Взятки японских компаний российским пограничникам и гибель шхуны «Партнер»

В категориях: Трудные места

В бюджеты японских компаний заложены деньги на взятки российским пограничникам


Ольга Осипова



 

В России гибель рыболовной шхуны «Партнер» с 14 членами экипажа на борту заметили главным образом потому, что рядом шла масштабная операция по спасению российских кораблей из ледового плена. В Японии не заметили бы вовсе, если бы не предположения о том, что в последний рейс «Партнер» уходил не без участия одной из четырех компаний, которые местная налоговая поймала на взятках россиянам. Это первый прецедент за 20 лет совместного истребления биоресурсов в Охотском море.

Шхуна подала сигнал бедствия утром 7 января в Татарском проливе недалеко от Сахалина. В это время начался шторм, и шансы на выживание кого-либо из членов экипажа практически равнялись нулю. С тех пор были найдены тела пяти матросов, судьба остальных наверняка столь же плачевна. Без гидрокостюма в ледяной воде человек может прожить три минуты, в гидрокостюме — минут 10.

Все члены экипажа были россиянами, но судно ходило под флагом Камбоджи и следовало предположительно из порта Вакканай на севере японского острова Хоккайдо. Почти сразу стало понятно, что моряки занимались браконьерством. Береговая охрана ФСБ России 7 августа 2010 года уже задерживала шхуну за нарушение правил рыболовства. Тогда судно называлось Glen Grant, но с 8 октября, когда его передали под залог судовладельцу (компании SJI Co LTD, зарегистрированной в Белизе), стало ходить под названием «Партнер».

Примечательно, что Камбоджа и компания SJI Co LTD никак не отреагировали на пропажу своего судна.

«В Японии история со шхуной «Партнер» практически не поднималась. Говорили, что эта шхуна относится к разряду «летучих голландцев», которые ходят из Охотского моря в Японское, меняют номера и флаги. Когда я сам бывал на севере Японии, то видел такие пиратские корабли, — комментирует Василий Головнин, корреспондент ИТАР-ТАСС в Токио. — Недавно президент России Дмитрий Медведев говорил, что мы на Курилах должны создать особую экономическую зону с особым режимом. Я хочу сказать, что такая зона с особым режимом уже давно есть, это гигантское объединение в Японии, которое занимается браконьерством и контрабандой».

Но история обязательно станет резонансной, если подтвердится циркулирующая, пока неофициально, информация о том, что «приход-отход» рыболовной шхуны «Партнер» оформляла японская компания Wakkanai Kaiyo из города Вакканай с острова Хоккайдо, которая наряду с еще тремя фирмами (Kanai Gyogyo из города Кусиро, Kaiyo Gyogyo из города Хатинохе, Sato Gyogyo из города Сиогама) платила взятки российским пограничникам.

По данным японской налоговой службы, с 2007 по 2010 год эти компании заплатили 500 млн иен (примерно 6 млн долл.) за то, что пограничники закрывали глаза на вылов «сверхнормативного» количества рыбы в российской экономической зоне.

Налоговики нашли несоответствия в договорах, когда проверяли компании. Взятки российским пограничникам, которые выплачиваются обычно наличной валютой, надо было как-то учитывать, и компании отразили их как сделки с подставными фирмами.

Само по себе это, впрочем, не страшно, потому что дача взятки представителям иностранного государства преступлением в Японии не считается. Но руководителям японских компаний предъявлены обвинения в том, что они нарушали японский закон о рыболовстве, а также не соблюдали требования антимонопольной службы, получая с помощью взяток конкурентное преимущество.

По словам Головнина, «в Москву никакие запросы не направлялись, имена людей, которым давались взятки, не озвучивались и с российской стороны никаких запросов в Японию не поступало. Интересно, что это вообще первый случай выявления дачи взяток российским пограничникам. Притом что нелегальный бизнес процветает в этих местах с начала 90-х годов».

Действительно, трагедия «Партнера» для этого региона и трагедией не вполне считается, потому что аналогичные события происходят регулярно. Камбоджа входит в список стран с «удобными» флагами (см. справку «Новой»). Владельцы таких судов о судьбе экипажа совершенно не пекутся: гоняют старые и в смерть «убитые» корыта, моряки не застрахованы и никаких социальных пакетов не имеют. Случись что, и родственники предпочтут молчать.

Еще больший поток нелегальной рыбы и морепродуктов идет от наших рыбаков, которые имеют право ловить рыбу в российской экономической зоне. Распространен также вариант доставки браконьерской продукции, когда улов перегружается прямо в море на японское судно.

«Рыба — это никем не учитываемое золото, которое теоретически может наловить любой. Во всех без исключения странах были и есть браконьеры, как есть и черный рынок морепродуктов, — говорит Михаил Войтенко, главный редактор сетевого издания «Морской бюллетень — Совфрахт». — Все схемы откатаны годами, и таких судов около Сахалина ходят сотни. Объем нелегального улова неизвестен, но в 90-е годы называлась сумма в миллиард долларов в год».

По словам Войтенко, «партнеры» были и будут, даже если все власти России в одночасье станут неподкупными и эффективными», ведь есть огромный спрос на продукцию, а значит, найдутся люди, которые на свой страх и риск будут работать на таких судах, и «нельзя считать их жертвами».

Правда, на Дальнем Востоке есть и более опасный вид деятельности — добыча морского ежа. Тут нужны всего два человека: первый «ловец» ныряет в прорубь (на глубину 10—12 метров) в гидрокостюме, прицепляясь для страховки к тросу, который держит подельник. Он внимательно наблюдает за обстановкой наверху, пока первый «ловец» наполняет корзину ежом. Как только будет замечен представитель рыбинспекции, трос немедленно скидывается в воду. Если ныряльщику повезет и он выберется из проруби с добычей, то где-то за месяц работы в ледяной воде с быстрым перепадом давления кессонная болезнь превратит абсолютно здорового человека в инвалида.

На Сахалине местные жители, зная о специфике работы, на такое не идут, но бизнес процветает за счет непросвещенных гастарбайтеров из стран СНГ.

Японцы, разумеется, прекрасно осведомлены о том, что происходит на их территории — острове Хоккайдо (который обогатился на браконьерстве за последние 20 лет), но, по всей видимости, сильно не противятся. Ведь это не их граждане рискуют и погибают ради того, чтобы на столе японцев всегда были морские деликатесы.

На Сахалине есть такая поговорка — «ходка-сотка», которая означает, что одна такая ходка на японский остров Хоккайдо стоит 100 тысяч долларов. Доходы судовладельцев исчисляются в миллиардах и человеческих жизнях.

Справка «Новой»

«Удобный флаг» — это экономико-правовой термин, который подразумевает совокупность условий, предоставляемых правительством страны-нерезидента владельцам иностранных судов. Хождение под «удобным» флагом предоставляет судну понижение ставки портовых сборов в большинстве портов мира и наиболее благоприятные условия пребывания. Все потому, что «удобные» государства не имели конфликтов, в частности военных, с большинством существующих стран в течение большого отрезка истории.

Список государств, флаги которых считаются «удобными», состоит из 32 наименований. Это такие страны, как Мальта, Кипр, Боливия, Белиз и т.д. Что интересно, Монголия и Боливия не имеют выхода к морю, но услуги регистрации судов все же предоставляют.

http://novayagazeta.ru/data/2011/003/21.html

www.mirvboge.ru

 

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: