Российскую экономику рано пока хоронить

В категориях: Общество, Церковь и власть


Виктория Никитина

 

Критиковать антикризисные меры бесполезно. Пора действовать дальше, иначе будет только хуже. Но для этого нужна стратегия

Примерно так вкратце можно изложить мнение влиятельных экспертов о состоянии экономики России. Более подробно о нём рассказывает заведующий кафедрой финансовой стратегии Московской школы экономики МГУ им. М.В.Ломоносова Владимир Квинт. Успокоительные цифры

Российская пресса переполнена негативными оценками нынешнего состояния российской экономики. Однако мой анализ показывает, что состояние это довольно стабильное и по многим показателям превышает среднемировые страновые оценки. Даже если сравнивать Россию с другими странами с формирующимся рынком (т.е. со всеми странами за исключением высокоразвитых) и прежде всего со странами БРИК, среди них по некоторым показателям Россия также является лидером.

Обратимся к цифрам. Рост ВВП России в третьем квартале 2010 года составил приблизительно 2,7%, что хуже роста США (3,2%), но лучше роста стран Еврозоны (1,9%). И, понятно, хуже Китая (9,8%), Бразилии (6,7%) и Индии (8,9%).

Еще лучшими показателями Россия может похвастаться по росту промышленного производства: на конец 2010 года он составил 6,7%, тогда как в США — 5,9%, в Индии — 2,7% и Бразилии — 5,3%. Однако и по этому показателю Россия — середняк, поскольку, например, Китай опережает её в два раза, да и Еврозона почти на полный пункт. Зато официальная статистика безработицы показывает, что в России ситуация лучше, чем в США, и тем более чем в Еврозоне, Индии и Китае. Из стран БРИК Россия уступает лишь Бразилии, где уровень безработицы — 5,7%.

Годы советской власти фактически привели сельское хозяйство России к прозябанию. Однако за последние пять лет (за исключением прошлого засушливого года) Россия выбилась в число лидеров по производству многих видов зерновых, да и других продуктов сельского хозяйства, выйдя на пятое место в мире по суммарному продукту агропромышленного комплекса. Это касается и ряда продуктов, которые в советской России почти не производились. Например, по производству пищевых хлопьев Россия вышла на четвертое место. По производству мяса и овощей — занимает шестое место.

В особое противоречие статистика входит с широко тиражируемым в российской прессе постулатом, что прямые иностранные инвестиции (ПИИ) бегут из РФ. По накопленным запасам ПИИ на конец 2010 года Россия твердо занимает шестое место в мире, опережая по этому показателю большинство высокоразвитых стран, а также Бразилию и Индию (или Мексику, Турцию и Японию вместе взятые). Это говорит о том, что не столько климат российского бизнеса, сколько простые экономические факторы все еще остаются привлекательными для иностранных инвесторов, и прежде всего — природные ресурсы, высококвалифицированные и трудолюбивые люди, а также достаточно умеренное налогообложение. Даже в непростом 2010 году ПИИ в России выросли на 3%. Правда, за тот же год в США они выросли на 40%, а в Китае на 6%, но в Индии, например, они упали на 32%.

В кризисных 2008-2010 годах Россия потратила огромные средства на поддержание пенсионеров и представителей других наименее защищенных слоев населения. Это, понятно, привело к росту внешнего долга и воскрешению дефицита бюджета страны. Но и здесь ситуация не столь удручающая. Бюджетный дефицит России в процентном отношении к ВВП в 2010 году составил 4,8. Тогда как в Еврозоне дефицит составил 6,2%, в США 8,9%, в Индии 5,5%. Китай и Бразилия закончили год также с бюджетным дефицитом, однако в этих странах он остался в пределах 2,2-2,3%.

Внешнеторговый баланс России за последние 12 месяцев один из лучших в мире. Понятно, что он значительно лучше, чем у США и стран Еврозоны. Но, что менее предсказуемо, так это то, что он оказался лучше, чем у Индии или богатейшей нефтяной страны Саудовской Аравии. Вообще по этому показателю Россия входит в тройку мировых лидеров и уступает только Китаю и Германии. Позитивный внешнеторговый баланс в России опережает торговые балансы Бразилии, Южной Кореи и Японии вместе взятых. Об Индии или Турции говорить не приходится — у них торговый баланс со знаком минус.

Однако, стоит лишь слегка углубиться в анализ экономических показателей России, как желание бросать чепчики в воздух, возможно возникшее после первых аккордов этих экономических заметок, поубавится. Например, возьмем позитивный торговый баланс России и измерим его в процентах к ВВП; Россия сразу съезжает с третьего места в мире на 36-е, легко проигрывая маленьким и далеким Тайваню и Сингапуру, и весьма близким Узбекистану и Туркменистану, и находящемуся под международными санкциями Ирану, и даже восстающему из пепла Ираку (больше чем в 2 раза).

По твердовалютным запасам, несмотря на затраты кризисных лет, Россия все еще занимает третье место в мире, хотя к ней вплотную приблизились Саудовская Аравия и легко печатающие эти «зеленые» запасы США. А вот золотые запасы России не производят ожидаемого впечатления. По этому показателю Россия находится лишь на девятом месте в мире, уступая (в разы) не только США и Германии, но и Италии, Франции, Китаю и Японии.

До бедности — рукой подать?

Несмотря на значительную поддержку слабозащищенных слоев населения, осуществленную Правительством РФ в последние годы, нарастающая инфляция может вновь подвести из к черте бедности. По показателю инфляции Россия, конечно же, не лидер, но бесспорно находится в первой 20-ке, и в этой непрестижной гонке ее опережают только страны, с которыми России не стоило бы даже соревноваться. Среди них Судан, Ангола, охваченный волнениями Египет или белорусская и иранская «демократии». Остальные страны БРИК имеют более сдержанные по сравнению с Россией показатели инфляции (по ценам продуктов потребительской корзины).

Многие, конечно же, помнят, какие усилия Россия приложила, чтобы сократить в начале XXI века свой внешний государственный долг. Кризис заставил правительство вновь воспользоваться внешними государственными заимствованиями. Но здесь главная проблема заключается в огромных заимствованиях из зарубежных источников частных российских компаний. По совокупному зарубежному долгу в пересчете на зарубежные валюты государственный и частный секторы России в сумме привели к тому, что Россия по этому весьма негативному показателю занимает первое место в мире среди стран с формирующимся рынком и легко опережает Индию, Бразилию, да и Китай. Внешний совокупный долг Казахстана, например, в четыре раза меньше российского.

Конечно, Россия — великий производитель и экспортер природных ресурсов, которые обеспечивают более 80% российского экспорта. Однако их добыча и производство не могут расти более чем на 1-3% в год, а рост экспорта достигает двухзначных цифр. Кроме того, занимая лидирующие позиции по производству многих видов природных ресурсов, Россия сама же их и потребляет вследствие высочайшей ресурсоемкости российского производства.

Около года назад Россия предприняла очередной важный шаг в направлении улучшения энергоэффективности и снижения энергопотребления. Внимание к этому вопросу абсолютно правильное, но запоздалое.

Надо сказать, энергопотребление и в абсолютном, и в относительном выражении на душу населения или на единицу национального дохода — категория неоднозначная и требует определенного аналитического подхода. Достаточно сказать, что России нет среди стран с наименьшим потреблением энергии на единицу ВВП или на душу населения. В то же время она не является и лидером среди стран с наивысшим потреблением энергии на единицу национального дохода.

Но. Среди стран с наивысшим удельным потреблением энергии Россия занимает четвертое место. А среди лидеров с наивысшим удельным потреблением энергии — Туркменистан, Сербия и Казахстан.

Это говорит о том, что, как чрезмерно высокое, так и чрезмерно низкое потребление энергии на единицу национального продукта связано или с использованием неэффективных энергоемких технологий — чаще всего, устаревших, — или с очень низким уровнем экономического развития. Поэтому среди стран с низшим энергопотреблением нет ни одной высокоразвитой экономики. Все 30 стран — это наименее развитые государства Азии, Африки или Карибского бассейна.

Если же говорить о наиболее крупных экономиках мира, то по потреблению энергии на единицу национального продукта Россия — абсолютный лидер (хотя это лидерство и не очень почетно). Она опережает находящуюся с ней на одних широтах Канаду, а также США и Китай, как и все наиболее энергоемкие страны Европы.

Вместе с тем, информация об энергоемкости российского ВВП полна мифов. Россия не «в разы» опережает США по энергоемкости, а лишь на 40%, а Китай — в 1,8 раза. Приблизительно равную экономику Бразилии по удельному измерению интенсивности энергопотребления Россия опережает на 58%.

В общем, Россия в мировой классификации энергопотребления — середнячок. У нее не очень эффективные технологии. Но, с другой стороны, население России не так транжирит энергию, как жители США и некоторых богатых стран Европы. По потреблению энергии на душу населения Россия занимает 19-е место, США — 11-е, а находящаяся в приблизительно равных климатических условиях Норвегия — на 8-м. Среди лидеров по расточительству — страны, богатые энергоносителями: Катар, Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты и просто финансово богатый и технологически насыщенный Сингапур, где цены на энергоносители одни из самых высоких в мире (ведь в них очень велика транспортная составляющая).

Что же делать в этой ситуации? Меры, намеченные известным Федеральным Законом № 261 («Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности»), можно назвать правильными. А вот очередность намеченных в нем мероприятий вызывает сомнения. В стране, где большая часть потребления связана с производством, а не с личными затратами граждан, Закон, в качестве первоочередной задачи ставит введение постоянного запрета на продажу ламп накаливания. 100-ваттные лампы планируется убрать из продажи полностью с 2011 года, а распространенные 75 Вт — с 2013-го.

Это кальковое повторение нормативных актов высокоразвитых стран Европы и США, направленных на повышение энергосбережения. Для России использование энергосберегающих ламп — это элемент более точной настройки — правильный, но пока еще второстепенный. России важно выявить наиболее неэффективные и отсталые и в то же время наиболее широко используемые технологии и постепенно заменять их энергосберегающими.

Что делать?

Эту задачу решить возможно, но для этого нужно, чтобы принятый закон (ФЗ № 261), был дополнен детальными отраслевыми и региональными плановыми документами, увязывающими широкомасштабное создание энергоэффективных технологий с их не менее масштабным внедрением. Конечно же, это не предполагает замедление в осуществлении основных положений этого закона, но делает его реально эффективным документом. Что же касается 2010-го года, то, судя по пунктам закона, все они намечены к воплощению в жизнь с 2011-го или 2012-го года, а 2010-й был годом подготовки.

Поэтому сейчас самое время составить, например, перечень наиболее распространенных энергоемких технологий и детальный ресурснообеспеченный план их замещения. Но это должен быть план в русле стратегии повышения энергоэффективности всей российской экономики. Однако такой стратегии до сих пор у России и ее регионов нет. В наличии имеются отдельные планы и программы, концептуальные положения, а концепция без проработанного ресурсного обеспечения — набор добрых пожеланий.

Все это приводит к тому, что по показателю конкурентоспособности национальной экономики Россия не входит даже в 40 ведущих стран мира. По индексу инновационности Россию легко опережают даже такие страны, как Малайзия и, что может быть еще более обидно, Арабские Эмираты и Эстония.

Это говорит о том, что Россия практически не осуществляет внедрение высоких технологий. По абсолютным затратам на исследовательские работы она входит в 20 ведущих стран мира, но если привести этот показатель к процентам от ВВП, то Россия выпадает из 40 ведущих стран.

В то же время, многие технологичные иностранные компании, которых притягивает высокий уровень знаний российских специалистов, сконцентрированных в основном в Москве и Санкт-Петербурге, отпугивает высокая стоимость российского сервиса и, прежде всего, стоимость аренды помещений и оплаты услуг по их содержанию. По этому показателю Москва занимает 5-е место в мире, легко опережая Париж, Лондон, а тем более Цюрих и деловой центр мира — Нью-Йорк. Все это надо умножить на весьма высокий индекс коррупционности российского бизнеса.

Описанное состояние российской экономики ведет к тому, что, во-первых, в России недостаточно представлены ведущие технологические компании мира, а во-вторых, к тому, что большинство российских предпринимателей регистрируют значительню часть своих активов за рубежом. Это сдерживает дальнейший рост крупнейших российских компаний, в результате в десятку крупнейших компаний мира не входит ни одна российская, но зато три китайских. Да и среди 500 крупнейших компаний мира уже 46 китайских.

Среди крупнейших банков мира кроме американских, английских и швейцарских присутствуют два китайских, два бразильских, один индийский и ни одного российского.

Конечно, торговля на российских фондовых площадках растет, но и по этой динамике Россия последние 5 лет занимает лишь 21-е место в мире, значительно уступая, например, Тунису и Египту.

Долгие годы Россия лидировала по всем показателям образования, но и здесь в последние годы происходит довольно быстрая деградация. По проценту поступления в ВУЗы молодых людей, окончивших школы, Россия находится на 15-16-м месте в мире.

Многие показатели социально-экономического развития интегрируются в здоровье нации и ожидаемую продолжительность жизни населения. К сожалению, Россия принадлежит, наряду с Германией и Японией, к числу стран, в которых в следующие 20 лет произойдет сокращение той части населения, которая находится в трудоспособном возрасте.

Процесс научно-технологического отставания России подчеркивается особыми успехами Китая, которых он достигает благодаря реализации обоснованной и весьма долгосрочной стратегии. Например, Китай выпустил самый быстрый в мире суперкомпьютер «Ксянь Хе 1А», который превосходит американский суперкомпьютер «Ягуар» в 2,5 раза. Пока Россия теряет своих специалистов, разъезжающихся по всему миру, и не использует тех, кто работает или вернулся работать обратно, Китай создает свои технологические центры около научных и технологических парков в других странах по всему миру, используя, таким образом, мозги зарубежных специалистов на благо Китая, прямо в странах их проживания. Также поступают Япония, Южная Корея и Сингапур.

В целом, в настоящее время в Китае разработана стратегия эффективного инвестирования за рубежом. Сила Китая заключается, во-первых, в том, что в нем последовательно разрабатывается и реализуется Стратегия, а во-вторых, в том, что стратегические документы являются стратегией не только по названию, но и по существу, поскольку их разрабатывают специалисты, получившие образование по специальности «стратегия». Я не думаю, что из них кто-то слышал о том, как «распилить» бюджет, разрабатывая стратегию.

Почему же относительно позитивные экономические успехи России не превращают ее в инновационную экономику, экономику знаний? Почему позитивный внешнеторговый баланс и огромные привлеченные и внутренние инвестиции не трансформируются в долгосрочный успех? Потому что главная проблема России — это отсутствие грамотно разработанной долгосрочной стратегии.

Последние годы российское правительство уделяло большое внимание не только национальной, но и региональным стратегиям. На это потрачены огромные бюджетные средства. А может ли кто-то назвать, какими из этих стратегий пользуются? И есть ли губернаторы, которые могут сказать, что разработанные и оплаченные стратегические документы применяются, отслеживаются или вообще применимы на практике? Какой эффект они ощутили от этих документов и является ли эти документы стратегией по существу? А ведь кто-то и на этом заработал.

Таких вопросов можно задать еще несколько. Теория и практика стратегии, конечно же, имеет ответы на эти вопросы.

 

http://digest.subscribe.ru/economics/news/n474615299.html

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: