Когда у пастора «сгорел предохранитель»

В категориях: Движение все – но цель еще лучше

Сергей Тараненко

 

«Уважаемый брат Александр Трофимович! Я пастор одной из евангельских церквей. В последнее время со мной происходят странное: служение в церкви совершаю через силу. Я знаю, что существует такое понятие, как "усталость металла". Моя плоть требует отдыха. Я люблю свою церковь, но заставляю себя трудиться через не-хочу. Что мне делать? Ваш брат во Христе, Владимир».

Такое письмо пришло главному редактору газеты «Протестант» Александр Семченко. Он ответил автору лично. Но эта проблема давно уже стала не личной. усталость пастора, неумение расслабиться и отдыхать, сказать «нет» неважному — проблема многих церковных служителей во всем мире. Но в США успешно учатся с ней справляться. На помощь здесь приходит система «шабатикус» — производном от слова «шаббат» (то есть – суббота - покоиться, прекращать деятельность).

В странах СНГ, в христианстве нет не только концепции «шабатикуса», но в обороте отсутствует само такое слово. В 2008 года газета «Протестант» опубликовала материал из Техаса: «Церкви настоящих ковбоев». Тогда на стало известно, что первый пастор церкви Гарри Морган ушел в четырехмесячный отпуск - «шабатикус». Через полгода после получения тревожного письма от пастора Владимира, мы обратились в ковбойскую церковь за комментарием.

— Пастор Гарри, что такое «шабатикус»?

— Я могу говорить только об этом на примере США. Думаю, что в Соединенных Штатах эта концепция получила распространение, потому что служители устают. В американских церквах меньше структуры, они не так зависят от вышестоящих союзов и организаций. Церкви нанимают служителей, включая пасторов. Многие пасторы не выдерживают интенсивной работы, в которую иногда превращается служение, уходят на вольные хлеба. И у церквей возникает реальная проблема найти достойных служителей. Иногда в церквах на пастора оказывается огромное давление, как на обычного наемного работника, который все «должен» делать. Прогрессивные церкви дают возможность пасторам отдохнуть и передать некоторые свои обязанности (которые не являются необходимыми для него) другим служителям. «Шабатикус» — это не только отдых пастора, это переосмысление и возрождение церкви.

— В странах СНГ — в русскоязычных церквах — нет концепции «шабатикуса». Считается, что служители не могут себе позволить отдыхать, потому что Иисус всегда пас овец. Какое библейское обоснование вы привели бы, объясняя необходимость «шабатикуса»?

— Думаю, что те, кто так считает, ошибаются. Я бы отослал их к Писанию. Иисус Христос множество раз уходил в горы и там в одиночестве молился и общался с Богом. Также Он вдохновлял своих учеников уделять время отдыху и молитве. Это так естественно, что каждый человек устает и нуждается в отдыхе. Господь трудился шесть дней, создавая Землю и Творение, а на седьмой день, Библия однозначно говорит, Бог отдыхал. Если откроете Ветхий Завет, вы найдете там понятия о цикличности отдыха, а также о периодах времени, когда, например, даже земля должна отдыхать.

— Каким образом вы почувствовали, что пришло время «шабатикуса»?

— Это сложный вопрос. Честно говоря, я просто смертельно устал. Наша церковь быстро росла, за девять лет — с двадцати единомышленников до нескольких тысяч членов, превратившись в итоге в мировое движение. Оглянитесь вокруг. Все эти церковные здания и постройки появились с нуля. Я участвовал в проектировании и возведении каждого из них. Согласитесь, это не пасторская работа. Будучи прорабом, маляром, сантехником, подсобным рабочим, менеджером, я «по совместительству» был душепопечителем, молитвенником, бегал по больным, успевая провести похороны и венчание. Между звонками строителям я готовился к проповедям. И, точно как предохранитель на счетчике, я не выдержал нагрузки и сгорел.

Однажды я пришел в свой офис, сел за стол и подумал: «Как мне все это надоело! Не хочу большим этим всем заниматься так, как я занимаюсь сейчас». По совету общины обратился к христианским психологам, которые были знакомы с относительно новой концепцией «шабатикуса». Они объяснили, что такое «шабатикус» — это когда пастор с благословения церкви на какое-то время отходит от дел. Он молится, постится, отдыхает, просто «переключает канал». В это время можно поразмышлять о том, занимаешься ли ты пасторством по призванию или потому, что тебя финансово заинтересовала эта работа. Христианские психологи говорят, что служители, вернувшиеся после «шабатикуса», многое делают по-другому. Отныне они могут более правильно расставить приоритеты в служении и администрировании общины. И сейчас, возвращаясь после «шабатикуса», хочу сказать, что это правда.

— Как церковь отнеслась к вашему желанию пройти через «шабатикус»?

— Часто говорят, что пастор и церковь едины, но это не всегда правда. Особенно в тех случаях, когда общины «загоняют» своих пасторов. В нашей церкви существует взаимопонимание между паствой и администрацией. Не знаю, то ли это ковбойский дух, то ли так должна быть устроена церковь. Церковь меня благословила на отдых. Были, конечно, те, кто этому противился, но большинство паствы и руководства желали, чтобы я был исцелен, полон сил и обновлен в Святом Духе. Они хотели, чтобы я вернулся в церковь новым человеком.

— Что именно включает время «шабатикуса»? Больше молитв, изучения Писания или что-то еще?

— В моем случае «шабатикус» начался с того, что я на пять дней уехал от цивилизации в уединенное место. В остальное время «шабатикуса» каждый день читал Библию, много размышлял, общался с семьей — женой и детьми. Основное время было посвящено пониманию Божьей воли для моей жизни, что именно Он хочет от меня и чем я должен заниматься в дальнейшем. Под большим вопросом было — вернусь ли я назад пастором. Я спрашивал у Господа: «Если я вернусь в церковь пастором, чем мне нужно будет заниматься, а чем нет? Какой груз я взвалил на себя не по предназначению? И что мне необходимо делать по-другому?» Во время «шабатикуса» я вспомнил, что в Деяниях Святых Апостолов, глава 6, стихи 2-4 написано: «Тогда двенадцать [Апостолов], созвав множество учеников, сказали: нехорошо нам, оставив слово Божие, пещись о столах. Итак, братия, выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святого Духа и мудрости; их поставим на эту службу, а мы постоянно пребудем в молитве и служении слова». Так что «шабатикус» помог мне понять, что я пекся о хлебах, а не о Слове Божьем. Теперь в нашей церкви о хлебах пекутся другие. Я, как наставлял апостол Павел, занимаюсь служением слова. — Оплатила ли вам церковь время «шабатикуса»? — Церковь продолжала все это время платить мне зарплату. Также община взяла на себя все расходы, связанные с консультантами и моим небольшим отдыхом в уединении. Тем самым я был очень благословлен церковью, которая в меня верит.

— У вас, пастор Гарри, такой просветленный взгляд, как будто вы только что видели Бога…

— Это действительно так. «Шабатикус» полностью изменил мою жизнь. Если бы не это время отдыха и переосмысления, я бы сегодня не остался в служении. — В течение «шабатикуса» у вас наверняка были Божьи откровения. Можете ли вы рассказать о некоторых? — Самое большое откровение — что мне необходимо составить два списка: «что дает мне жизнь» и «что у меня эту жизнь забирает». Списки вышли недлинные — по шесть-восемь слов в каждом. Вот то, что у меня записано в первом списке — время, проведенное с семьей, простой физический труд, молитва, размышления, поддержка других людей. А вот список вещей, которые забирали у меня жизнь — бросаться грудью «на амбразуры». Мой склад характера — отдавать всего себя выполнению любой задачи. И я сам себе создавал проблемы, чтобы с ними бороться. Второе — это средства современной коммуникации. В нашем обществе достаточно телевизоров, радиоприемников, ipod-ов, интернета… Если задуматься, это все просто крадет драгоценные часы жизни. Третье — напряженное расписание, которое я сам себе и

составлял. Четвертое — вечная спешка.

— Можете ли вы привести в пример известных христианских служителей, которые прошли через «шабатикус»?

— Американский пастор Вэн Кардиеро девять месяцев провел в «шабатикусе». Мы оба оказались примерно в одинаковой ситуации. Его церковь стремительно росла — за три года от нуля до девяти тысяч человек. Он просто сгорал на работе. Из «шабатикуса» пастор Вэн вернулся обновленным — и человеком, и служителем.

— Как ваша семья отнеслась к вашему желанию уйти на отдых?

— Я из разряда людей, которым куда-то надо спешно идти. Сейчас, когда мне никуда не нужно торопиться, я научился проводить время с близкими людьми. Мы стали друг друга лучше понимать. Моя жена продемонстрировала послушание. Если она и была против моего «шабатикуса», то никогда этого не показала. Я понимаю, что для нее был сложный момент, когда я однажды пришел домой и сказал, что оставил всю церковь на помощника, брата Рика. И вполне возможно, что из этого отпуска не вернусь пастором в церковь. И, может быть, мне придется зарабатывать на хлеб чем-то другим. Но Донна ни разу не показала, что она беспокоится о будущем семьи.

— В редакцию газеты «Протестант» пришло письмо, в котором русский пастор описывает свое состояние. Он говорит, что устал, больше не может служить, ненавидит то, что делает. Но при этом не может уйти из пасторов, потому что его не поймут. Что бы вы посоветовали этому служителю?

— Его чувства и мысли мне очень понятны и близки. Я прошел через все это. Хочу объяснить этому пастору то, что он, возможно, не понимает. Дело не в том, что он ненавидит свое служение, — он ненавидит то, как он это делает. Я уверен, что Господь не хочет, чтобы мы ненавидели свою работу, ведь именно Он нам ее доверил. Если мы ненавидим то, что ежедневно делаем, — это наш недочет. Иногда мы переживаем, как наши поступки воспримут окружающие, церковь, достаточно ли неистово мы работаем. Можем ли мы похвастаться количеством ночей, проведенных в никому не нужных трудах. Это не то, что от нас хочет Бог. Мы не можем угодить всем и не должны к этому стремиться. Я бы посоветовал этому пастору просто отдохнуть, вне зависимости от того, что скажет кое-кто в церкви. Иисус пришел нам дать жизнь с избытком и отпустить израненных на свободу. Если этот пастор ощущает себя в капкане повседневности, нужно освобождаться от капкана. Потому что Иисус не приковывал нас к нашим рабочим столам.

— Почему «шабатикус» так важен и для служителей, и для церкви?

— Если в наших церквах есть уставшие пасторы, дьяконы, старейшины, в общине пропадает огонь Святого Духа. Если пастор разбрасывается на множество мелких проектов, а не уделяет основное время Слову Божьему, его проповеди становятся пустыми. Такие настроения церковь быстро улавливает, и отсюда начинаются брожения, разделение и, в конце концов, распад…

 

www.gazetaprotestant.ru      

 

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: