ВЫ НЕ МЕНЯ ИЩEТЕ?

В категориях: Движение все – но цель еще лучше


Наталья ДАНИК

 

По ее щекам бежали слезы, когда она сказала, что не хочет в детский дом. На вопрос, что значит словосочетание «детский дом», она ответила, что не знает. Так началось наше знакомство с Настей.

Ее история не сильно отличается от историй подобных ей детей. Девочка брошена матерью на произвол судьбы. И она, борясь за свою жизнь, учась выживать и решать недетские вопросы, стала не по годам взрослой. Да и может ли быть иначе, когда у ребенка похищено детство теми, кто окружает ее. За свою короткую жизнь она сменила несколько мест жительства. Жила во многих чужих семьях. Не раз терпела побои не только от матери, но и от тех, у кого время от времени жила. И все это в неполные пять лет. Она не знает, откуда родом, где сейчас ее мама и что ждет ее. Да это и неважно для нее сейчас. Когда она поняла, что мы не представляем для нее угрозы, она начала сжимать мои пальцы своими крохотными ручками, словно боясь остаться вновь никому не нужной.

В нашей машине в тот день уже сидели двое детей с похожими судьбами: брат и сестренка, которых мы везли в приют. Там они смогут помыться, поесть и выспаться. Отвезти их домой - это не лучший вариант для них. Там их не ждут, они никому не нужны, и никто не собирается думать об их пустых желудках: «Немаленькие уже, смогут и сами себя прокормить». Их младшего двухлетнего братика несколько дней назад уже приютила одна христианская семья. А тринадцатилетняя сестренка сбежала из этой голодной семьи к своему новоявленному «мужу», который на днях освободился после своего второго срока заключения. И все это рассматривается как нечто нормальное.

В машине дети быстро познакомились и радушно приняли друг друга. Для детей их положения это типично. Они могут понимать друг друга без слов и готовы к взаимопомощи, о чем свидетельствовало нежное объятие старшей девочки, в которое она заключила Настю, по-матерински шепча ей что-то на ухо.

А сколько их таких, кто нуждается в чьем-то объятии, заботе, понимании? Скольким из них мы сможем помочь? Что делать тем, до кого не дотянется наше сердце? На эти вопросы нет однозначного ответа, но эти вопросы остро встают перед теми, кто встречает детей на улице и уже не в силах пройти равнодушно мимо.

Волна детской беспризорности и безнадзорности шокирует. Понятно, что снижение уровня всех социальных институтов не могло пройти мимо института семьи. Бедность, моральный, духовный, эмоциональный голод, аморальность, распад семьи – этот список можно долго продолжать. И как результат всего этого - пополнение рядов «уличных детей».

Дети, которые вынуждены по тем или иным причинам жить на улице, поражают не только как явление в целом, но и своим молодым возрастом. Если еще несколько лет назад возрастная шкала уличных детей не опускалась ниже десяти лет, то сегодня она достигла деток 3-4 лет.

Живут где и как придется. Едят то, что посчастливится найти. Вырастают дерзкими, потому что не умеют защищаться по-другому.

У многих из них живет одинаковая вера в то, что их «начнет искать мама или папа, потому что они меня любят». Возможно, поэтому они так пристально смотрят в наши взрослые глаза с немым вопросом: «Вы не меня ищете?» Именно для таких детей мы начали свое служение.

Собираясь с ними два раза в неделю, давая детям возможность поесть, помыться и услышать весть о Боге, мы хотим показать им, что они нужны нам, нужны Иисусу. Пока у нас нет своего помещения, а то, что есть (двухкомнатная квартира), все меньше и меньше подходит для нас, потому что не вмещает всех желающих. Но мы движемся вперед. Дети приходят и приводят с собой каждый раз новых друзей. Это радует.

Вечером, когда общение с детьми подходит к концу и нужно закрыть входную дверь за последним ребенком, сердце невольно сжимает боль: ребенок идет «домой», на улицы города. Боль, сжимающая сердце, находит свою причину в реальности, с которой должен сейчас будет столкнуться этот малыш. Сказать ему о том, что все у него будет хорошо, не поворачивается язык. Да и будет ли у него это ХОРОШО? Мы остаемся в квартире сытые, с возможностью лечь в постель, укрывшись одеялом. А он пойдет по ночным аллеям города, которые и заменят ему тепло и уют.

И все же есть твердая уверенность, что так не будет всегда. Все на самом деле будет хорошо. Будет время, когда мы сможем пригласить их в наш христианский дом-ночлежку. Это время будет как ответ на наши молитвы, которые мы регулярно возносим нашему Отцу уже сейчас.

А пока мы ездим по городу и его окрестностям, собирая Насть, Саш и других детей, чтобы отвезти их в государственные приюты. И пусть многие из них потом сбегут оттуда, ища человека, которому они нужны, а не просто учреждение. Пусть. Для нас это не препятствие, а еще одна возможность быть рядом, чтобы вновь попытаться помочь. И хватило бы только терпения.

Хоть наша крохотная помощь этим детям и выглядит каплей в океане проблем и криков о помощи, мы готовы продолжать.

- Я буду называть тебя мамой.

С этими словами маленькая Настя перебралась ко мне на колени. В моей голове пульсировали вопросы: «Что ей ответить? Имею ли я на это право?» Я не знаю, что сказать этому ребенку, который в свои не полные пять лет пытается отыскать во мне свою маму. Я знаю: так не должно было быть изначально. И я знаю, что у этой девочки есть шанс познакомиться со своим Творцом, став Его дочерью. И тогда Отец никогда не оставит ее в одиночестве, Он найдет того, кому она нужна. Нужно только рассказать ей об этом.

 

Голос Истины:

http://www.istina.info/article.php?i=105&a=631

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: