Иисус есть Свет и Слово

В категориях: Наставь и научи

102811_0908_1.jpg


Лотов Д.Р.

 

«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога». (Иоан.1:1,2)

О сущностях, необходимых для понимания начала 1 главы, мы говорили в прошлый раз, поэтому нет смысла останавливаться на них подробно. Ограничимся лишь кратким напоминанием.

Христианство возникло в иудейской среде и потому пользовалось иудейскими категориями мышления. Но к концу I столетия на каждого христианина из иудеев приходились сотни христиан-эллинов, которым иудейские категории мышления были совершенно чужды – в том числе такое ключевое понятие, как «Мессия». Соответственно, им было чуждо главнейшее чаяние иудеев - понятие «приход Мессии». То же самое можно сказать и о многом другом. Таким образом, вопрос ставился так: нужно ли греку, возымевшему интерес к христианству, погрузиться в иудейский образ мышления или существует иной подход, способный раскрыть Благую Весть через категории греческого мышления?

    Евангелие Иоанна отвечает на этот вопрос утвердительно. И в самом начале апостол пользуется категорией, имевшей значение и для иудеев, и для греков. Эта категория выражается понятием «Слово» (Логос). Для иудеев слово обладало самостоятельной силой, способной творить действие. Об этом напоминает нам начало Книги Бытия. Когда Исаак по ошибке благословил Иакова вместо Исава, он уже не мог ничего сделать, чтобы вернуть это благословение (Быт. 27). Слово было произнесено, после чего стало действовать само по себе и не могло быть остановлено. В Псалме 106 сказано: «Послал Слово Своё и исцелил их» (106, 20). Через пророка Исайю возвещено: «…слово Моё, которое исходит из уст Моих, - оно не возвращается ко Мне тщетным, но исполняет то, что Мне угодно, и совершает то, для чего Я послал его» (55, 11). Понятие «Слово» усилилось после того, как иврит стал мёртвым языком, а иудеи стали говорить на арамейском.

В связи с этим появились так называемые «таргумы», т.е. переводы Св.Писания на арамейский. Люди, делавшие эти переводы, боялись очеловечивания непостижимого Бога, т.е. чтобы Богу не стали приписываться человеческие мысли, чувства и действия. Поэтому очень часто вместо понятия «Бог» они ставили понятие «Слово Божие». Например, в Исх. 19,17 сказано: «и вывел Моисей народ из стана в сретение Богу». В соответствующем таргуме сказано, что Моисей вывел народ из стана навстречу слову Божьему. В Ис. 48,13 сказано: «Моя рука основала землю и Моя десница распростёрла небеса". В таргуме говорится: «Моим словом основал Я землю и силою Моею Я развесил небеса». Поэтому выражение «слово Божие» стало одним из самых распространённых иудейских выражений, которое знал каждый набожный иудей, потому что оно постоянно звучало в синагогах. В поздних Книгах ВЗ, так наз. «Апокрифах» понятие «слово» часто отождествляется с понятием «мудрость». В Книге Премудрости Соломоновой говорится: "Боже отцов и Господь милости, сотворивший все словом Твоим и премудростию Твоею устроивший человека" (9, 2).

    Что касается понятия «слово» в греческом мышлении, то таковое существовало там с VI века до Р.Х., когда философ Гераклит выдвинул идею о том, что все течения и изменения в мире происходят не случайно - они всегда следуют какой-то схеме, а эти схемы устанавливаются, логосом, т.е. Божественным разумом. Этот разум устанавливает порядок, в котором вселенная существует и сегодня, причём не только в мире физических предметов, но и в мире событий, которые направляются всё тем же Логосом. Это учение получило развитие в школе стоиков, которые говорили, что Логос пронизывает весь мир, поддерживая в нём порядок. И, наконец, оно было дополнено Филоном Александрийским, согласно воззрениям которого Логос - это орудие, посредством которого Бог сотворил мир; руль, которым мир направляется, посредник между миром и Богом.

    Иоанн, возвещая Благую Весть греческому миру, соединяет иудейские и греческие понятия, провозглашая Иисуса воплощённым, т.е. принявшим образ человека, Словом Божиим, т.е. Божьей силой и мудростью – «и Слово стало плотию». Та сила, о которой греки знали и говорили уже несколько столетий, Божественный разум, явился миру в облике Христа. Именно поэтому Апостол Павел в 1 Тим. написал: «…един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус» (2, 5)

Слово пребывало в самом начале всего – здесь Иоанна обращается к первому стиху Библии. «В начале сотворил Бог небо и землю» (Быт. 1,1). Таким образом, слово не относится к сотворённому; оно не является частью видимого мира, но пребывало прежде. Тем самым Иоанн говорит о предвечности Христа. Впрочем, об этом прежде всего говорил Сам Иисус – в том числе когда сказал иудеям, что был прежде Авраама. Отсюда следует вывод: Бог всегда был подобен Иисусу. Он не эволюционирует, сначала являясь гневным и мстительным, а потом исполненным любви – это та разница, которая бросается в глаза при сравнении Ветхого и Нового Заветов, и на которую любят указывать критики христианства. Никакого противоречия здесь нет. Бог разговаривает с людьми на языке, который они в состоянии понять (народы, для которых понятен только язык силы; нормальные переговоры для них – признак слабости; Ермолов и Шамиль; установления о жертвоприношениях – нужны ли они Богу?)

И слово было у Бога - Бог и Слово неразрывно связаны. Поэтому никто, кроме Иисуса, не может поведать нам, Кто такой Бог и какова Его воля по отношению к нам.

И Слово было Бог - Этим утверждением Иоанн провозглашает единосущие Отца и Сына. В Иисусе мы видим Истинного Бога.

Напомним о ереси гностиков, сущность которой сводилась к тому, что Бог в силу своей благости не мог соприкоснуться с творением, ибо материя порочна. Таким образом, мир сотворён не Богом, а одной из Его эманаций, которая далека от Бога и враждебна Ему. Но христианство мыслит иначе. Мир сотворён Богом, Который не удалён и не отгорожен от Своего творения, но напротив, тесно связан с ним. Никакого другого Бога нет и никогда не было.

В конце своего евангелия Иоанн сказал: «сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и веруя, имели жизнь во имя Его» (20,31). Это слово «жизнь» употребляется Иисусом очень часто. Он сожалеет о том, что люди не хотят прийти к Нему, чтобы иметь жизнь (5,40). Он говорит, что пришёл для того, чтобы люди имели жизнь и имели с избытком (10,10); Он есть путь и истина и жизнь (14,6). Что такое жизнь? Это воссоединение с Богом, ради которого Иисус и сошёл в наш мир. Воссоединение с Богом воссоединяет нас с источником жизни, вследствие чего мы обретаем вечность.

Жизнь, о которой говорит Иисус, не просто жизнь, но жизнь вечная: «Овцы Мои слушаются голоса Моего … и Я даю им жизнь вечную…» (10, 27-28). «Слушающий Слово Моё и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную…» (5,24). Что такое вечная жизнь? Это не просто жизнь, которая длится вечно. Это жизнь спасённых, обретающихся в Царствии Божием, к которому мы частично можем приобщиться уже сейчас через веру в Иисуса Христа. «Верующий в Сына имеет жизнь вечную» (3,36). Что означает «веровать»? Это означает не сомневаться том, что Иисус действительно и подлинно Единосущный Сын Божий; это означает доверять Ему, принимать Его заветы и обетования, как безусловную истину и следовать им. Когда мы живём так, мы начинаем именно жить, а не просто существовать. Таким образом, понятие жизни не замыкается видимой реальностью, но простирается далеко за её пределы. Однако вне Христа это непознаваемо и недостижимо. Поэтому только через Христа нынешняя жизнь может обрести цель и смысл, заключающийся в ведении человека к жизни вечной.

Почему Иисус назван «светом человеков»? Прежде всего потому, что Он побеждает тьму смерти и становится для людей источником великой надежды. Он избавляет нас от страха неопределённости перед будущим, потому что как бы ни складывались обстоятельства жизни здесь, они не повлияют на наше будущее, на участие в Царствии Божием. Кроме того, свет Христов даёт нам возможность увидеть все явления в этом мире такими, какими они являются в действительности, а не такими, какими они хотят казаться. В том числе мы можем увидеть самих себя, познать истину о самих себе. Именно поэтому прислужники диавола ненавидят Церковь и стараются уничтожить её либо насилием, либо разлагая изнутри. Кроме того, Христос для Своих верных является путеводным огнём, показывающим им путь к вечности. Без этого света мы бы не имели уверенности в правильности своего пути.

В 1992 году мне довелось побывать в Румынии – в том числе, в одной деревне, где совершенно не было уличного освещения. Ночи были тёмные и, когда я, завершив дела в церкви, шёл домой, единственной возможностью его нахождения было ощупывание ворот, на которых находились рельефные металлические украшения. Слово «свет» в Евангелии Иоанна вообще встречается достаточно часто, потому что Иисус говорит о Себе именно как о свете. Например: «Я – свет миру».

Тьма, о которой говорит Иоанн, означает совокупность всего, противостоящего Богу: безверие, незнание, грех, диавола. Людей стараются держать во тьме, потому что тогда ими намного удобнее управлять. Тьма притягательна, жить во тьме проще, потому что в ней грех и порок выглядят как нормальная жизнь. Люди тьмы сделали и делают всё от них зависящее, чтобы устранить из жизни Христа, Божественную истину. Но это бесполезно, потому что невозможно противостоять Богу. Все деяния тьмы лишь до времени. В последний день они будут сметены навсегда. «Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни». (8, 12). «Не медлит Господь исполнением обетования … но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию. Придёт же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят» (2 Петра 3, 9-10).

www.gazetaprotestant.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: