ЦЕНА ПОКАЯНИЯ В ТЮРЬМЕ

В категориях: Движение все – но цель еще лучше

Юлия Вдовина

 

ЧЕМ МОЖЕТ ОБЕРНУТЬСЯ ГОСУДАРСТВУ ПОКАЯНИЕ ОДНО ГО ПРЕСТУПНИКА

 

Мы беседуем с Михаилом Васильевичем Сенкевичем, тюремным служителем и членом Попечительского совета УИ С МЮ России Если мы говорим , что карманник может украсть 10 кошельков в день , и он на свободе год , вычесть «выходные », в которые он «не работает », сколько кошельков он украдёт за этот год ? Около 3000 кошельков .А если таких 100 человек ? 300.000 кошельков сохраняется .А если они на свободе не год , а 10? На всех выходит 3.000.000 кошельков .

 

— Сколько лет вы занимаетесь этим служением?

— С 98-ого года. Десять лет, практически. Видение такое, чтобы в каждой колонии был священнослужитель. На постоянной основе. Благодаря Господу через меня уверовали более 100 человек, из них лишь двое вновь вернулись к преступной деятельности и оказались в тюрьме. Это удивительный процент исправления. На сегодняшний день ни одна госструктура не имеет подобных результатов. Почему? Потому что здесь задействована значительная сила, и эта сила — Бог.

— Как вы поддерживаете связь с освободившимися?

— Москвичей немного. Есть люди и из Мурманска, и из Димитровграда, и из Ульяновска, под Питером (в Выборге), на Урале, в Тагиле, в Ставропольском крае. Личных встреч немного, видимся раз в год, примерно, но видимся. И я к ним езжу, и они ко мне.

— Основная причина роста преступности?

— Есть такая статистика, и я, как практиковавший когда-то, согласен, что 60% преступлений так или иначе связаны с наркотиками. 30% преступлений совершено наркоманами, это действительно так, а остальные 30, в любом случае, связаны с наркотиками. Наркомания распространяется. Да и молодеет. Уже известны случаи, когда 11-летний и 9-летний «на дозе сидят».

— В чём выгода государству поддерживать тюремное служение?

— Проблемы, широко известные: преступность, наркомания, демография, СПИД. Мы, тюремные служители, решаем эти вопросы. Простой пример. Обыватель, наверное, даже не знает, что существует такая группа людей или категория, которые постоянно сидят в тюрьме. Большинство думает, что если отсидел в тюрьме, больше не захочет. А есть люди, которые имеют 8-10 судимостей. Они живут от преступлений, они по-другому не могут. У меня самого 4 судимости. Больше, чем на полгода я на свободе не задерживался. Но это не значит, что раз 4 раза посадили, то совершил 4 преступления. Совершил, может, 1004, а попал вот за это. Квартирный вор может за день обокрасть 3 квартиры, а карманник без труда может утащить 10 кошельков, это профессионалы. Есть заявка по каждому украденному кошельку. Среди обратившихся к Богу есть и карманники, и домушники, и грабители, и разбойники, кого только нет. Грубо говоря, он на свободе 1 год. На «работу» выходит каждый день. Я общался с этой категорией, я знаю. А если он 10 лет на свободе? Посчитайте, сколько квартир он обчистит. А если он перестал заниматься преступной деятельностью, то теперь переведите эту цифру в несовершённые кражи, можно сказать, предупреждённые преступления. Более того, теперь этот человек работает и платит налоги государству. У Володи Киселёва, тюремного служителя из Союза епископа Федотова, который дольше занимается этим служением, есть люди, которые по 15-17 лет на свободе уже. А до покаяния они по 20 лет отсидели, по несколько раз «в зону ходили», а сейчас семьи создают, восстанавливают разрушенные браки, рождают здоровых детей. Мне скоро 60, у меня двое детей. Больше половины моих освободившихся подопечных перестали быть зависимыми от наркотиков без медицинского вмешательства. И это только у меня, а тюремных служителей много.

— А может заключенного исправить не Бог, а именно тюрьма? — Нет. Могут встречаться исключения, но правилом это быть не может. У нас несовершенная система правосудия. Сейчас много говорится, чтобы не сажать малолетних в тюрьму, например, за то, что он подрался на улице или украл что-то с прилавка. Не сажать за это, потому что из тюрьмы он выйдет худшим. Я когда первым сроком сел, двери выбивал плечом, тогда ещё не было бронированных дверей, а выйдя из тюрьмы, отсидев 6 лет, умел открыть дверь ключом и за собой всё закрыть. Я много чему научился в тюрьме.

Наша пенитенциарная система – это кузница преступных кадров. Вот свежий огурец попал в рассол, он, хочешь не хочешь, просолится там. А ведь само латинское слово «пенитенция» означает покаяние. Написано, что у нас рецидивная преступность 30%. Но я считаю, что она больше. Ставили эксперимент на 100 освобождённых, и за первые полгода 60 из них сели опять. Поэтому я считаю, что рецидивная преступность гораздо больше 30%. Возьмём колонию малолетних преступников; сидит там 1000 человек, согласно статистике только 300 из них сядут впоследствии в тюрьму. Но практика показывает, что сядут-то почти все. 90% рецидивистов, которые отсидели по 20-30 и более лет, отбывали первое наказание в колониях для несовершеннолетних, поэтому надо обратить особое внимание на духовное окормление малолетних преступников, чтобы эти дети отбросили радужные мысли о «блатной романтике» и стали нормальными членами общества

. А у нас есть ещё детские дома. Это первая ступень преступности. Там уже живут «по понятиям», там уже группы возрастные, там уже и дань собирают. Очень много у меня знакомых, которые прошли эти детские дома, это кошмарная картина. А мы тюремные служители, возвращаем «неподдающихся», к нормальной жизни, и они начинают приносить пользу. Есть статистика, что наркоман сажает на иглу, в среднем, 15 человек. Как правило, детишек состоятельных родителей. А мы уже сказали, что 60% всех преступлений связаны с наркотиками. У меня из 100 покаявшихся, пусть не 60, но 50 точно, были наркоманами. Посчитайте, сколько они за оставшуюся жизнь не «посадят на иглу» 750 человек не попадет в эту страшную паутину. Плюс, они обычно проповедуют в той среде, откуда вышли. Сколько они ещё спасут людей?

Если мы говорим, что карманник может украсть 10 кошельков в день, и он на свободе год, вычесть «выходные», в которые он «не работает», сколько кошельков он украдёт за этот год? Около 3000 кошельков А если таких 100 человек? 300.000 кошельков сохраняется. А если они на свободе не год, а 10? На всех выходит 3.000.000 кошельков. И все эти кражи попадут в «висяки», т.е в не раскрытые преступления. А если учесть результаты работы всех тюремных служителей по стране? Сколько же предупреждено преступлений тем, что люди обращаются к Богу и оставляют прошлый путь! Именно тюремные служители являются сдерживающим фактором преступности.

— Должна ли церковь поддерживать такое служение или это служение особой группы людей, которые пережили подобное и теперь горят желанием идти благовествовать в тюрьму? А церковь в стороне.

— Конечно же, да. Церковь не должна быть безучастной. Если церковь стоит в стороне от любых добрых дел, возникает вопрос: «А церковь ли это вообще?» Огромные деньги тратятся государством на содержание преступников в тюрьмах. Изолируют их от общества с целью перевоспитать и вернуть в общество «привитыми» моралью и нравственно окрепшими. Что из этого получается всем нам известно. Есть ли иное решение проблемы перевоспитания заключенных?

— Любой может идти служить в тюрьму?

— Надо иметь призвание. Самое главное: надо любить этих людей, которых по человеческому разумению любить просто невозможно. Начинаешь с ними разговаривать, они же столько ядовитых вопросов зададут. Я уже на это не обращаю внимания, потому что не раз бывало, что самые язвительные становились потом самыми верными служителями.

— А как церковь может помочь в этом служении?

— Прежде всего молитвой. Любое дело должно начинаться с молитвы. Мы часто начинаем что-то делать во благо и вроде бы для Господа, но без Него. Решение приняли и начинаем делать, не вопросив воли Божьей. А всё испытывается Словом Божиим.

— А финансово церковь должна участвовать?

— Порой это бывает тяжело. Часто в церкви не так много денег. Но важен принцип: ты посеял это, поэтому потом не будешь думать, как свести концы с концами. Я убеждался много раз надо жертвовать. Закон сеяния и жатвы действует.

— Сказывается ли Ваше служение на сотрудниках УИ С или только на заключённых?

— Запало в душу, как меня не могли терпеть в одной колонии, где я сидел. У нас закрыли молитвенную комнату, сказали, что нужно для чего-то, но просто повесили амбарный замок, и она 5 месяцев стояла закрытой, а мы собирались на крылечке, запретить-то собираться нам не могли. Потом мы собирались на пустыре. Я ставил в известность помощника начальника колонии: «Мы соберёмся там-то». Запретить не могли. Тогда меня вывезли в другую колонию, следом пошла бумага, с запретом выпускать меня в зону, а когда привезут запереть в изоляторе. Но из-за каких-то проволочек все-таки выпустили в зону, и возле меня уже 2-3 человека. Проводили служения, где только могли, т.е. время у начальства было упущено, и они поняли, что изолировать меня бесполезно.

А в той колонии, откуда меня вывезли, через 2 месяца случился подкоп, около 17 человек убежало. Колония прогремела на всю страну. ЧП очень большого масштаба. Приходит этап оттуда, и мне передают записку от брата Дмитрия, которого я оставил за себя в колонии (сейчас он в баптистской церкви, недавно женился, на свободе 4-ый год; у него своя парикмахерская). После побега из той колонии было уволено много человек. А там был один ДПНК (дежурный помощник начальника колонии), который меня очень не любил. Часто издевался, постоянно провоцировал; вот сколько раз его встречу, столько раз он меня останавливал и раздевал: знает, что запрещённого ничего я не понесу, даже спички у меня нет, но все равно это делал, ждал, когда я взорвусь. Но я молчал, послушно всё исполнял. Он замучил меня просто. Но я не реагировал и не отвечал, слава Богу. Любил он подослать к нам в служение какого-нибудь провокатора. И побег случился в его смену. Он был дежурным помощником начальника колонии, т.е. первые «шишки» на него.

И вот он сидит весь серый и посылает своего помощника за Димкой. Тот говорит: «Я так удивился, вызывает мня ДПНК. Прихожу: «Что вы хотите?» Он говорит: «Слушай, вы там молитесь, какие-то обряды совершаете?» «Ну, да». «Помолитесь за меня, видишь, что произошло?»» Димка обрадовался, пообещал, конечно. Прошло время, уволили 16 человек, одного привлекли к суду. А вот этого ДПНК, которого первым должны были посадить, оставили служить. А когда меня перевозили в другую колонию, я ему говорил: «Не прощаюсь, ещё приеду». Он мне: «Да, да, приедешь. Новым сроком. Ещё лет 10 прицепишь и приедешь». Я говорю: «Нет. Приеду уже в качестве проповедника».

И когда я приехал после освобождения в эту колонию служить, меня завели к нему; он меня досмотрел, хотя не имел права этого делать. Похлопывает меня по карманам, глаз не поднимает, красный весь и говорит: «Сенкевич, твой Бог прав!» Я не понял. Он говорит: «Вот ты и приехал как проповедник».

— Сейчас как к Вам относятся сотрудники УИ С?

— Многие понимают важность служения. Когда приезжаю, они меня уже встречают по-другому, обнимают. Они же видят перемены в зоне: нет нарушений, нет поножовщины. Говорят: «Давай верующих в каждый отряд, чтобы хоть один был в отряде». Но не знаю, насколько это целесообразно. Верующие и так ходят по отрядам. Тот же Димка по праздникам брал конфеты, чай и шёл проповедовать, на гитаре играл, пел свои песни. А сейчас все колонии перешли на хозрасчёт, представители администрации выискивают любые возможности, чтобы достать пропитание, накормить зону, на зиму заготавливают картошку, морковку, лук; где-то надо всё это брать, и тут начальник колонии мне говорит: «Вы молитесь о нас? Это чудо! Я не знал, что делать, а тут позвонил директор соседнего совхоза и предложил: «Высылай бесконвойников своих ко мне. У меня есть три поля, два убираете, третье ваше». А поле-то не 10 соток, ему конца и края не видно. А это картошка бесплатная на целую зиму! И ещё останется! Как? Откуда?» А ему отвечаю: «Оттуда», и рукой показываю на небо. Я ему задал вопрос: «Что вы поняли-то?» А он с улыбкой отвечает, уже расположен был ответить: «Ты молишься».

Недавно М. Сенкевичу от Попечительского Совета УИ С было вручено благодарственное письмо за подписью П.В. Крашенинникова (бывшего министра Юстиции, сейчас руководителя комитета ГосДумы), в котором были такие слова: «Мы уверены, что проводимая совместная работа по христианскому просвещению поможет гражданам нашей страны, преступившим закон, встать на правильный путь, будет способствовать их нравственному очищению и духовному возрождению, а сотрудникам УИ С относиться к своим подопечным, как к братьям, о чём и завещал людям Иисус Христос»...

 

www.mirvboge.ru     

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: