СОЦИАЛЬНЫЕ КОНЦЕПЦИИ РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ РОССИИ: ПЕРВЫЙ ОПЫТ САМООПРЕДЕЛЕНИЯ Часть 1

В категориях: Трудные места

Ю.П. Зуев

 

Одно из примечательных явлений религиозной жизни России в завершающемся десятилетии — принятие крупнейшими централизованными религиозными объединениями доктринальных документов, где сформулированы их позиции в отношении к наиболее важным проблемам жизни современного общества и человека, их видение собственных возможностей в решении этих проблем. Начало положила Русская Православная Церковь (РПЦ). Юбилейный Архиерейский собор, состоявшийся в 2000 г., утвердил «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» (далее: «Основы…»).

Принятие РПЦ социальной концепции послужило для других исторически укорененных в России религиозных организаций (за исключением буддийских) стимулом к разработке аналогичных доктринальных документов. Уже через год Совет муфтиев России (СМР) выступил с «Основными положениями социальной программы российских мусульман». В течение 2002–2003 гг. свои социальные концепции опубликовали Российский объединенный союз христиан веры евангельской («Основы социальной концепции РОСХВЕ»), Евро-Азиатское отделение Церкви христиан адвентистов седьмого дня («Основы социального учения Церкви христиан АСД России»). Этими религиозными организациями, с участием Российского союза Евангельских христиан-баптистов и Союза христиан веры евангельской пятидесятников в России, был выработан совместный документ — «Социальная позиция Протестантских Церквей России».

В декабре 2003 г. Конгресс еврейских религиозных общин и организаций России (КЕРООР) опубликовал «Основы социальной концепции иудаизма в России». В августе 2010 г. увидела свет «Социальная концепция Евангелическо-Лютеранской Церкви Аугсбургского Исповедания» (ЕЛЦАИ).

Разработка и публикация социальных доктрин этими религиозными организациями — событие беспрецедентное за всю их историю. Фактически это первое, свободное по внешним обстоятельствам, изъявление их позиций по вопросам общественного развития, политических процессов в России, отношений с властью.

Что касается внутриконфессиональных обстоятельств подготовки этих документов, то они, как представляется, не были простыми. Разработчикам приходилось учитывать наличие противоречий в позициях различных групп клира, пастората, рядовых верующих и находить компромиссные решения. Об этом, между прочим, говорил митрополит Кирилл, представляя «Основы…» членам Архиерейского собора в 2000 г. В «Социальной позиции Протестантских Церквей России» сформулирована их совместная позиция. Положения, по которым между их представителями выявлялись расхождения взглядов, в текст не включались.

Не говоря о близости, а иногда и практически полном совпадении названий документов СМР, КЕРООР, ЕЛЦАИ и протестантов с документом РПЦ, они близки последнему и по структуре. Это понятно: и то, и другое в значительной степени обусловлено общностью предмета. Более того, порой они содержат довольно пространные текстуальные заимствования. Председатель РОСХВЕ епископ С.В. Ряховский прямо признавался, что при разработке социальной концепции Российского объединенного союза ХВЕ широко использовалась социальная концепция РПЦ. «За полгода до принятия нашей социальной концепции, — сказал он в интервью корреспонденту "Независимой гезеты", — я встретился с митрополитом Кириллом (Гундяевым) и спросил у него буквально следующее: «Как вы относитесь к плагиату? Мы внимательно изучили вашу социальную концепцию и пришли к выводу, что полностью с ней согласны по всем основным позициям. Создать что-либо другое в нынешних условиях невозможно. Разрешите нам взять за основу ключевые моменты вашей концепции» [НГ-Религии. 2002. № 10 (105). 10 окт. С. 5]. Таким образом, в очередной раз подтвердились лидирующая роль и авторитет РПЦ среди отечественных конфессиональных организаций.

Еще одно немаловажное обстоятельство. «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» — документ института, представляющего подавляющее большинство последователей православия не только в России, но и в других странах СНГ и Балтии, так сказать, всю «православную полноту» в пределах бывшего СССР. Другие рассматриваемые здесь социальные доктрины (за исключением церкви АСД), строго говоря, не могут выступать как выражение позиции всех Духовных управлений мусульман, всех иудейских организаций, всех протестантских союзов, всех объединений лютеран. В их разработке не принимали участие представители других управленческих структур соответствующих конфессий (вероисповеданий), и они со своей стороны никак не выразили к ним отношения. Естественно, это в определенной степени снижает их «репрезентативность».

 

Журнал "Государство, религия, церковь в России и за рубежом", № 4 2010

www.mirvboge.ru

      

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: