“Холодной войны” с Россией не будет (“Gazeta Wyborcza”, Польша)

В категориях: Общество, Церковь и власть


Бронислав Лаговский (Bronisław Łagowski )

На мой взгляд, буря негатива, поднявшаяся в Польше в ответ на российский доклад о причинах смоленской катастрофы, не окажет существенного влияния на польско-российские отношения.

Россияне узнали о поляках нечто новое. Поляки утвердились в своих представлениях о России, но польская восточная политика зависит от более важных факторов, нежели состояние постоянного возмущения поляков самим фактом существования России.

Невозможно и нежелательно, чтобы польское правительство позволило себе шаги, не соответствующие стратегии главного союзника и протектора. В американо-российских отношениях царит "перезагрузка", и Польша должна приспосабливаться к этому. В таком же ключе воздействуют на Варшаву и западные страны Европейского Союза. Да, "перезагрузка" — как американская, так и европейская — не удовлетворяют польского патриота, но компенсацией для него служат оперативные планы НАТО, предполагающие, что однажды может вспыхнуть война.

Также и российская сторона позволяет питать надежду на то, что Москва не захочет "холодной войны" с Польшей. Улучшать отношения с Польшей решил Путин, а это не такой человек, на которого анафемы, звучащие из Варшавы, могли бы произвести большое впечатление. Младшему брату можно позволить пошуметь.

Срок годности того, что я написал, устанавливаю на октябрь нынешнего года. После выборов может возобновиться деятельность на оси Варшава-Тбилиси, но весьма сомневаюсь, что это заставит Россию содрогнуться.

С точки зрения внутренней ситуации в Польше, шум по поводу отчета МАК — факт, имеющий большое значение. Я не интересуюсь партиями и мало о них знаю, вижу только, что лагерь качистов эмоционально консолидируется и обретает силу. Два "ПиС"а — не один [речь идет о недавнем расколе в партии — прим. пер.]. Я встречаю людей, которые свою реакцию на всю эту шумиху характеризуют как ужас. Другие же, менее связанные со страной, стоящие одной, а то и двумя ногами за границей, говорят о ней как о комедии и получают немалое удовольствие.

Среди последствий, обратить которые будет трудно, на первое место я бы поставил делегитимизацию демократии. Сомнения в господствующей политической системе неизбежны, когда люди видят интеллектуальную безответственность, чванливое невежество, явное отсутствие доброй воли у политического класса — и той его части, которая правит, и той, которая, контролируя телевидение и таблоиды, формирует "волю народа".

Мы видим, что эти люди никогда не задаются вопросом о том, каков круг их умственной компетенции, где начинается и где кончается их знание. В своем ожесточении они неспособны констатировать очевиднейшие факты, зато готовы подтвердить самые абсурдные домыслы. Нельзя быть стражем закона, а тем более законодателем, если не признаешь требований логики. В политической системе явно существует какой-то изъян, если к власти над страной и людскими умами допустили такую толпу совершенно безответственных людей.

Отчет МАК представляет собой содержательное, компетентное, правдивое описание причин авиакатастрофы. Я говорю так потому, что это признавали все специалисты, эксперты по авиации. По мнению главного саботажника, за то, что они осмелились констатировать факты, спецслужбы должны подвергнуть их люстрации. Несмотря ни на что, я склонен верить польскому правительству. Ни премьер, ни ответственный министр не утверждают, что отчет лжив. Они называют его неполным и поэтому занимаются его дополнением.

Повод ли это разрывать одежды и мстить российскому империализму? Правильно написал в "Газете Выборчей" профессор Роман Кузьняр (Roman Kuźniar): "Нельзя было рассчитывать на то, что россияне подготовят отчет, который будет честным и в то же время оправдает ожидания не только польского правительства, но и радикальной оппозиции".

Ни один отчет не мог обладать двумя этими достоинствами сразу. Увы, сам премьер Дональд Туск пожелал от россиян квадратуры круга. Он решил — и заявил — что в отчете вина за катастрофу должна быть разделена между Польшей и Россией. Он знал факты, знал, что это нельзя примирить с истиной, поэтому добавил, что если ради поддержания хороших отношений с Польшей российские власти пожертвуют несколькими чиновниками низшего звена, то эта цена невелика. Он требовал креативного отчета в том смысле, в каком существует креативная бухгалтерия. Но его противников не удовлетворил бы даже креативный отчет, если бы в нем не говорилось о вине самого Туска.

Мне не нравились ни политика, ни риторика Дональда Туска, однако ход событий толкает меня в лагерь его сторонников. Всегда возможно большее зло. Сегодня говорятся и пишутся несусветные глупости: "русские натравили "ПиС" на премьера", "русские унизили польского премьера" и тысяча вариаций на одну и ту же тему. В чем дело? Думаю, в том, чтобы дезориентировать его, ограничить ему поле для маневров, а в особенности отбить желание вести диалог с российским правительством.

Все мнения являются спорными с той или иной точки зрения, а демократия с самого начала была и остается склочной системой; за свободу и равенство нужно чем-то платить. Делегитимизация польской демократии происходит не из-за всеобщего характера споров или борьбы в верхах. Правящих дисквалифицирует наглость лжи и передергивания.

Депутат "Гражданской платформы" Ярослав Говин (Jarosław Gowin) заявил в вечернем эфире телеканала Polsat (21 января), что отчет МАК, вопреки мнению всех экспертов, "содержит грубую ложь" (мало ему, что ложь, так еще и грубую), что это "скандальная провокация в отношении Польши" (мало ему, что провокация, так еще и скандальная).

Он не имеет ни малейшего представления о пилотаже, навигации, конструкции самолетов и вообще ни о чем, что относится к делу, но с высоты своего положения мечет оскорбления, которые попадают вовсе не в МАК, а в польского премьера. Депутат годится на роль автора конституции для всего человечества, но решать вопросы, требующие делового подхода, он не в состоянии.

Слово "Россия" имеет в Польше два значения: это либо название страны, либо мировоззренческая категория. Насколько я понимаю людей из обоих "ПиС", для них это исключительно мировоззренческая категория. В отношении реальной России у них нет и не должно быть никакой стратегии, никакой реальной политики. Они пользуются имеющимся капиталом русофобии, чтобы эмоционально консолидировать избирателей и делать их послушными в том числе и тогда, когда нужно будет развернуться на 180 градусов. Если принять русофобские взгляды качистов из обоих "ПиС" за политическую программу, следовало бы ожидать войны с Россией. Тем временем какая-то "война" намечается, но это война внутренняя — с Туском и его людьми. Неправда, что нужен некий экономический крах для того, чтобы "ПиС" отважился захватить власть. Уже существующее положение вещей можно признать крахом. Почему нет? Раз толпа невеж может ничтоже сумняшеся рассуждать на тему отчета об авиакатастрофе и ни у кого нет желания сказать им, что это не более чем их собственные выдумки, то кто захочет оказать сопротивление, когда все телеканалы и таблоиды объявят, что крах уже наступил?

http://rus.ruvr.ru/2011/01/26/41373789.html

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: