Интернет — «булыжник пролетариата»?

В категориях: Общество, Церковь и власть

102811_0909_1.jpg


Юрий Бочаров

2011 год может попасть в книгу рекордов Гиннесса по числу революций и переворотов, пронесшихся по странам Ближнего Востока и Северной Африки. Специалистам пришлось серьезно проанализировать ту роль, которую сыграли социальные сети в появлении той «искры», из которой затем вознеслось пламя этих революций.

Революционная искра

Многочисленные социальные сообщества на Facebook и Twitter явились катализаторами развития недавних процессов на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Стало вполне очевидным, что новые СМИ не только стали играть главную роль в освещении текущих событий, но и превратились в голос оппозиции, призывы которой донеслись до международного сообщества. По мобильным телефонам, в блогах, в YouTube, Facebook и Twitter передавали прямые репортажи и комментарии с самых горячих народных выступлений. Демотсрируя акции протеста, новые СМИ позволили всему миру увидеть полицию и армию при разгоне демонстраций в самом неприглядном свете. Тем самым они настроили общественное мнение в поддержку оппозиции, подтолкнули многие страны выступить против правящих арабских режимов.

Благоприятным фактором для социальных сетей явилась относительная независимость их от внешнего управления. И это позволяло — во всяком случае, во внешних проявлениях — снять даже подозрения в ангажированности сетей в пользу тех или иных политических сил. Блоггеры и участники интернет-форумов выступили альтернативой и государственным СМИ, и независимым, но подверженным внутренней цензуре медиа-структурам. Именно потому, что в режиме реального времени они свободно могли выложить в Интернете любые аудиа-, видео- и фотоматериалы. Зачастую эти материалы опровергали официальную точку зрения на происходящие события.

Как показали все последние «революции Твиттера», государственные средства массовой информации нередко никак не освещали волнения. А зачастую разворачивали кампанию по очернению протестующих, преподнося их как головорезов и преступников. В этот момент именно альтернативные средства массовой информации подхватили народные настроения. Блоги и интернет-форумы стали своеобразным «майданом», на котором можно было не только поделиться информацией о текущих событиях, но и принять согласованные организационные решения для активного в них участия.

Как все начиналось. Тунис

На сайте Wikileaks в декабре 2010 года появилась депеша, в которой Роберт Ф. Годец (посол США в Тунисе) заявил о том что семья Бен Али стала некой «мафиозной структурой», где жена президента Лейла посадила в руководящие кресла многих своих родственников. Поскольку в Тунисе говорить о таких обвинениях вслух было опасно, эта информация и последующие комментарии стали распространяться в социальных сетях. В Facebook и на форумах раздались первые призывы к акциям протеста, которые начались 24 декабря 2010 года. В этот день в Тунисе произошло публичное самосожжение Мохаммеда Буазизи. Это самосожжение, о котором мгновенно сообщили в социальных сетях, стало знаковым для арабского мира. После него начались массовые акции протеста в Тунисе, а затем беспорядки перекинулись на другие страны арабского мира. Затем начали выступать профсоюзы, а полиция стала разгонять манифестантов. К началу января положение осложнилось и власти пошли на уступки. Тем не менее 13 января беспорядки охватили всю страну, и президент Зин эль-Абидин Бен Али вынужден был покинуть страну, власть в свои руки взяли военные.

Революция в Тунисе получила широкий отклик у мировой общественности, в других арабских странах возникли такие же волнения и требования о проведении реформ. В результате революции в Тунисе погибло более сотни человек, туристы были эвакуированы, в стране вспыхнуло мародерство. И все же постепенно страсти стали стихать.

Роль социальных сетей в революционных событиях на севере Африки решительно убедила аналитиков, что методы политической борьбы народных масс изменились. Эксперты посчитали, что в Тунисе революция свела на нет способность государства держать под контролем информационные потоки как внутри страны, так и между странами. Социальные сети становились гарантией свободы слова и площадкой организации народных движений, что и подтвердили дальнейшие события.

БОЧАРОВ Юрий Борисович, политтехнолог

    

Журнал "Стратегия России" №9, Сентябрь 2011

www.gazetaprotestant.ru


 

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: