Навальный как публичный политик и как коммерсант

В категориях: Общество, Церковь и власть


Почему Навальный снижает свою публичную активность

Тоня Самсонова

 

Политик Алексей Навальный вчера впервые объявил о своем намерении «бороться за лидерские позиции, в том числе и за президентский пост». Назвать это решение неожиданным нельзя – сторонники Навального давно подталкивали его к этому решению. Правовая возможность для Навального участвовать в президентских выборах 2012 года открывалась в том случае, если бы партия «Яблоко» выдвинула его как своего кандидата. Однако на съезде «Яблока» 18 декабря (в это время Навальный находился под административным арестом) партия отказалась включить политика в список возможных кандидатов от партии. Таким образом, в нынешней правовой ситуации у политика нет возможности зарегистрироваться кандидатом на выборы. Сроки подачи необходимых документов в ЦИК уже прошли. Пока Алексей Навальный не исключает для себя возможности создания новой партии, если Минюст действительно либерализирует процесс регистрации.

Навальный давно пользуется поддержкой своих сторонников, после задержания 6 декабря на митинге на Чистых прудах, эта поддержка стала еще более явной. В день освобождения Навального после административного ареста, в два часа ночи, встречать политика приехало более 50 журналистов, его не отпускали около часа, буквально требуя интервью. Последнее время журналистам трудно дозвониться до политика, он не всегда отвечает на звонки. Slon решил спросить Навального, не рано ли он решил стать таким недоступным снобом:

– Алексей, вы ведете себя последнее время с прессой так, будто вы недоступный миллиардер с тремя тысячами консультантов. Кудрин был на митинге 24 декабря – и то доступнее для журналистов? Не рановато ли?

– Ровно потому я себя так и веду, потому что я не миллиардер, у меня нет даже пресс-секретаря, и в отличие от Путина и Кудрина, я должен заниматься какими-то вещами, у меня есть какие-то клиенты, у меня есть офис, у меня есть Роспил. А если я подхожу к телефону, значит я не должен больше вообще ничем заниматься. Я сидел 15 суток, у меня за офис не заплачено, бухгалтер на меня кричит, поезжай и плати за офис. А я обычный человек, у которого есть куча дел, а все звонят и задают мне вопросы про судьбу России.

– Вы обалдели от своей публичности?

– Я, конечно, обалдел от публичности, я обалдел от того, что я понимаю, что существует 133 разных СМИ, и сейчас им надело задавать вопросы у каких-то людей, которые 20 лет подряд существуют в публичной политике, им хочется задавать вопросы мне. Ну, мне нужно платить за офис, я бегаю с платежками, чтобы заплатить страховые взносы с зарплат моим роспиловцам, у меня есть какие-то клиенты, мне нужно ехать в суд, у меня два суда на этой неделе, я не подхожу к трубке. А мне все говорят, ты звезда, ты зазнался.

– Вы стали как Алла Пугачева

– Ну, у нее есть пресс-секретарь

– Заведите себе, в чем проблема?

– А где я деньги возьму, чтобы завести, надо найти деньги, чтобы найти деньги, надо взять еще одного клиента, а еще один клиент – это значит, нужно ему уделить время, а не заниматься бессмысленными прениями о судьбе России.

–А клиенты не боятся вообще к вам приходить?

– Ну, нет.

– У вас есть чисто коммерческие клиенты?

– А как? На что я содержу это все! Их мало, на самом деле

– На что? На деньги от Ботиччели (этот персонаж всплыл в личной переписке Навального, которая попала в интернет – Slon)?

– На деньги от Ботичелли особенно не шиканешь. Есть клиенты, их мало, но они есть. Я ими дорожу, естественно, они требуют много внимания. Я поэтому, в первую очередь, им должен оказывать внимание, а, извините, не прессе.

– Был период, когда вы искали внимания журналистов, а не избегали его?

– Я в «Яблоке» занимался много лет тем, что возглавлял группу проведения акций, в том числе, в которой была пресс-служба. И мы занимались ровно тем, что пытались ответить на вопрос, как же этих журналистов заманить на акцию, как же найти их. Мы обзванивали журналистов и жалобно просили: вы придете на акцию?

– Прямо вы говорили: пожалуйста, приходите?

– Ну, нет, не я – это был пресс-секретарь, который работал у меня, Серега Казаков, Комитет защиты москвичей. И мы проводили акции, рассылали что-то по факсу, звонили, просили – дайте номер факса, пожалуйста; журналисты, приходите, пожалуйста, – умоляли всех. (смеется). С тех пор я вас всех ненавижу

Слон.ру


 

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: