Теология праздника

В категориях: Общество, Церковь и власть


 

А.М. Прилуцкий

Жизнь современной христианской Церкви невозможно представить себе без ярких и светлых праздничных богослужений. Не случайно для многих, если не большинства прихожан традиционных церквей Рождество, Пасха и Пятидесятница прежде всего ассоциируются с торжественными богослужениями, особым праздничным настроением и потом уже с теми событиями церковной истории, с которыми эти праздники связаны непосредственно. И в этом нет ничего удивительного, поскольку ассоциации образуются на подсознательном уровне в связи с наиболее яркими и значимыми переживаниями. Мы живем во время полноты Откровения, когда все мессианские пророчества Ветхого Завета исполнены. И уже в силу этого эпоха земного служения Спасителя, время рождения Его Церкви для нас события далекого прошлого. И географически, и хронологически, и цивилизационно мы очень далеко отстоим от земных реалий Его проповеди, мы не были Его собеседниками и участниками Его чудес, не видели Его нашим телесным зрением. Поэтому наш разум, весь наш плотской опыт говорит нам, что мы не можем быть Его сослужителями, не можем приблизиться к Нему лично. Но церковь обладает способностью восстанавливать связь времен, более того она вовлекает нас во внепространственные и вневременные отношения. Поскольку Церковь отчасти находится вне времени она позволяет нашей вере преодолеть плотские, материальные ограничения. И это не только является предметом веры, хотя и реализуется через веру. В словах церковной молитвы "Посему и мы с ангелами и небесными силами поем славе Твоей хвалебную песнь" такое понимание вневременного бытия церкви находит свое очевидное выражение. Так церковное сознание выразило уверенность в интегрирующую способность Церкви. Мы не только хотим непосредственно приблизиться к Богу, но и реально делаем это, когда наш голос присоединяется к немолкнущему хору Церкви Вселенской.

Христианские праздники являются в этом отношении одним из тех мостов, при помощи которых преодолевается и время и пространство. Через них мы делаемся соучастниками прошлого и вступаем в мистическое наследие будущего. События священной истории не только проходят перед нашим взором, они актуализируются для нас, делаясь частью нашей жизни. Мы не только верим в Единую Вселенскую Церковь, но и постоянно, реально, ежечасно пребываем в ней. Через веру мы начинаем жить ее жизнью. Неслучайно для церковного сознания свойственно говорить о Церкви как о верующих, часть которых уже торжествует с Богом на небесах, а часть еще пребывает в борьбе на земле. И это хорошее сопоставление (разумею сопоставление частей, но не разделение Церкви на части). Церковь, торжествующая в вечности, неотделима от нас, чье служение еще незавершено. И неслучайно, что торжество и праздник - слова столь семантически близкие. Наши церковные праздники представляются в свете этого символами небесного торжества, указывают на него, как на окончательное состояние оправданных. Вместе с апостолом Павлом, очистив сердца от старойзакваски, мы становимся участниками Пасхи чистой и истинной (1 Кор.5:8)

Ранняя Церковь рассматривала как праздник совершение Св.Причастия. Каждое богослужение воспринималось как "пребывание в празднике", и чаша являясь символом единства общины, была одновременно и символом более глубокого единства неба и земли достигаемого через торжество воли Божией. И если сейчас такое понимание отчасти утрачено, то это является недостаточностью нашей современной церковности. Конечно, наши праздники не являются прямым отражением небесного торжества. В них много земного, традиционного, ментального. Но это важно скорее для формального понимания церковной жизни, внешнего, по отношению к ее внутренней, духовной сущности.

По духовному содержанию небесное торжество и христианские церковные праздники явления одного порядка. Потому, что церковь едина, едина в Богоотцовстве, едина вере в Иисуса Христа, едина в радости Св.Духа. Потому, когда во время богослужения мы начинаем ощущать как никогда ясно радость Богоприсутствия и счастье спасения, мы можем быть уверены, что через этот голос Божий в нашей душе мы становимся соучастниками торжества, небесной радости и небесного праздника, на котором мы некогда станем присутствовать постоянно со всеми от века оправданными во Христе.

Вопрос о взаимоотношении Церкви и государства неоднократно рассматривался лютеранскими богословами. В целом лютеранством была рецептирована и развита концепция блаженного Августина о том, что, христианин является гражданином града Земного и града Небесного.

При этом град Земной выполняет установленное Богом предназначение, когда руководствуется справедливыми законами, наказывает зло, поддерживает общественный порядок и поощряет гражданскую добродетельность. Поэтому, лютеранство поощряло принятие верующими ответственной гражданской позиции, призывало их к сотрудничеству и участию в государственной жизни, более того, особо оговорило это в Символических книгах Например, в Аугсбургском исповедании, артикуле XVI утверждается, что - "Всякое законное правительство и законодательства - суть благие установления, Богом сотворенные и учрежденные". Этим же принципом руководствовалось и российское лютеранство, воспитав для российской государственности целую плеяду ученых, государственных деятелей, работников искусства, кадровых офицеров. Исторически лютеранство пришло в Российское государство не в лице навязчивых миссионеров, но для духовного окормления приглашенных Российским правительством для участия в государственном строительстве специалистов - подданных иностранных государств.

Из сущности Церкви, из тех особых задач, которые ставит перед ней Слово Божие, следует, что Евангелическо-лютеранская Церковь Ингрии не отожествляет себя с той или иной политической идеей и не участвует структурно в деятельности партий и политических организаций. Но очевидно и то, что сегодня, как и четыреста лет назад, будущее России не может быть безразличным для российского лютеранства. Одной из исторических особенностей российского лютеранства стало то, что лютеранские общины, традиционно действовавшие в Российской Империи повсеместно, воспринимали себя как своеобразный связующий мост между Востоком и Западом. Потенциал западного мира, таким образом, взаимодействовал с традиционным восточным укладом, создавая условия для межцивилизационной интеграции.

Говоря о том вызове, который современный мир делает России, Досточтимый Епископ Арри Кугаппи отмечает в Рождественском послании, что "последние печальные внешнеполитические события, обесценивание человеческой жизни, нерешенные социальные противоречия говорят нам, сколь несовершенен и хрупок этот мир, сколь ненадежны и расплывчаты его ориентиры. "Человеческая история учит нас", продолжает Епископ, - "что любое общество, если оно строит свои отношения на песке сиюминутных выгод, не может устоять, но общество, сильное своими духовными ценностями, стабильно и устойчиво, даже если оно и не богато экономически". Думается, что я не погрешу против истины, если скажу, что такова позиция большинства российских лютеран. Тот путь развития, который предлагает миру современная западная цивилизация, содержит больше вопросов, чем ответов на них. Принцип "свобода ради свободы", торжество идеалов либеральной экономики, сомнительные перспективы глобализации - обозримые вехи на этом пути. На недавно прошедшей региональной конференции Всемирной Лютеранской Федерации, на которой я имел честь присутствовать, прозвучали слова о том, что современный Запад - это сообщество людей, "которые забыли о том, что они забыли о Боге". Однако, западное общество, при всей его приверженности к "свободам", на самом деле достаточно авторитарно препятствует развитию идейного плюрализма. Любая критика секуляризма, феминизма, ценностей либеральной экономики, объявляется "ересью" против политкорректности, а сами критики предаются общественному остракизму, клеймятся как обскуранты и экстремисты. Удивительно, что при этом действительно экстремистские высказывания крайних поборников "политкорректного" обходятся молчанием.

Очевидно, что будущее России - это будущее населяющих ее народов, сохранивших свою самобытность, диалог культур и конфессий, противостояние разрушительным силам анархии и все дозволенности. И в свете этого, российские лютеране готовы к сотрудничеству с теми общественными силами, которые в свою очередь проявляют интерес к накопленному веками российскими лютеранами общественно-нравственному потенциалу позитивного влияния на развитие общественных процессов.

http://portal-credo.ru/site/index.php?act=lib&id=1506

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: