Отношение церкви к государству в социальных концепциях российских религиозных объединений

В категориях: Трудные места

3C8P9134

Ю.П. Зуев

СОЦИАЛЬНЫЕ КОНЦЕПЦИИ РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ РОССИИ: ПЕРВЫЙ ОПЫТ САМООПРЕДЕЛЕНИЯ Часть 3

 

В вопросах о природе государства, его предназначении (задачах, функциях), об обязанностях перед ним граждан, о сферах возможного сотрудничества с ним религиозных организаций — при преобладании между концепциями близости точек зрения имеются некоторые различия. Что касается понимания природы государства, то различия состоят в следующем. Точка зрения протестантов элементарна и однозначна: «Государство — институт, установленный Богом (курсив наш. — Ю.З.) с целью поддержания порядка в обществе». В православном понимании государство не является изначальной реальностью человеческого общежития: ему предшествовала эпоха богоправления, т.е. «подлинной теократии», однако обремененное грехом человечество, тяготясь Божественной опекой, стремясь к самоутверждению, возжелало иметь земного правителя, и тогда Господь предоставил людям возможность устраивать свою общественную жизнь, «исходя из их свободного волеизъявления».

С точки зрения Ислама, государство является реализацией (воплощением) установленного Аллахом универсального принципа Договора, который лежит в основе как Его собственных отношений с людьми (вертикальный вектор), так и отношений людей между собой (горизонтальный вектор). Таким образом, РПЦ и СМР, в отличие от протестантов, не рассматривают государство как продукт непосредственно творческой воли Всевышнего, Который лишь обеспечил людям предпосылки, возможность его создания. Таким образом, понимание природы государства РПЦ и СМР свободно от сакрализации, что в принципе допускает в определенных ситуациях противление власти.

Общим во всех концепциях российских религиозных объединений является понимание задач государства — они сводятся в конечном счете к обеспечению жизнеспособности общества и человека . Но есть имеющий принципиальное значение момент различия. В «Основах…» РПЦ и «Основах…» КЕРООР выделяется нравственный смысл существования государства — ограничение зла и поддержка добра как внутри страны, так и в международных отношениях. Протестантские . лидеры и СМР делают акцент на правовом аспекте функций государства — обеспечении основных прав и свобод граждан, утверждении социальной справедливости и т.д.

В вопросах о предпочтительности той или иной государственно-политической системы, формы государственного управления все религиозные организации декларируют нейтральность своей позиции. Лидеры протестантских церквей заявляют, что их церкви «могут существовать в рамках самых разных правовых систем и относятся к ним с подобающим уважением» (Социальная позиция… Гл. 7). СМР указывает на то, что «Ислам не предписывает народам какой-либо конкретной формы государственного устройства, оставляя это на усмотрение верующих граждан своей страны — в соответствии со сложившимися в ней традициями и политической культурой» (Основные положения… П. 7.2). В «Основах…» РПЦ подтверждается заявленная ранее Архиерейским собором (1994 г.) позиция о «…непредпочтительности для Церкви какого-либо государственного строя, какой-либо из существующих политических доктрин» (п. III.7).

Однако декларации «непредпрочтительности» фактически обращены лишь к современным политическим реалиям — они есть признак того, что сегодня религиозные объединения действуют достаточно свободно в относительно свободном государстве. Такое «вольномыслие» не было возможно ни в царской России, ни в Советском Союзе, где требовалась демонстрация безусловной лояльности действующей власти. Вместе с тем позиция «отстраненности» в данном вопросе стратегически целесообразна, так как в условиях разнонаправленности векторов развития государственно-политических систем на всем пространстве бывшего СССР, незавершенности процесса формирования институтов государственной власти было бы неосмотрительно солидаризироваться с определенной государственно-политической системой, тем более выдвигать тезис нелояльности. Принципиальные же позиции конфессий относительно должного (или приемлемого) государственно-политического устройства на самом деле не столь однозначны — они определяются их собственным социально-историческим опытом и имеют соответствующее богословское доктринальное обоснование. В рассматриваемых концепциях эти позиции или проявляются косвенным образом (как у протестантов и мусульман), или представлены напрямую и достаточно развернуто (у православных).

Хотя в социальной позиции протестантов и говорится, что их церкви могут существовать в рамках самых разных правовых систем, однако из того, какое значение в ней придается правам и свободам человека, вывод следует вполне определенный: они предпочитают демократическую форму государственного устройства. Тезис, содержащийся в документе СМР, о том, что этот вопрос в каждой стране решается «…в соответствии со сложившимися в ней традициями и политической культурой», констатирует лишь данность. Признавая таким образом социально-историческую обусловленность того или иного типа государственного устройства, авторы вместе с тем утверждают, что в любом случае «…должны быть гарантированы основные права и свободы человека… Народ имеет право контролировать власть (курсив наш. — Ю.З.), как минимум, с точки зрения соблюдения ею основных прав и свобод человека» (п. 7.2). Понятно, что при авторитарном, а тем более тоталитарном, режиме речи о «народном контроле» власти быть не может.

РПЦ, полагая, что форма и методы государственного правления «…во многом обусловливаются духовным и нравственным состоянием общества» (это перекликается с точкой зрения СМР), видит свое призвание не в инициировании некоей совершенной системы организации государства, а в том, чтобы главное внимание уделять «состоянию сердец своих членов». Чем выше религиозно-нравственная одухотворенность общества, тем совершеннее (глубже религиозно укоренена) форма государственности в нем. Таковым является прямое Богоправление через особо избранных Богом людей — судий и монарха, признаваемых как богоданная власть («Основы…» РПЦ. П. III.7).

 

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: