СОЦИАЛЬНЫЙ ИДЕАЛ В РЕЛИГИОЗНОМ СОЗНАНИИ. Часть 2: ИСТОРИЯ ВОПРОСА

В категориях: Трудные места

Т.П. Короткая

Является почти тривиальным утверждение о том, что христианство привносит новый подход к истории. Христианство, говоря о Боговоплощении, трактует его как событие историческое, как имеющее конкретную историческую событийность. Рождение Иисуса, его земная жизнь, воскресение имеют конкретную датировку во времени. Рождество Христово разделяет историю на два разнокачественных отрезка: время до рождества Христова, и время после его рождения, земной жизни и воскресения. Явление Христа разламывает историю на два этапа: этап скрытого смысла, который обнаруживается в Боговоплощении, и второй этап, который можно назвать собственно историей. История имеет свою направленность, свой вектор развития. Целью этого вектора является царство Божие — совершенное состояние человека и мира.

Вместе с тем истины Откровения в полном объеме нельзя вместить ни в какие социальные и исторические формы. Полнота духовной жизни, сформулированная Евангелием, не может быть вмещена в жизнь природную и социальную — она имеет эсхатологическую перспективу. Речь идет о том, что библейская история имеет определенный временной срез, четко артикулированные социальные, культурные и политические реалии, протекавшие в определенные исторические периоды; однако важно и то, что эти социокультурные реалии представляют собой существенную, но не основную, часть христианского понимания истории. Есть определенное сущностное ядро, которое в принципе выходит за временные рамки, и оно, это ядро, имеет экзистенциальный смысл, раскрывается как драма человеческой жизни, которая в христианском сознании осмысливается через библейские символы и сюжеты: грехопадение Адама, история Каина и Авеля, крестная смерть Искупителя и т.д.

«Проживание» и осмысление драмы происходит во внутреннем, духовном опыте человека, является сложной духовной работой — «проработкой» христианского учения в собственном опыте, итог которого — преображение, перерождение человека.

Говоря об истории, времени, христианство вместе с этим сохраняет неизменным, «внеисторическим» духовное, экзистенциальное ядро своего учения, поэтому для традиционных христианских конфессий достижение царства Божия связано прежде всего с духовно-нравственным самоусовершенствованием человека, победой над собственной греховностью.

Христианство, особенно раннее, приносит новое понимание взаимоотношений человека и Бога и одновременно новое понимание человека. Те качества, которые ранее приписывались лишь Богу, впоследствии переносятся и на человека, что приводит к уяснению безусловного значения земной человеческой личности. Христос приближает Бога к человеку тем, что Сам становится человеком. Внутренний трагизм, присущий жизни маленького человека, присущ отныне и Богу, поскольку Бог разделил судьбу своего творения — Он жертвует собой для человека и для мира. Благодаря трагичности Бога открывается соизмеримый с человеком смысл бытия — его страдания освящаются страданиями Бого-Человека. Однако, возвышая человека тем, что трактует его богоподобным и ставит задачу обожения природы, христианство также акцентуировало идею земного несовершенства и необходимости страдания для преодоления греха.

Для христианства типичным, характерным является представление о ничтожестве и слабости человека в отрыве от Бога, утверждение о том, что человек может обрести себя лишь отвратившись от в направлении Бога. Внутренний мир человека предстает как сопряжение двух начал: божественного, выбор которого требует особой направленности воли, и начала распадения и хаоса, которое можно преодолеть лишь молитвой — обращенностью к Богу. «Чтобы обрести спасение, — отмечал С.С. Аверинцев, — человек призывается усмотреть в самом себе ничто и в акте смирения раскрыть это ничто Богу, предоставив Ему творить из ничего "духовные дары", как Он сотворил из ничего мир. Для христианского сознания всякое наглядное благополучие человека только оттеняет его метафизическое унижение и, напротив, всякое наглядное унижение может служить желанной фольгой для сокровенной прославленности» Таким образом, становится . очевидным, что для православия и католицизма важнейшими составляющими духовного приобщения человека к Божественному миру являются молитва и Литургия.

Заметим также: и в православии, и в католицизме традиционно важную роль играет монашество, выражающее суть религиозно-нравственного идеала человека — подвижника веры, который всецело предан Богу и в этом своем предстоянии-делании занимается духовным совершенствованием. Однако духовное подвижничество — удел немногих.

Современные христианские конфессии акцентируют особое внимание на морально-этических проблемах. Считается, что достижение социальной справедливости может быть осуществлено на основании морального самоусовершенствования личности, путем ориентации ее на ту шкалу религиозно-нравственных ценностей, которую предлагает христианство. Важно подчеркнуть, что христианское учение говорит о смысле истории, ее цели, а вместе с тем и в плотной связи — о смысле существования каждого человека.

Однако традиционный христианский аскетический идеал сегодня дополняется учением о социальной активности человека, значимости творческого начала в человеке для спасения и обретения царства Божия.

Современные христианские богословы подчеркивают тот момент, что творчество и аскетика являются равнозначными путями (средствами) человека в деле спасения. Творчество человека определяется свободой, заложенной в нем Богом. Так, традиционное ядро христианского учения дополняется сегодня тезисом о сотрудничестве человека и Бога, подчеркиванием творчества как сущностного элемента в человеке. «Сколь ни дерзновенно, — писал архиепископ Выборгский Кирилл, — выражение «сотрудничество с Богом», оно имеет для себя основание в апостольской проповеди… подразумевая благую активность человека в процессе не только собственного совершенства, но и в усовершенствовании тварного мира».

Для современных христианских конфессий характерным становится внимание к реальным социальным проблемам.

В документах ІІ Ватиканского Собора, например, отмечалось, что верующие не могут не быть в тесном союзе со временем и современниками, их образ мыслей и чувствования пронизаны временем и находят отражение в культуре.

Журнал "Государство, религия, церковь в России и за рубежом", № 4 2010

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: