Молитва как дар Божий

В категориях: Спаси и защити

Карл Барт. Молитва

Молитва – это благодать, предложение со стороны Бога.

 

Следуя реформаторам, хочется начать не с того, что происходит с человеком, когда он молится. Чтобы понять это, необходимо начать с конца, то есть с того, что его молитва услышана. Можно удивиться подобному подходу, ибо согласно логике следовало бы сначала спросить: что означает – молиться? Однако для реформаторов главное – это уверенность в том, что Бог слышит молитву. Это первое, что должен знать человек. Кальвин ясно говорит: мы достигаем того, о чем мы просим. Наша молитва основана на этой уверенности.

Рассмотрим нашу тему подробнее, исходя из того, что Бог слышит наши молитвы. Более того, молитва влияет на Его действия, на существо Бога. Именно это означает слово «слышание».

В 129-м вопросе Гейдельбергского катехизиса говорится о том, что слышание Богом нашей молитвы намного более достоверно, чем сами вещи, о которых мы просим (хотя кажется, что это невозможно). Необходимо, чтобы мы имели эту внутреннюю убежденность. Возможно, мы сомневаемся в искренности нашей молитвы и в ценности нашего прошения. Несомненно только одно – слышание молитвы Богом. Наши молитвы слабы и бедны. Но тем не менее важна не сила наших молитв, а то, что Бог понимает их. Поэтому мы молимся.

Как Бог слышит нас? Здесь следует вспомнить слова об Иисусе Христе в катехизисе Кальвина: Он – наш брат; Он – глава тела, членами которого являемся мы; одновременно Он – Сын Божий, сам Бог. Он тот, кто дан нам как посредник, как наш адвокат перед Богом. Мы не отделены от Бога, и – что еще важнее – Бог не отделен от нас. Бывает так, что люди – без Бога (что они без-божны), однако Бог – не без людей. Это важно, и это нужно знать. Перед лицом без-божников существует Бог, который всегда с людьми, поскольку мы все пребываем в Боге. Если Бог знает человека, если Он видит и судит его, то это всегда происходит благодаря Иисусу Христу – Его собственному Сыну. Через Него человечество пребывает в Боге. Бог смотрит на Христа, и в Нем Он смотрит на нас. У нас есть представитель перед Богом.

Кальвин говорит даже, что мы молимся устами Иисуса Христа, который выстрадал эту возможность в послушании и верности своему Отцу. И мы молимся как бы через Его уста, если Он дарует нам доступ к Богу, ручаясь за нас. Тем самым наша молитва по сути уже совершена, даже прежде чем мы ее сформулировали. Если мы молимся, мы лишь вновь воспроизводим ту молитву, которая в личности Иисуса Христа уже произнесена.

Бог есть Отец Иисуса Христа, и человек Иисус Христос молился и продолжает молиться. Обоснование нашей молитвы – в Иисусе Христе. Это означает, что Бог сам сделался поручителем нашего прошения, что Он сам восхотел быть слышащим наши молитвы, обобщенные в Иисусе Христе. Бог не может не слышать молитвы, поскольку именно Иисус Христос молится ими.

Тот факт, что Бог уступает просьбам людей, что Он изменяет свое намерение и поступает согласно молитве человека, не означает Его слабости. Бог сам в своем величии, в блеске своей силы восхотел этого. Он желает быть Богом, который стал человеком в Иисусе Христе. Это Его честь, Его всесилие. Бог не умаляется, уступая нашей молитве; напротив, именно так Он являет свое величие.

Если Бог сам входит в связь с человеком, если Он желает быть рядом с нами как отец со своими детьми, то в этом нет никакого ослабления Его силы. Если Бог слышит наши молитвы, то не только потому, что Он тем самым умножает нашу веру (так иногда объясняли действенность молитвы). Бог слышит нас потому, что Он есть Отец, Сын и Святой Дух – тот Бог, чье Слово стало плотью.

Вернемся теперь к Лютеру, который приглашает нас молиться, даже предписывает нам это. Не молиться означало бы не давать себе отчета о том, что мы предстоим перед Богом. Это означало бы не осознать, кто Он таков, не понять тот факт, что Бог встречает нас в Иисусе Христе. Но если для нас открыта эта тайна, то мы должны молиться. Иисус Христос, Сын Божий – с нами. И мы, принадлежащие Ему, не имеющие никакой другой возможности кроме как следовать за Ним и говорить через Его уста, мы – с Ним. Тем самым найден правильный путь, и теперь речь идет о том, чтобы идти по нему. На этой дороге Евангелие и закон, обетование и заповеди Божьи есть одно и то же. Бог открывает нам этот путь, Он повелевает нам молиться. Поэтому невозможно сказать «я буду молиться» или «я не буду молиться», как если бы речь шла о добровольном деле. Быть христианином и молиться – это одно и то же, причем это не может быть вопросом нашего настроения. Молиться жизненно необходимо – как необходимо дыхание.

Гейдельбергский катехизис дает еще более точное определение. Согласно ему, молитва есть первый акт признания Бога. Слово «признание» яснее, чем «благодарность», ибо признание означает действие, соответствующее нашему знанию. Каждый человек, знающий Бога, должен быть признательным Ему. Человек вновь и вновь познает, кто такой Бог и что Он сделал для него в Иисусе Христе. Человек занимает место, которое ему дано во Христе, и на этом месте он молится.

Лютер добавляет, что Бог гневается, если мы не молимся, ибо это означает презрение к Его дару. Если Он призвал нас молиться, как мы можем отказаться от этого? Реформаторы тем самым напоминают нам о том, что человек должен молиться не тогда, когда ему это удобно. Скорее молитва в жизни христианина – это существенное, необходимое и само собой разумеющееся дело.

Помимо этого, Бог позволяет нашей молитве проистекать из Его благодати. Там, где присутствует благодать Божья, там человек молится. Бог заботится о нас, ибо мы не знаем, как нам подобает молиться. Именно Дух Божий влечет нас к молитве, делает нас способными молиться подобающим образом. Мы недостаточно искусны, чтобы рассуждать, достойны ли мы и способны ли молиться достаточно ревностно. Благодать сама по себе есть ответ на этот вопрос. Если мы утешаемся благодатью Божьей, то мы начинаем молиться – словами или без них.

Бог показывает нам этот путь, возлагая на нас обязанность молиться. Молитва не есть произвольное действие, но она не есть и слепой шаг в темноту. Молясь, мы не можем уклониться на тот или иной путь в соответствии с нашей фантазией, уклониться к тому, что нам кажется лучше на первый взгляд. Ибо именно Бог повелевает человеку следовать за Ним и занять то место, которое ему дано. Этот вопрос регулируется Богом, а не нашей инициативой.

Библейско-Богословский Институт Св. Апостола Андрея

 

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: