Псалом 3

В категориях: Трудные места


Галина Красненкова. Над страницами древней Псалтири

«Псалом Давида, когда он бежал от Авессалома, сына своего».


Первый стих этого псалма напоминает о самом, пожалуй, горьком времени царя Давида. Этот человек прожил грудную, полную опасностей жизнь. Даже само слово «царь» как-то не слишком сочетается с жизнью Давида. От самой ранней юности ему приходилось спасаться От врагов, от завистников, от интриг царского двора от самого царя Саула получился бы длинный список, если перечислять всех, от кого спасался Давид. И вот, будучи уже сам царем, он снова попадает в такое положение, когда приходится спасать свою жизнь. Сын царя Давида Авессалом, самый красивый, самый способный, самый любимый царевич  не дожидаясь смерти отца и его завещания, объявляет себя царем.

Нужно заметить, что на востоке, где существует многоженство, каждый царь имел огромное количество реальных наследников. И кто-то из них мог внезапно объявить себя царем.

В те времена удержаться на царстве можно было только одним путем — уничтожить всех наиболее вероятных претендентов на престол.  

И, конечно, Давид знал, что его ожидает, если сын его воцарился при живом отце, и что означают слова вестника: «Сердце Израильтян уклонилось на сторону Авессалома» (2 Цар. 15,13).

Для Давида начались новые скитания. И в тот день, когда Давид пешком уходил из своего дворца и из своего города, он пел эту маленькую молитву — псалом номер 3.

Перечитаем его внимательно: «Господь! Как умножились враги мои! Многие восстают на меня».

Тех, кто знаком с жизнеописанием царя Давида, может удивить такая его уклончивость. Почему он говорит «многие»? Почему не скажет конкретно: «сын мой Авессалом и иже с ним — привожу полный список сиих мерзавцев». Нет! Вот так обобщенно, расплывчато — многие. За этим определением (совершенно не случайным) стоит житейская опытность Давида и его безмерное доверие к Богу.

Каждый из нас понимает, что враги бывают не только явные — готовые броситься в любой момент с кулаками. Гораздо опаснее — тайные враги, которые в глаза тебе улыбаются, а за глаза — клянут. Но не только враги — друзья тоже не всегда одинаковы. Иной человек не пойдет отстаивать свои интересы на баррикаду, не поссорится из-за тебя с начальством, но закроет двери своей комнаты и станет молиться о твоей душе и о твоем благословении.

Библия неоднократно напоминает о том, что сердце человеческое скрыто для наших глаз. Только Бог может видеть — кто нам друг, а кто враг.

Иисус однажды рассказал притчу, в которой хозяин запрещает работникам пропалывать поле, чтобы вместе с сорняками не повредить и добрые всходы. Только САМ хозяин, только Сам Господь может определять — кто плевел, а кто пшеница.

Но человек любит торопиться с выводами. Мы смело вешаем ярлыки. Не слишком задумываясь, мгновенно даем оценку: этот — злой, а этот — добрый, этот — враг, а этот — друг. И сколько раз человек понадеется на свой опыт, на свое знание людей — столько раз будет обманут мнимыми друзьями. Но если доверить Богу Самому разобрать — кто мой друг, а кто враг  ошибки не произойдет.

Давид, оказавшись в столь стесненных обстоятельствах, не берет на себя смелость делить людей на тех и на этих. Он никого не называет в своей молитве. Он говорит: многие восстают на меня. Вообще — доверять решение проблем Господней силе - это верный способ победить самые трудные обстоятельства, самые тяжелые испытания, самые хитрые искушения. Бог  Победитель. И кто приносит мои проблемы к Богу, обязательно побеждает. Сатана знает об этом и боится этого. У него своя система, всегда одинаковая —создать трещину в отношениях человека и Бога. Когда случается беда, первое, что слышит человек, это такие слова: «Ну, где же твой Бог? Что же Он не помог-то тебе?». Давид тоже слышал эти слова, Ему вообще в жизни приходилось слушать такие издевки довольно часто: «Многие говорят душе моей: «нет ему спасения в Боге».

Чего добивается этим враг душ человеческих? А — ни много ни мало — повторения этих слов, но уже самим человеком и уже в адрес Господа. «Где же Ты, Господи? Где же сила-то Твоя? А она вообще-то есть? Что же мне так плохо-то?!». Иногда эта система дьявола и человек серьезно отстраняется от Бога. Даже к Самому Иисусу Христу сатана применял свою систему. Если Ты Сын Божий, прикажи камням сделаться хлебом; если Ты Сын Божий, прыгни с крыши храма; если Ты Сын Божий, сойди с креста...

Где же Отец Твой Небесный, когда Тебе так плохо? Он вообще-то есть? Иисус не поддался на эти провокации, и сатана оказался посрамленным.

Царь Давид, Христос — это было давно, но представьте себе ситуацию сегодня. Человек шел зимой по улице, поскользнулся и сломал ногу. Если он плачет и бранится, ему сочувствуют, но если узнают, что пострадавший — христианин, то сейчас же скажут: «Во, домолился! Где же твой Бог-то?». Не знаю, как кому, а мне — знакомая картина. «Многие говорят душе моей: нет ему спасения в Боге». По книге Псалтирь мы могли бы подсчитать — сколько раз не срабатывала эта система дьявола против Давида.

Удивительны его следующие слова: «Но Ты, Господи, щит предо мною, слава моя, и Ты возносишь голову мою. Гласом моим взываю ко Господу, и Он слышит меня со святой горы Своей».

Чем удивительны эти слова? Своим полным несоответствием с событиями. Мы бы сказали, что Давид выдает желаемое за действительность, или что он вообще от страха «умом поехал». Говорит о славе, когда убегает из дворца, в чем был. Говорит «Ты возносишь голову мою», когда голова его вот-вот вознесется на виселицу. Говорит о том, что Бог слышит его, когда уже очень многие пришли к обратному выводу — «нет ему спасения в Боге», не слышит его Бог. Такое поведение Давида с чисто человеческих позиций можно назвать блефом. Он радуется тому, чего, вроде бы, не имеет, словно обстоятельства, в которые он попал, его не касаются, вроде бы, он в них и не попадал. В чем тут загадка? Все очень просто. Всю свою жизнь Давид был неизменно близок к Господу. Он любил Бога и верил Ему. Сатане ни разу не удалось построить достаточно высокого барьера, выкопать достаточно глубокой ямы между Давидом и Господом. Давид и Господь всегда были вместе, во все дни жизни Давидовой. И если однажды (а это было и не однажды) Господь обещал Давиду Свое благословение, Свою поддержку Свое неизменное присутствие, то обещание это распространялось на всю жизнь Давида. И не зависело от обстоятельств.

Это только обещания людей зависят от войны и мира, от дождя и снега, от здоровья и настроения. Господь не меняет Своего слова и не отменяет Своего покровительства из-за нелетной погоды. «Бог не человек, чтобы Ему лгать, и не сын человеческий, чтобы Ему изменяться. Он ли скажет, и не сделает? Будет говорить, и не исполнит?» (Чис.23,19). Вот почему Даиид говорит о славе и о силе, когда он слаб и опозорен в глaзах людей.

Это очень сложная ситуация. Благодарить Бога за ГО, чего вроде бы, как будто бы и нет. Нет в данное время, и нет по нашим понятиям. Мы очень часто не можем понять того, что благословение Господне проходит сквозь обстоятельства, изменяя их к нашему благу. Давидy в его жизни приходилось не однажды в этом убеждаться, и поэтому в критическую минуту он обнаруживает уникальное спокойствие: Ложусь я, сплю и встаю, ибо Господь защищает меня. Не убоюсь тем народа, которые со всех сторон ополчились на меня».

Трудно представить, как в том положении, в котором оказался Давид, можно было быть настолько спокойным чтобы спать без снотворных, просыпаться без истерики и не бояться наступившего дня. Во всех словах этого псалма, этой короткой и такой выразитель ной молитвы, чувствуется какая-то внутренняя уравновешенность. Никакой паники. Все на своем месте. И полное доверие к Господу. Господь сделает все Сам. Можно подумать, что царь вообще ничего не предпринимал, только ждал Божьего сверхъестественного вмешательства. В самом деле, вроде бы об этом и говорит стих восьмой: В самом деле, вроде бы об этом и говорит стих восьмой: «Восстань, Господи! Спаси меня, Боже мой! Ибо Ты поражаешь в ланиту всех врагов моих, сокрушаешь зубы нечестивых».

Бывают христиане, которые и в самом деле доходят до подобной крайности. Сидят на месте, ничего не делают и ждут, когда Господь все совершит. Молятся, молятся и ждут. А что? В Псалтири есть такие слова: «Господь совершит за меня». Вот пусть и совершает. Кто читал в Библии книги Царств, тот знает, что царь Давид, конечно же, не сидел на месте, сложа руки, ожидая Божьего суда. Это вообще был чрезвычайно непоседливый и деятельный человек. Когда ему пришлось бежать от собственного сына, он очень верно учел ситуацию, сделал все необходимые распоряжения, назначил нужных людей руководить воинами. Опыт Давида и в дворцовых интригах, и в военном деле был огромен. Предусмотрено было все. Заговор был обречен, и когда позже все так и получилось, Давид имел все основания заявить: я победил! Но ни «до», ни «после», ни вообще никогда в своей жизни Давид не говорил таких слов.

При самых великих своих победах, добытых потом и кровью, этот человек неизменно говорил: «Господи... Ты поражаешь... всех врагов моих». Можно многое знать и многое уметь, но сила и опыт не спасают, если не спасает Бог.

Об этом так и сказано в псалме: «От Господа спасение. Над народом Твоим благословение Твое». От Господа спасение.

От Господа благословение. И если я Господень, если я принадлежу Ему, то Его спасение и Его благословение принадлежат мне. Я нахожусь в Его благословении, как бы внутри. И потому я могу говорить о том, что будет — как о том, что уже есть, благодарить за победу, когда убегаю от врага, радоваться, когда для радости еще нет видимых причин. Почти во всех псалмах можно заметить это несоответствие настоящего и будущего времени, эту неуместную, вроде бы, радость. Но она становится понятной, если снова вспомнить эти слова: Бог не человек, чтобы Ему изменяться. И если Он сказал однажды: «Се, Я С нами во все дни...», то это так и есть (Мф.28,20). Он с нами, а значит с нами сила, слава и победа. И мы радуемся. До тех пор, пока сами от всего этого не откажемся. Господь благословение взаймы не дает. Назад Он ОГО не потребует. Человек может только добровольно отказаться. Странно, но ктото действительно отказывается. И тогда ни в будущем, ни в настоящем не может быть ни силы, ни славы, ни победы, ни радости.

Место, где нет Бога, называется коротким словом — ад. Характеристика этого места предельно ясна — там будет плач. Псалмы царя Давида пронизаны радостью. Этот человек прожил далеко не «царскую» жизнь. Это был муж войны. На него нападали враги. Его предавали и продавали друзья. На него восставали собственные дети. Но никогда, ни одного раза, ни на один день его не оставлял Бог. Почему? Потому, что сам Давид не искал такой разлуки. За всю свою жизнь он не нашел ничего, что могло бы быть больше и совершенней радости Божьего благословения. Да и как найдешь то, чего не бывает?  

 

www.mirvboge.ru

 

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: