ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ЛУКИ

В категориях: Трудные места


Меррилл Тенни

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ

Из трех синоптических Евангелий именно Евангелие от Луки дает нам больше всего сведений о своем происхождении. Автор, не называющий себя по имени, указывает во вступлении цель написания книги, принципы, которыми он намерен руководствоваться, и свое отношение к современникам, уже создавшим повествования о жизни Иисуса Христа. Это вступление (Лк 1:1-4) является ключом ко всей книге, а также и к книге Деяний, если считать, что она написана тем же автором.

Из вступления можно сделать несколько выводов:

1. Ко времени создания данного повествования уже было написано несколько трудов, содержащих неполное или неясное описание жизни и деятельности Иисуса Христа. Автор не стал бы писать свою книгу, если бы был полностью удовлетворен уже имеющимися.

2. Имеющиеся записи были попытками упорядочить известные факты («составлять повествования» — 1:1)

3. Эти факты были достаточно хорошо известны и принимались христианами независимо от попыток повествователей. Лука говорит «о совершенно известных между нами событиях» (1:1).

4. Сам автор чувствует себя, по крайней мере, столь же осведомленным, как и другие, и способным к описанию, полностью осознавая свою личную ответственность («то рассудилось и мне»).

5. Используемые им сведения исходят из достоверных источников («как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова» — 1:2).

6. Он был знаком с описываемыми событиями благодаря наблюдениям или исследованиям и принадлежал к поколению очевидцев. Использованное в русском переводе выражение «тщательное исследование» передает здесь греческое слово parekolouthekoti. Оно же используется во 2 Послании к Тимофею 3:10-11, но переведено как «последовал»: «А ты последовал мне в учении, житии, ...страданиях, постигших меня в Антиохии, Иконии, Листрах». Это не значит, что Тимофей находился рядом с Павлом во всех названных ситуациях, а указывает, что он был современником этих событий и знал о них из первоисточника.

Слово anothen, переведенное выражением «с самого начала», дало повод для разночтении. В писаниях Иоанна и у Иакова в 1:17 то же самое слово переведено как «нисходящий свыше». Лука употребляет это слово дважды, здесь и в Деян 26:5. Там оно использовано в речи Павла и означает по смыслу «раньше» или «издавна» (как и значится в русском переводе) и никак не может значить «нисходящий свыше». Ноулинг1 считает, что Павел имеет здесь в виду начало своего образования в Иерусалиме. Еще одно (и единственное) использование этого слова Павлом в Гал 4:9 может быть понято в смысле возврата к прежнему состоянию и переведено на русский — «возвращаетесь опять». Что касается Лк 1:3, то здесь перевод «свыше» возможен, но все же согласуется с контекстом хуже, да и не соответствует стилю Луки и Павла.

Перевод неясного выражения всегда лучше всего проверять, сличая различные его употребления тем же автором. В данном случае такое сличение указывает на правильность традиционного перевода.

Из сказанного можно сделать вывод, что автор притязает на современное знание фактов, уже достаточно давних и хорошо известных. Он знал о Христе в течение многих лет своей жизни благодаря общению с апостолами, непосредственными участниками событий, быть может, с друзьями или родственниками Господа. Вдохновение Святого Духа сделало его автором жизнеописания Иисуса, указало события, которые нужно включить в повествование, и язык, которым следует о них писать.

7. Луке хорошо известны все основные факты. В его повествовании есть много сведений, которых нет у других евангелистов, и оно описывает жизнь Иисуса Христа более подробно.

8. Автор говорит о намерении писать точно и по порядку. Нужно иметь в виду, что слово «порядок» не означает хронологическую точность, а только то, что у автора есть план, которого он намерен придерживаться.

9. Повествование адресовано конкретному человеку, видимо, принадлежащему к высшему классу общества. Он назван здесь именем Феофил, данным ему при крещении. Буквально оно означает «любящий Бога» или «возлюбленный Богом». Обращение «достопочтенный» применялось только к официальным лицам или аристократам. Возможно, Лука способствовал обращению этого человека, или он был покровителем Луки, помогавшим распространению его трудов.

10. Адресат Луки уже слышал свидетельства о Христе (вероятно, устную проповедь), но нуждался в дальнейшем наставлении для утверждения и убеждения в истине.

11. Очевидной целью автора было дать своему другу полное знание истины.

Из этих рассуждении ясно, что автор третьего Евангелия обладал несомненным литературным даром и умел пользоваться им для того, чтобы передать читателю весть о Христе. Кто же был этот человек?

АВТОР ПОВЕСТВОВАНИЯ

Выяснение личности автора в большой мере зависит от связи третьего Евангелия с книгой Деяний. Если оба произведения созданы одним и тем же человеком, то сведения о нем, содержащиеся в книге Деяний, могут быть использованы для анализа Евангелия и наоборот. Автор Деяний был участником многих описываемых им событий — это видно уже из того, что он очень часто пользуется местоимением «мы». Отрывки, содержащие это «мы», дают возможность выяснить немало интересного об авторе книги.

Один из таких отрывков найден в Безанском Кодексе (D) — манускрипте шестого века, тексты которого зачастую исключительны, как и приводимый ниже стих Деян 11:28:

«И была великая радость, и когда мы собрались вместе, один из них по имени Агав предвозвестил, что по всей вселенной будет великий голод...»

Поскольку этот текст встречается только в Безанском Кодексе, его не включают в традиционно принятый текст книги Деяний. Но если он подлинный, то есть возможность утверждать, что автор был членом антиохийской церкви во время служения Варнавы и Павла.

Первая общепринятая ссылка находится в Деян 16:10, где говорится об отправлении Павла из Троады во второе миссионерское путешествие. Вероятно, автор сопровождал его из Троады в Филиппы. Во всяком случае при описании ареста Павла в Филиппах слово «мы» уже не употребляется (Деян 16:17,19-34). По-видимому, автор находился в Филиппах, но не был арестован. Отрывки с местоимением «мы» вновь появляются в рассказе о возвращении Павла в Македонию (Деян 20:6) и не исчезают почти ни разу до самого конца повествования. Правда, автор кажется незаметным во время заключения Павла в Кесарии, но ясно, что он сопровождал апостола в Рим (Деян 27:1-2 и далее) и оставался с ним в этом городе.

Между третьим Евангелием и книгой Деяний существует близкая связь. Обе книги адресованы одному и тому же человеку по имени Феофил. Вступление к Деяниям полностью соответствует содержанию евангельского повествования, поскольку автор пишет: «Первую книгу написал я тебе, Феофил, о всем, что Иисус делал и чему учил от начала» (Деян 1:1). Рассказ в Деян 1:2-11 о сорокадневном пребывании Христа на земле после Его воскресения, Его поучении, данном в это время ученикам, и вознесении вполне соответствует содержанию главы 24 Евангелия от Луки. Подчеркивание роли Святого Духа в Деяниях также согласуется с Евангелием. Гарнак утверждает, что стиль и лексика обеих книг очень близки между собой.1 Подробное обсуждение этого тезиса было бы слишком длинным и сложным, но можно во всяком случае утверждать, что есть достаточно оснований приписывать авторство третьего Евангелия и книги Деяний одному человеку. Поэтому все, что сказано о нем в книге Деяний, может быть отнесено к автору Евангелия от Луки.

Этот человек вполне мог быть членом антиохийской церкви, бывшим язычником, крестившимся в Антиохии не более, чем через пятнадцать лет после Пятидесятницы. Он стал другом и спутником апостола Павла и был с ним в его втором путешествии после встречи в Троаде (16:10). Он остался в Филиппах как пастор местной общины, тогда как Павел продолжил свое миссионерское служение в Ахаие и, после посещения Антиохии (Деян 18:22), в Малой Азии (Деян 19:1-41). Когда апостол во время третьего миссионерского путешествия вернулся в Филиппы, автор снова присоединился к нему (Деян 20:6) и отправился вместе с ним в Асию, а оттуда в Иерусалим.

Книга Деяний не говорит ничего о деятельности автора в период четырехлетнего заточения Павла в Кесарии, но известно, что по прошествии этого срока он сопровождает Павла в Рим, где тот должен явиться на суд кесаря.

Человек, чьи записи представляют собой лучший источник о миссионерской деятельности Павла, должен был быть близким сотрудником великого апостола. Но из всех известных нам спутников Павла, никто, кроме Луки, не может быть автором книги Деяний. В этом можно удостовериться, воспользовавшись методом исключения. Автором не мог быть Тимофей или кто-либо из упомянутых в Деян 20:4, поскольку о перечисленных там сказано: «Они, пойдя вперед, ожидали нас в Троаде» (Деян 20:5), т.е, автор не был среди названных. В этот же список входит и Аристарх, бывший, если судить по Кол 4:7-17 и Флм 23-24, также одним из близких сотрудников Павла. Марк упоминается в книге Деяний в третьем лице, а потому не может быть ее автором. Епафрас трудился не в Филиппах, а в городах Малой Азии; Димас закончил свое служение бесславно (2 Тим 4:10); Иисус Иуст был, видимо, евреем по происхождению, между тем, как автор Деяний не был евреем. Единственным возможным кандидатом остается Лука.

Этот вывод подтверждается и анализом текста повествования. Его автор был образованным человеком, обладающим литературным даром. Манера выражать свои мысли и лексика свидетельствуют о греческом складе ума. Например, он называет жителей Мелита «варварами» (на русский это слово переведено как «иноплеменники» — Деян 28:2). Последнее вовсе не означало, что эти люди были грубыми дикарями. Греки называли так всех, кто не говорил по-гречески. Автор был, несомненно, очень наблюдательным человеком. В главе 27 содержится очень точное описание морского путешествия — это одно из самых подробных древних описаний плавания по Средиземному морю, содержащее множество географических и технических деталей. Если сравнить описание исцелений, например, в Мк 5:25-26 и Лк 8:43, то можно увидеть что второе обнаруживает точку зрении врача. Павел же, упоминая о своем помощнике, называет его «Лука, врач возлюбленный» (Кол 4:14).

Авторство Луки — сподвижника апостола Павла — подтверждается и церковным преданием. Евангелием от Луки пользовались известные христианские писатели второго века Татиан и Иустин Мученик.1 Переработанный вариант третьего Евангелия Маркион включил в свой канон, и с конца II века оно цитировалось как текст Луки. Тертуллиан цитировал Луку или ссылался на него более 500 раз.

Таким образом, авторство третьего Евангелия установлено достаточно точно. Поэтому можно кое-что сказать о самом авторе.

Он, очевидно, родился в языческой семье, получил хорошее эллинское образование и обладал немалыми интеллектуальными дарованиями. Возможно, он был одним из язычников, обращенных после первой миссии в Антиохии. О его жизни до встречи с Павлом в Троаде около 51 года практически ничего не известно. Из Троады он отправился вместе с Павлом в Македонию, где стал пастором общины в Филиппах, которая прославилась своей ревностью и преданностью своему основателю. Возможно, что «брат», упомянутый в 2 Кор 8:22, и есть Лука. Он мог быть кровным братом Тита, который был первоначально связан с Антиохией (Гал 2:3). Павел в 2 Коринфянам дает понять, что упомянутый «брат» снискал себе добрую славу в Ахаие и что он известен своим усердием в деле благовествования. Если здесь действительно идет речь о Луке, то, возможно, он, находясь в Филиппах, представлял Павла по всей Македонии и Ахаии.

Когда Павел во время третьего миссионерского путешествия посетил Филиппы, Лука вновь присоединился к нему и отправился с ним в Палестину. Нет сведений о том, где находился Лука во время заключения Павла в Кесарии. Однако он едва ли далеко уезжал, потому что присоединился к Павлу во время его путешествия в Рим и описал кораблекрушение (Деян 27). Апостол часто упоминает Луку в посланиях, написанных во время его заключения в Риме (Кол 4:14; Флм 24). Павел называет его среди своих ближайших сотрудников. Сведения о последующей жизни Луки отрывочны и недостоверны. Вероятно, он был вместе с Павлом и во время вторых римских уз вплоть до смерти апостола (2 Тим 4:11).

Лука не был сторонним наблюдателем, знающим христианство извне. Он был активным проповедником и миссионером. Его можно считать первым великим историком церкви и литературным апологетом христианства. Как один из участников проповеди Павла, обращенной к язычникам, он приводит такое свидетельство о Христе, которое должно быть понятно людям греко-римской культуры.

ВРЕМЯ И МЕСТО НАПИСАНИЯ

Очевидно, что Евангелие от Луки было написано раньше, чем Деяния Апостолов. С другой стороны, оно не могло быть создано прежде, чем христианство распространилось достаточно широко, чтобы привлечь серьезное внимание знатных язычников, подобных Феофилу. Можно предположить, что Деяния Апостолов были написаны непосредственно перед освобождением Павла из первых римских уз. Во всяком случае, книга обрывается именно на этом моменте, причем настолько резко, словно автору больше нечего сказать. Евангелие же явно было написано по прошествии определенного времени после казни Иисуса: вступление показывает, что многие уже успели написать о Нем. Приведенные соображения позволяют назвать в качестве ориентировочной даты 60 год. К этому моменту Лука мог уже достаточное время быть христианином и исследовать имеющиеся сведения о жизни Христа. Возможно, что в период заключения Павла в Кесарии он занимался подобными исследованиями, изучая обстановку в Палестине и встречаясь с очевидцами событий.

Некоторые исследователи называют более позднюю дату, исходя из того, что Лука многое заимствовал у Марка. Однако сходство между двумя повествованиями можно объяснить и наличием общих для обоих евангелистов источников, в частности, общностью апостольской проповеди о Христе во всех общинах того времени. Не исключено, что Марк и Лука были знакомы лично еще с момента посещения Марком Антиохии вместе с Варнавой и Павлом. Конечно, нельзя считать 60 год единственным возможным временем создания Евангелия, но все же эта дата представляется более удовлетворительной, чем любая другая.

Евангелие от Луки не дает никаких определенных указаний о том, где оно было написано. Маловероятно, что оно писалось в Палестине, хотя возможно, что основные сведения автор собрал, находясь в Кесарии. Множество мест, включая Рим, Кесарию, Ахаию, Малую Азию и Александрию, называют как место возможного написания Евангелия от Луки, но все это только догадки. Предание также не говорит об этом ничего определенного. Точно лишь то, что оно было написано в эллинистическом окружении человеком, который трудился среди язычников.

СОДЕРЖАНИЕ

Евангелие от Луки располагает материал так же, как и другие синоптические Евангелия, но оно содержит много нового по сравнению с ними. В нем есть описание рождения Иоанна Крестителя (1:5-25, 57-80), рождения Иисуса (1:26-56) и некоторых событий Его детства (2:1-52), родословие Иисуса, прослеженное до Адама (3:23-38), рассказ о благовествовании в Назарете (4:16-30), особый рассказ о призвании Петра (5:8-10, шесть чудес, не упоминаемых в других Евангелиях (5:1-11; 7:11-17; 13:10-17; 14:1-6; 17:11-19; 22:49-51), девятнадцать притч (7:41-43; 10:30-37; 11:5-8; 12:13-21; 12:35-40; 12:41-48; 13:6-9; 14:7-11; 14:16-24; 14:28-30; 14:31-32; 15:8-10; 15:11-32; 16:1-13; 16:19-31; 17:7-10; 18:1-8; 18:9-14; l9:11-27), описание обращения Закхея (19:1-10), насмешки Ирода над Иисусом (23:8-12), описание явления Иисуса двум ученикам по дороге в Эммаус (24:13-35). Все это присутствует только в Евангелии от Луки. Вобоще оно обладает многими отличиями, которые нет смысла перечислять здесь.

ПЛАН ПОВЕСТВОВАНИЯ

Евангелие от Луки представляет Иисуса как члена человеческого общества, как Совершенного Человека, явившего Собой пример совершенной жизни, живущего силой Святого Духа. Это понятие начинает раскрываться уже в начале, когда ангел, возвестивший пастухам о Его рождении, говорит, что родился «Спаситель, Который есть Христос Господь»(Лк 2:11). В этой фразе говорится о назначении — миссии Иисуса Христа и о Его мессианском достоинстве, что Он — Мессия иудаизма.

ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ЛУКИ — ЕВАНГЕЛИЕ СПАСИТЕЛЯ ЛЮДЕЙ

I. Предисловие 1:1-4

II. Подготовка к приходу Спасителя 1:5–2:52

Благовещения 1:5-56

Рождение Иоанна 1:57-80

Рождение и детство Иисуса 2:1-52

III. Явление Спасителя 3:1–4:15

Служение Иоанна 3:1-20

Крещение 3:21-22

Родословие Спасителя 3:23-38

Искушение 4:1-13

Возвращение в Галилею 4:14-15

IV. Служение Спасителя 4:16–9:50

Объявление цели служения 4:16-44

Проявление Его силы 5:1–6:11

Избрание двенадцати 6:12-19

Провозглашение Его принципов 6:20-49

Помощь страдающим 7:1–9:17

Откровение о кресте 9:18-50

V. Миссия Спасителя 9:51–8:30

Призыв к народу 9:51-62

Избрание семидесяти 10:1-24

Учение о Царстве 10:25–13:21

Начало открытого конфликта 13:22–16:31

Наставление учеников 17:1–18:30

VI. Страдания Спасителя 18:31–23:56

События по пути в Иерусалим 18:31–19:27

Прибытие в Иерусалим 19:28-44

Конфликт в Иерусалиме 19:45–21:4

Предсказание участи Иерусалима 21:5-38

Тайная Вечеря 22:1-38

Предательство 22:39-53

Арест и суд 22:54–23:25

Распятие 23:26-49

Погребение 23:50-56

VII. Воскресение Спасителя 24:1-53

Пустой гроб 24:1-12

Явление по пути в Эммаус 24:13-35

Явление ученикам 24:36-43

Поручение 24:44-49

Вознесение 24:50-53

 

Во вступлении к своему повествованию Лука сообщает, что написал его, чтобы дать своему читателю письменное заверение в том, в чем тот уже наставлен. Глагол «наставлен» обычно употребляется в Новом Завете, когда речь идет о достаточно основательном изложении какой-то вести или учения в противоположность случайному сообщению. Вероятно, Лука хотел дать Феофилу достоверное основание для правильного понимания учения, с которым тот был уже знаком.

Поэтому, очевидно, Лука стремится особенно точно передавать все факты (1:3). Он старается излагать все в таком порядке, чтобы повествование оставило глубокий след в уме и сердце читателя.

Раздел, повествующий о подготовке к приходу Спасителя, содержит сведения, отсутствующие в других Евангелиях. Матфей сообщает, что Иисус родился от Девы, но его рассказ ведется как бы с позиции Иосифа. Лука больше говорит о Марии. Ни у Матфея, ни у Марка ничего не говорится о рождении Иоанна Крестителя.

Третий раздел, рассказывающий о начале служения Спасителя, как бы включает Иисуса в историю человечества. Его родословие, доведенное до Адама, призвано показать, что Он был реальным участником общечеловеческой истории, действовавшим в определенную эпоху. Это родословие показывает Его человеческое, а не царское (как у Матфея) происхождение. Искушение Иисуса в пустыне описано почти так же, как у Матфея, только в ином порядке, при этом особое внимание обращено на то, что дьявол сам прекратил искушать Его (4:13). Возможно, евангелист хочет показать, что Иисус столкнулся со всеми искушениями, с которыми приходится сталкиваться человеку.

Четвертая часть начинается с проповеди Иисуса в Назарете, в которой Он провозглашает Свою связь с пророческими Писаниями. Христос говорит о цели Своего служения, ссылаясь на пророка Исайю (4:18). Биографические сведения о Христе, содержащиеся в этой части, совпадают с аналогичными местами других Евангелий, но изложены с большей подробностью.

Следующий — пятый — раздел уникален. Он характерен только для Луки. За исключением небольших отрывков, почти весь текст между стихами 9:51 и 18:30 отсутствует у других евангелистов. Это относится, прежде всего, к притчам о милосердном самарянине (10:28-37), безумном богаче (12:13-21), бесплодной смоковнице (13:6-9), местах на брачном пире (14:7-14), великом пире (14:15-24), потерянной драхме (15:8-10), блудном сыне (15:11-32), неверном управителе (16:1-13), богаче и Лазаре (16:19-31), фарисее и мытаре (18:9-14). Все эти притчи собраны здесь отнюдь не случайно. Они иллюстрируют смысл миссии Христа. Каждая притча или рассказ о событии из жизни Иисуса используется Лукой для раскрытия сути этой миссии перед языческими читателями.

Страдания Христа описаны Лукой почти так же, как в других синоптических Евангелиях. Порядок событий на тайной вечере (22:19-23), утешение Иисусом Симона Петра (22:31-32), появление кровавого пота (22:43-44), ход событий в доме Каиафы (22:63-71), суд Ирода (23:4-16), обращение Иисуса к иерусалимским женщинам (23:27-31). покаяние разбойника (23:39-43) делают повествование более живописным, но не изменяют его сути. Лука подчеркивает человеческое страдание Христа и Его человеческое сочувствие к другим людям. Евангелист показывает, как Сын Человеческий добровольно пошел на смерть ради послушания Отцу.

Подробное и живое описание событий, связанных с воскресением, отличает эту часть Евангелия от Луки. Его рассказ особенно убедителен и реалистичен. Только Лука описывает явление Христа ученикам, идущим в Эммаус. Реальность смерти Иисуса, отчаяние учеников. Его неожиданное появление перед ними. Его толкование Писаний в отношении Себя Самого. Его духовное обличение их неверия — все это является убедительным доказательством того, что на земле произошло нечто новое и необычное. Заключительные слова Евангелия связывают описанные в нем исторические события с истиной учения. Они показывают, что только через Христа возможно покаяние и прощение грехов.

НАИБОЛЕЕ ВАЖНЫЕ МОМЕНТЫ

Предание говорит, что Лука был художником и писал картины для первых христианских общин. Насколько достоверны эти сведения, неизвестно, но несомненно, что он был художником слова. Его евангельское повествование — самое совершенное с литературной точки зрения. Переданные Лукой речи Иисуса особенно точны и выразительны. Словарь евангелиста богат и разнообразен. Евангелие от Луки включает в себя четыре замечательных гимна, которые и в наше время поются в церкви. Это — Магнификат («Величит душа моя Господа...» — 1:46-55) — песнь Марии, когда та посетила Елизавету; Бенедиктус («Благословен Господь Бог Израилев...» — 1:67-79) — гимн Захарии на рождение Иоанна Крестителя; Глория («Слава в вышних Богу...» — 1:14) — пение ангелов при рождении Христа; Нунк Димиттис... («Ныне отпущаеши...» — 2:28-32) — молитва Симеона, встретившего младенца Христа.

Евангелие от Луки является преимущественно историческим повествованием. Ни один автор не дает таких точных ссылок на происходившие в то время исторические события, как это делает Лука (1:5; 2:1; 3:1-2). Никто не пытается дать жизнеописание Иисуса в такой полноте — от рождения до смерти, хотя некоторые периоды жизни не описываются подробно. Повествование лишено каких-либо признаков провинциальности. Взгляд Луки — общечеловеческий, а не взгляд иудея, язычника, эллина, варвара, раба, свободного и т.п. Он беспристрастен в лучшем значении этого слова. Однако его повествование — вовсе не скучное перечисление событий. Это живая интерпретация жизни Христа как единого целого, сделанная по вдохновению Святого Духа. Сэр Уильям Рамсей писал:

«Слова Луки можно подвергать испытанию больше, чем слова любого другого историка. Они выдерживают самую строгую проверку и самую серьезную критику, если, конечно, критик знает свой предмет и не выходит за границы справедливости и научной объективности».1

Если мнение Рамсея кажется преувеличенным, то достаточно сравнить повествование Луки с некоторыми произведениями его современников, чтобы оценить его трезвость, проницательность и точность. Евангелие от Луки и Деяния Апостолов были написаны как свидетельство начала и роста Церкви, а потому должны были быть историческими по своему характеру.

Важное место в третьем Евангелии занимает доктрина. Будучи миссионером и проповедником и сопровождая Павла в его путешествиях, Лука не мог не понимать важности доктринального учения и его правильного изложения. Хотя он не делает специальных богословских экскурсов, очевиден его интерес к богословским проблемам. Иисус Христос, признанный Сыном Божьим и ангелами (1:35), и демонами (4:41), и Самим Отцом (9:35), представлен у Луки как Бог и как человек одновременно. Важное место занимает у Луки учение о спасении. Центральная фраза книги — «Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее» (19:10). Смысл спасения иллюстрируется многими притчами, особенно в пятнадцатой главе. Слово «оправдание», которое часто использует апостол Павел, несколько раз встречается и в Евангелии от Луки, хотя не всегда в том же самом смысле. Но в одном месте — в притче о мытаре и фарисее (18:14) — оно используется именно для того, чтобы показать духовное положение человека в глазах Бога. Как и другие Евангелия, Евангелие от Луки закладывает основания для богословия, а не развивает его. Однако в нем достаточно ясно очерчены такие элементы учения как Богочеловеческая природа Христа, сущность и значение покаяния, спасения, греха, оправдания и искупления.

Особое место уделяет Лука учению о Святом Духе. Он пишет о нем больше, чем Матфей и Марк вместе взятые. Силой Святого Духа были исполнены для своего служения все главные действующие лица повествования: Иоанн Креститель (1:15), Мария (1:35), Елисавета (1:41), Захария (1:67), Симеон (2:25-26) и Сам Господь Иисус (4:1). Христос жил Святым Духом всю Свою жизнь. Он был зачат от Духа (1:35), крещен Духом (3:22), приведен Духом в пустыню для испытания (4:1), наполнен силою Духа для служения (4:14-18), радовался в Духе (10:21) и ожидал, что ученики завершат Его дело силою Святого Духа (24:49). В книге Деяний эта тема развита еще дальше в описании природы и объема работы Духа Святого в Церкви.

В этом Евангелии особое внимание уделяется некоторым классам людей. Лука много говорит о женщинах. Слово «женщина» или «жена» встречается у него 43 раза, между тем как у Марка и Матфея вместе взятых — только 49. Лука гораздо подробнее, чем Матфей, пишет о Марии — матери Иисуса. Елисавета, мать Иоанна (1:5,6,39-45,57), пророчица Анна (2:36-38), группа женщин, ходивших вместе с учениками Христа (8:2-3), женщины, оплакивавшие Его казнь (23:27-28) и те, которые были у креста и у гроба, (23:55-56; 24:1-11) — всем им Лука уделяет немало внимания. На детей он тоже обращает внимание больше, чем это было принято в то время. Рождению и младенчеству Иисуса и Иоанна он уделяет три главы. Трижды Лука рассказывает о чудесах, совершенных Иисусом над детьми (7:12; 8:42; 9:38). В описании Луки Иисус предстает защитником слабых и угнетенных. Семь притч показывают контраст между бедностью и богатством или говорят о материальной нужде (7:41-43; 11:5-8; 12:13-21; 15:8-10; 16:1-13; 16:19-13; 18:1-8). Все эти притчи приводятся только Лукой. Изображение богатых в них не содержит похвалы, но и не может быть понято как осуждение богатства самого по себе. Хотя сам Лука принадлежал к высшему слою среднего класса, он, очевидно, много общался с бедными и хорошо понимал их проблемы.

Следует сказать о Луке как о писателе. Многие притчи Иисуса в воспроизведении Луки достойны внимания не только благодаря своему духовному содержанию, но и благодаря красоте и выразительности языка. Притча о блудном сыне (гл. 15) представляет собой замечательный рассказ, написанный с исключительным мастерством. Стиль этого рассказа на греческом языке — чудо сочетания простоты и выразительности. Никто, кроме Луки, не описал так точно и деликатно рождение Иисуса. Описание встречи двух учеников с воскресшим Иисусом на дороге в Эммаус поражает своей простотой и убедительностью, сжато выражая всю историю воскресения, передает самую суть учения о Нем. Чтение Евангелия от Луки может доставить исключительную радость и как образец прекрасной литературы.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА ПОВЕСТВОВАНИЯ

Евангелие от Луки упоминает о некоторых людях, отсутствующих в повествованиях Матфея и Марка. Захария с женой Елисаветой, Симеон, Анна, Закхей и Клеопа не упоминаются больше нигде, однако каждый из них описан довольно ярко. Персонажи притч в изображении Луки почти так же реальны и так же точно описаны, как персонажи исторические. Очень точно раскрыты характеры терпеливого и любящего отца и двух его сыновей — одного своевольного и безответственного и другого заносчивого и упрямого (15:11-32); самарянина, не пожалевшего ни сил, ни денег ради незнакомого еврея (10:30-37); богача, ослепленного собственным богатством (12:13-21); корыстолюбивого управителя, наживающегося за чужой счет (16:1-13); гордого фарисея, молящегося напоказ (18:9-14). Все эти персонажи очень естественны и жизненны. Таких людей наверняка и Иисус, и Его слушатели не раз видели вокруг себя.

Общий эффект от чтения Евангелия от Луки именно таков, на который сам автор указывает в самом начале. Благодаря реализму и точности Повествования, Иисус предстает подлинно исторической личностью. Весть о том, что «Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее» (Лк 19:10) очень хорошо раскрыта Лукой. В его книге описан Сын Человеческий, живший среди людей и ради них.

Меррилл Тенни, "Мир Нового Завета"

http://www.mirvboge.ru/

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: