преграды, которые не всем иностранцам, да и продавцам-россиянам захочется преодолевать.

Крупному бизнесу также есть о чем беспокоиться, причем как иностранному, так и российскому. Дело в том, что перечисленные в указе территории — самые что ни на есть инвестиционноемкие. Взять хотя бы Сочи, в котором развернуто сегодня олимпийское строительство. Этот город, как и все Черноморское побережье России, попал в запретный список. Между тем инвестор заинтересован в том, чтобы, к примеру, отель стоял не на арендованной, а на собственной земле. Аренда, ставки на которую могут меняться, это дополнительный риск. Президентский указ затронет и крупные российские компании, в том числе девелоперские. Они предпочитают оформлять недвижимость на свои кипрские офшоры. Продавать крупные земельные участки и здания проще и менее накладно в плане налогов путем смены собственника офшорной «дочки». Теперь же эту практику придется менять: ведь формально деньги наших олигархов, вкладываемые в российскую недвижимость через зарубежную фирму, — это иностранные инвестиции.

Но все эти возможные последствия указа, что называется, «на будущее». А что с уже состоявшимися сделками? В России, как известно, возможно все. Например, можно признать сделки по приобретению недвижимости в приграничных зонах ничтожными. По словам первого зампредседателя Комитета Госдумы по безопасности Михаила Гришанкова, запрет на покупку иностранцами земель в приграничных районах России де-юре существует уже 10 лет: «Все эти годы на приграничных территориях нельзя было продавать иностранцам землю, а если так получилось, значит, кто-то из местных властей нарушил закон». Теперь в каждом конкретном случае предстоит разбираться отдельно, возможно, даже через суд.

При этом если сделку признают ничтожной, суд обяжет продавца вернуть покупателю заплаченную им сумму. Впрочем, все сильно зависит от того, когда была приобретена земля. Срок давности для ничтожных сделок — 3 года. Это значит, что те же финны, купившие домик с землицей три года назад и ранее, могут не беспокоиться. На действия же тех, кто сделал это относительно недавно, скорее всего, закроют глаза: судебные тяжбы — дело долгое и муторное, чреватое международным скандалом.

В правовом тумане

Есть еще одна тонкость: президентский указ — очень своеобразная форма введения какого-либо запрета. Как пояснил «Итогам» замглавы Комитета Госдумы по международным делам Андрей Климов, указ — «элемент тонкой настройки»: «Президент может выпускать указы хоть каждый час, так что, если вдруг выяснится, что подписанный им документ нарушает закон или, хуже того, международные обязательства России, указ можно и должно скорректировать». Иными словами, это такая практика: сначала ввести почти тотальный запрет, а потом снижать планку в зависимости от обстоятельств, бизнес-планов, международных договоренностей. Корректировать, одним словом. Очевидно, что первая «коррекция» уже прошла: как признавались «Итогам» в различных властных инстанциях, они ожидали, что список «закрытых» территорий будет длиннее. Так, например, глава думского Комитета по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров заявил, что особо осторожные из иностранных инвесторов, зная о наличии такой нормы Земельного кодекса, «обходили» приграничные территории России на расстоянии минимум 100 километров от госграницы. Посему своим указом, по мнению Федорова, Медведев «либерализовал ситуацию», и теперь приток инвестиций в Россию даже увеличится. С ним солидарен и член Комитета Госдумы по собственности Алексей Плахотников, назвавший указ «своеобразным мотивационным посылом»: мол, инвесторам «теперь можно не опасаться, что их вложения будут поставлены под сомнение и признаны как нарушающие принципы национальной безопасности России».

Ушлые иностранные инвесторы и правда предпочитали не связываться с приобретением земли на приграничных территориях. Однако появление в этом вопросе ясности вряд ли поспособствует притоку прямых инвестиций. Ведь для инвесторов это означает дополнительные расходы на создание российских компаний, на которые придется переоформлять землю.

Но почему указа пришлось ждать так долго? Можно предположить, что эти годы понадобились властям, чтобы определиться с размерами и перечнем «запретных» территорий. В итоге в список вошли самые разные области: если посмотреть на карту, то бросается в глаза, до чего же все непропорционально. Где-то речь идет о небольших по размерам землях, почти совпадающих с понятием «пограничная зона», а где-то закрытые для иностранцев территории составляют до трети и даже больше половины субъекта Федерации (как, например, в Сахалинской области, включающей Курилы). В список запрещенных попали целые города и практически все курорты. «На замке» и нефтегазовые кладовые Ямала, весь север алмазоносной Якутии и часть чукотских земель. Плюс приграничные районы северокавказских республик, не говоря уже о львиной части Калининградского эксклава.

Словом, житницы, здравницы и кузницы, прилегающие в той или иной степени к пунктиру госграницы, а подчас и отходящие от нее вглубь на сотни километров. Ну как тут не закрасться мысли, что в «приграничное» максимально записано все мало-мальски ценное из числа природных и иных богатств? И иностранцам, желающим приобщиться к этим «кладовым», придется всякий раз испрашивать разрешения непосредственно у верховной власти. Как в песне: «Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей — вершка не отдадим». Даже если этот «вершок» бесхозный и пользы Отечеству от него никакой. Так что неплохо бы привести наше «пограничье» в соответствие с евростандартом, который предусматривает довольно узкую приграничную зону, куда иностранцам вход заказан.

Нам не страшен Вань Юань?

Александр Чудодеев

Как пояснил «Итогам» депутат Госдумы генерал-полковник пограничных войск Виктор Войтенко, ограничения на покупку земли для иностранцев — вынужденная, но необходимая мера. Cуществует угроза для безопасности государства: а ну как иностранцы, например китайцы, начнут скупать земли в непосредственной близости от границы? А потом еще и селиться там тысячами? А потом провозгласят самоуправление? А там рукой подать и до того, чтобы сместить на несколько километров российский рубеж вглубь страны...

Насколько реальна «китайская угроза»? В России китайцы, как правило, предпочитают вахтовый метод работы: взять клочок земли в аренду, засеять, получить урожай, продать его — и домой. Правда, есть и другие примеры. Вот в селе Плотава Баевского района Алтайского края в захиревший колхоз «Ленинский путь» пришел серьезный китайский инвестор. Вскоре колхоз стал именоваться ООО «Вань Юань Плотава» и дела там пошли на лад. Выходит, что «экспансия» кое-где и на пользу.

Проблема как раз в том, что китайцев, желающих поселиться в России, весьма немного вопреки всем страхам политиков. По словам главного научного сотрудника Института Дальнего Востока РАН Якова Бергера, приграничные земли России «не представляют для китайских фермеров большого интереса». Хотя бы потому, что в Забайкальском крае и Амурской области речь идет о пашнях из категории «рискованного земледелия». В КНР полно своих земель этой категории — от границы с Россией вглубь Поднебесной уходят такие же неосвоенные унылые поля. Китайцы предпочитают скупать земли в Африке и Латинской Америке, где земля подешевле и побогаче. Активно вкладываются они и в зарубежную недвижимость, но опять же не в России: китайцы — крупнейшие иностранные покупатели недвижимости в Лондоне. В самой же Поднебесной испокон веку действует мораторий на покупку любых земель иностранцами.

http://www.itogi.ru/russia/2011/4/161031.html

www.mirvboge.ru

 

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: