Престиж и доверие на государственной службе

В категориях: События и вести

102811_0910_1.jpg


ФЕДОРОВ Валерий Валерьевич, генеральный директор Всероссийского центра исследований общественного мнения (ВЦИОМ)

Каким должен быть идеальный госслужащий в России? Как выглядит профессия госслужащего на фоне других? Является ли профессия востребованной, престижной, статусной, хорошо оплачиваемой? Хотели ли граждане сами работать на госслужбе, видят ли на этом поприще своих детей? Отсюда мостик к следующей теме — кадровая привлекательность государственной службы.

Источник моих рассуждений — репрезентативные опросы, которые проводятся по всероссийской выборке каждые выходные. Данные, которые я буду представлять, собраны в два последних года. Опросы мы проводим в 138 населенных пунктах Федерации, в 46 регионах, опрашиваем наших соотечественников в возрасте 18 лет и старше. Выборка репрезентативна по полу, возрасту и образованию, и статистическая погрешность не превышает 3,4 процента.

Итак, каким же должен быть идеальный чиновник? На первом месте, по мнению опрошенных, с большим отрывом — требование быть честным, некоррумпированным и добросовестным. На втором месте — такие качества, как порядочность, благородство и доброта. На третьем месте — за это высказались около 15 процентов опрошенных — близость к народу, забота о людях. И на четвертом месте — 14 процентов — ум и образованность. Вот четыре главных требования, которые граждане предъявляют к идеальному чиновнику.

Среди остальных требований — ответственность, обязательность, опыт, компетентность, патриотизм, решительность, активность и тому подобное. Но главные, напомню, это честность, порядочность, благородство, доброта, близость к народу, способность и желание заботиться о людях, ум и образованность. То есть в основном требования носят моральный характер. И, конечно же, образовательным стандартом описать их невозможно. Это требования именно к характеру человека, к его поведению.

Какие профессии считаются наиболее престижными? На первом месте, с большим отрывом, профессии, связанные с правом: юрист, адвокат, прокурор. На втором месте — профессия врача. И вот эту профессию никак не коснулись изменения в общественных настроениях за несколько лет, никакие конъюнктурные соображения. Как в 2006-м, так и в 2009 году врач был и остается на втором месте с точки зрения престижности профессии. На третьем месте — профессии экономиста и финансиста. Если в 2006 году 20 процентов граждан считали их престижными, то в 2009-м — только 12 процентов. Здесь можно говорить о некоторой эволюции отношения общества к миру экономистов и финансистов.

А теперь вернемся к государственному служащему. Он находится где-то в середине списка. То есть профессия менее престижна, чем профессия экономиста, врача, тем более юриста. Но при этом более престижна, чем профессия рабочего, учителя, художника, дизайнера, работника сферы услуг, бухгалтера и военнослужащего. Лишь 6—7 процентов опрошенных называли профессию госслужащего в числе трех наиболее престижных.

Как видим, оценка не самая благоприятная. Но посмотрим другие параметры. Престиж профессии — не единственный критерий. Один их них — доход. Недавний опрос, посвященный удовлетворенности людей своей работой, выявил, что доход с большим отрывом — две трети опрошенных — остается главным требованием, которое россияне предъявляют к работе. Поэтому доход очень важен для оценки той или иной профессии. Что мы видим здесь? Опять-таки юрист, адвокат, прокурор — на первом месте, с точки зрения доходности, причем опередив бизнесмена. Отсюда можно делать далеко идущие выводы об инвестиционном климате в нашей стране. Дальше идут банкир, экономист, финансист, а на пятой позиции — государственный служащий. Причем, сравнявшись с экономистом и финансистом и только немного, около 3 процентов, уступив банкиру. Поэтому представление о том, что доходы государственных служащих занижены, осталось в 1990-х годах. Сегодня, с точки зрения общества, доходы государственных служащих вошли в первую пятерку самых доходных профессий.

Конечно, опрошенные люди не обязаны быть компетентными, но они имеют право высказывать свои суждения, и эти суждения отражают их представления. По этим представлениям доходы госслужащих превышают доходы врачей, работников сферы услуг, военнослужащих, нефтяников, рабочих, программистов, строителей и большой массы других профессий.

Следующий критерий — место в обществе. Очевидно, что профессия может быть непрестижной, малодоходной, но ее общественный статус может быть достаточно высоким. И вот здесь — хорошая новость для представителей государственных органов. Их профессия вошла в первую тройку. От 67 до 70 процентов опрошенных полагают, что политики, предприниматели и государственные служащие, слившись в едином порыве, занимают высокое место в нашем обществе. Следующая по этому параметру профессия — врач — набирает всего 56 процентов опрошенных. А дальше идут по нисходящей — священнослужитель, журналист, ученый, полицейский, военнослужащий. И замыкает эту лесенку учитель.

А теперь такой интересный параметр: доверие, которое наши соотечественники питают к представителям тех или иных профессий. Возьмем учителя, который занимает самое низкое место из представителей первого десятка профессий. Всего 36 процентов полагают, что он занимает высокое место, но при этом доверяют учителям 68 процентов. Ученые ближе к середине в рейтинге места в обществе, но с точки зрения доверия они абсолютные лидеры — 71 процент. Священнослужители на третьем месте по доверию — 65 процентов. Военнослужащим, у которых крайне малодоходная, по мнению наших соотечественников, профессия и низкое место в обществе, доверяют 62 процента. Очень высокий показатель.

Дальше идут врачи. Профессия не самая доходная, но статусная. Однако только 54 процента опрошенных доверяют врачам. Сегодня врачи лишь отчасти воспринимаются как люди, служащие обществу, а в большей степени — как коммерсанты от здравоохранения. Предприниматели предсказуемо находятся в нижней части списка — 21 процент доверия. Политики — тоже 21 процент, полицейские — 20. Наконец, самая нижняя строчка — работник государственных органов с 19 процентами. То есть место он занимает высокое, а доверяют ему мало.

Отсюда и наше стремление выяснить, хотят ли соотечественники идти на госслужбу? Итак, первый вопрос: «Если бы у вас была возможность выбирать себе занятие и вы обладали бы соответствующим образованием и навыками, то какое из ниже перечисленных занятий вы бы выбрали?». На первом месте — владелец бизнеса, около 20 процентов. На втором месте — врач и учитель с 12 процентами. А на третьем месте — государственный либо муниципальный служащий. То есть, несмотря на низкое доверие к представителям этой профессии, желание людей устроиться на госслужбу достаточно высоко. По кадровой привлекательности госслужба идет наравне даже с такой престижной профессией, как юрист, и превосходит профессию научного сотрудника либо преподавателя. Не говорю уже про фермеров или домохозяек.

Теперь о новом поколении, о подрастающих детях и внуках: «Какую профессию и род занятий вы бы для них пожелали?». Пока говорили о себе, 12 процентов хотели стать госслужащими. А заговорили о детях, то только 2 процента респондентов пожелали им такой участи. И это абсолютный минимум из всех профессий, которые оказались в списке. Это говорит о том, что при всех достоинствах профессия госслужащего в сегодняшней России не в чести. Потому что, когда спрашиваешь о детях, люди хотят желать им самого лучшего. Так что судьбы госслужащего наши соотечественники своим детям не желают.

Далее мы задали такой вопрос: «Представьте, что государство планирует очередное повышение зарплат, однако денег в бюджете хватит не на всех, а только на 3 из 10 основных категорий, работающих на государство. Кому, на ваш взгляд, необходимо повысить зарплату в первую очередь?». На первом месте оказались учителя, работники детских садов и ясель. 66 процентов респондентов считают, что эти категории бюджетников сегодня недоинвестированны, если можно так выразиться. На втором месте врачи — 39 процентов; и на третьем месте социальные работники, а также служащие учреждений культуры, музеев, библиотек, театров — 28 процентов. Вот первая тройка, кому надо повышать зарплаты.

Дальше идут ученые, военнослужащие, преподаватели вузов, полицейские и наконец, на предпоследней позиции — государственные служащие. 6 процентов опрошенных полагают, что им надо повышать зарплату. С этой точки зрения они опередили только одну категорию — депутатов. Ноль процентов опрошенных, беспрецедентный случай в нашей практике, полагают, что надо повышать зарплату депутатам. Если депутаты позиционируются в общественном сознании как красная тряпка, то госслужащие к ним близки с этой точки зрения. Поэтому любые разговоры о необходимости повышения зарплаты госслужащим, как условие того, что они будут работать лучше, эффективнее, честнее, сегодня людьми не воспринимаются. Это тот аргумент, с помощью которого можно похоронить любую реформу.

В завершение — об инициативе президента двухлетней давности: декларирование доходов и имущества высокопоставленными чиновниками. По опросам 2009-го и 2011 года можно констатировать, что декларациям раньше не верили 29 процентов, сегодня — 36. Это очень важный результат: пока по разным причинам терпят поражение усилия государства и нашего политического руководства сделать госслужбу более прозрачной и, как следствие, обеспечить повышение доверия к ней со стороны граждан, превратить ее в полном смысле в сервисную структуру. Главные требования к госслужащим сегодня носят в России моральный характер: честность, некоррумпированность, доброта к людям. Все по Карамзину: «Дайте мне несколько десятков честных губернаторов, и вы не узнаете Россию». Вот ровно так и продолжают думать наши люди.

Критерии профессионализма, действия в рамках закона либо регламентов не считаются важными. Профессия госслужащего сегодня не слишком престижна, хотя по общему признанию она довольно доходна и ее представители занимают высокое место в обществе, наравне с предпринимателями и с политиками. Но доверие к госслужащим ниже всяких требований. Декларациям люди не верят, подозревают, что в кармане у госслужащих существенно больше, чем они готовы об этом сказать. Вот такой диагноз общественного отношения к профессии госслужащего. Что с этим делать, говорить не мне.

Стратегия России,
№8, Август 2011

www.gazetaprotestant.ru      

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: