Проблема авторитета Писания

В категориях: Трудные места

121811_1747_1.jpg


Анатолий Прокопчук

ректор Киевской богословской семинарии, доктор богословия

Главная проблема евангельских церквей сегодня — это понимание, признание и практика авторитета Писания. Под влиянием коммунистической идеологии и православной культуры стало привычным провозглашать абсолютный авторитет Писания, приоритет Библии без надлежащего, т.е. квалифицированного, грамотного толкования того, что же означает такой авторитет, и потому нет острого ощущения необходимости практиковать его в жизни церкви.

Разорванные связи с богословием Реформации, нарушение преемственности богословского образования дали возможность появиться неопелагианской зависимости понимания Библии от человеческих мнений и традиций. Эти мнения и традиции на словах подтверждают абсолютный авторитет Писания, но своими разъяснениями, понятиями и практикой отвергают этот авторитет, разрушают его, делают его заложником человеческих усилий и амбиций. Авторитет Библии остается зависимым от его толкования иерархическими структурами, имеющими мало общего с Евангелием и его учением.

Достаточно только некоторых очевидных примеров:

•    там, где Писание устанавливает принцип всеобщего священства верующих, мы видим фактическое деление на священство и паству;

•    там, где Писание указывает на свободу каждой поместной церкви, где даже апостолы не могли указывать поместной церкви, что она должна делать, создаются иерархические руководящие структуры, готовые лишить поместную церковь даже права на ее собственность;

•    там, где Писание указывает на руководство группы старейшин, пресвитеров церкви, преобладают клановые или семейные

интересы, скрывающие себя за неевангельским принципом единоличного руководства всеми членами церкви.

Не стоит даже упоминать неевангельское, магическое понимание рукоположения, практически пожизненный наем пастора и тому подобное.

Примеры структурных и богословских нарушений можно множить, но и так становится ясно, что нет никакой пользы провозглашать абсолютный авторитет Писания, если мы не планируем обращать на него должного внимания. Более того, если мы внимательно посмотрим на историю израильского народа, на историю церкви, то ясно увидим, что авторитет Писания тесно связан с преемственностью богословского образования и наличием качественных образовательных структур, которые до сих пор не приобрели необходимой, т.е. критической, значимости для евангельских церквей.

Поразительно, что в иудейской, старозаветной культуре изучение Библии, библейской доктрины считалось высшей формой поклонения, Бет Мидраш (т.е. Дом Изучения) считался более святым местом, чем синагога, и раввины допускали продажу синагоги, чтобы построить Дом Изучения. Они прекрасно знали, что отсутствие тех, кто смог бы перевести Писание с древнего языка на современный разговорный, и тех, кто смог бы квалифицированно объяснить его смысл, подорвало бы авторитет Писания.

Давайте посмотрим, что Библия и богословие говорят об авторитете Писания, какова наша ответственность относительно понимания и практики этого авторитета.

А.    Авторитет Писания в Библейском свидетельстве

Прежде всего мы должны отметить, что и пророки, и апостолы просто утверждают Божественный авторитет Писания, нигде не пытаясь его доказать или аргументировать. Они считают что Писание не нуждается в подтверждении своего авторитета, просто потому, что Бог, Дух Святой является Автором Писания и Он Сам подтверждает авторитет Библии в сердцах и умах верующих людей. Существование Бога и авторитет Писания просто подразумеваются в текстах Еврейской Библии и Греческого Нового Завета. Даже известное место, где написано, что сказал глупец в сердце своем «нет Бога» (Пс.13:1, 52:2), имеет в виду не древний атеизм, но языческая уверенность, что Бога нет поблизости, Он где-то отсутствует и потому не увидит дела человека.

В то же время в Библии постоянно подчеркиваются качества Писания, подтверждающие и утверждающие его абсолютный авторитет, устанавливающие его абсолютным арбитром жизни и учения народа Божия. Мы посмотрим на несколько мест Писания из Ветхого и Нового Заветов и более подробно остановимся только на двух из них.

1.    Ветхий Завет.

Исх.32:15-16 И обратился и сошел Моисей с горы; в руке его были две скрижали свидетельства, на которых написано было с обеих сторон: и на той и на другой стороне написано было; скрижали были дело Божие, и письмена, начертанные на скрижалях, были письмена Божии. Т.е. автором Писания является сам Бог, оно написано по Его инициативе.

Исх.34:1 И сказал Господь Моисею: вытеши себе две скрижали камен¬ные, подобные прежним, и Я напишу на сих скрижалях слова, какие были на прежних скрижалях, которые ты разбил; 27 И сказал Господь Моисею: напиши себе слова сии, ибо в сих словах Я заключаю завет с тобою и с Израилем. Т.е. Моисей также участвовал в создании Писания, но несмотря на это то, что было написано Моисеем, все же определяется как написанное Богом.

Пс.17:31 Бог! — Совершенен путь Его, слово Господа без изъяна; щит Он для всех, прибегающих к Нему. Параллельность поэзии Ветхого Завета определяет, что Писание имеет качества Божии, т.е. как совершенны дела Божии, так же совершенно и Слово Божие.

2.    Новый Завет.

2Тим.3:16 Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности. Т.е. Писание вдохновлено Богом, оно от Духа Божия и является руководством для церкви.

2Пет.3:15 и долготерпение Господа нашего почитайте спасением, как и возлюбленный брат наш Павел, по данной ему премудрости, написал вам, 16 как он говорит об этом и во всех посланиях, в которых есть нечто трудное для понимания, что неученые и колеблющиеся искажают, как и прочие Писания, к собственной своей погибели. Несмотря на то, что некоторые испытывали трудности в понимании написанного Павлом, Петр признает послания Павла полноценным авторитетным Писанием.

Деян.24:14 Но в том признаюсь тебе, что по учению, которое они называют ересью, я действительно служу Богу отцов моих, веруя всему, написанному в законе и пророках. Павел в ответе перед Феликсом утверждает, что то, во что он верит, является продолжением написанного в законе и пророках. Т.е. Павел утверждает единство Библии, Ветхого и Нового Заветов, и таким образом преемственность их авторитета.

Евр.4:12 Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные. Слово Божие — это также Божие дело и имеет неизменную действенность Духом Святым.

Давайте более подробно остановимся на двух важных места Писания, указывающих на авторитет, приоритет и характер Святого Писания.

Первое, это — 2Тим.3:14-17. 14 А ты продолжай в том, чему научен и в чем ты убедился, зная, кем ты научен. 15 Притом же ты из детства знаешь священные писания, которые могут умудрить тебя во спасение верою, которая во Христе Иисусе. Мы здесь находимся как бы на краю канона Писания, подчеркнутом словом «продолжай» относительно того, что Тимофей узнал и принял верой, и того, что как ученик Ап. Павла он должен продолжить и понести последующим поколениям. Павел говорит это, понимая, что Писание уже сыграло решительную роль в жизни Тимофея, Писание уже доказало то, чем оно себя провозглашает — т.е. что оно есть Слово Божие, Писание уже продемонстрировало свою силу — спасительную силу наставления в вере, утвержденной в Иисусе Христе. Это та вера, которая направлена к Иисусу Христу и которая становится действительной только чрез Иисуса Христа.

Но Павел продолжает свое обращение к Тимофею, утверждая, что Писание и сейчас имеет особый характер «и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности». То, что было получено как дар, как нечто предварительное, начальное, теперь дается Тимофею и каждому из нас как задание, как труд утверждения авторитета Писания, чтобы «Божий человек был совершен, подготовлен ко всякому доброму делу». В середине этих утверждений стоит наиболее важное выражение, определяющее, почему Писание могло и сможет выполнять эти важнейшие функции, почему Писание играло, играет и будет играть такую исключительную роль в жизни Тимофея и всей Церкви. Эти слова критичны для понимания окончательного авторитета Библии. Писание имеет наивысший приоритет, просто потому, что оно буквально от Духа Божия, оно дано, наполнено и руководимо Духом Святым. И единственное объяснение, которое мы можем предложить, так это то, что мы встречаемся здесь с тайной свободной благодати Божией, действующей в Библии и через Библию.

Давайте посмотрим на второе важное место Писания, 2Пет.1:19-21, имеющее прямое отношение к важности правильного понимания и толкования Библии. 19 И притом мы имеем вернейшее пророческое слово; и вы хорошо делаете, что обращаетесь к нему, как к светильнику, сияющему в темном месте, доколе не начнет рассветать день и не взойдет утренняя звезда в сердцах ваших, 20 но знайте прежде всего то, что никакое пророчество в Писании не является делом субъективного толкования. 21 Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но люди движимые Духом Святым говорили от Бога. Здесь Писание сравнивается со светильником, сияющим в темном месте, это слово, которое мы имеем сейчас и к которому мы должны обращаться и в будущем. И здесь также важнейшее выражение стоит в середине процитированного отрывка. Петр подчеркивает «но знайте», что никакое утверждение Писание не может быть светом, если мы не позволим ему толковать самое себя. Т.е. если мы не позволим Библейскому тексту определять, контролировать наше толкование, не разрешим Писанию взять нас в свой мир и таким образом подчинить наши рассуждения и наше понимание. Мы потерпим урон, если мы не позволим Слову Божию, его авторитету противопоставить себя нашим традиционным и поэтому субъективным понятиям.

Этот особый, исключительный авторитет, то исключительное требование толкования определено тем, что Писание не было написано по человеческой воле, но людьми говорившими от Бога, будучи движимыми Духом Святым. Поэтому нам необходимо особенно внимательно рассмотреть условия, обстоятельства и цели к которым обращался автор Писания. Мы не можем претендовать на то, что мы будем движимы Духом Святым в том же смысле, что и те, кто написал Библию.

И в первом, и во втором месте Писания практически указывается, что Дух Святой является настоящим автором того, что написано в Библии. В то же время люди, написавшие Библию, делали это индивидуально, они не были автоматическими секретарями. Каждый из них писал в пределах своих литературных, биографических и исторических возможностей. Их действия были их собственными, определяемыми условиями, в которых они находились. Это означает, что если мы не понимаем, когда, кем, кому, и с какой целью была написана та или иная речь Библии, если мы не понимаем ее грамматики и синтаксиса, то мы практически обречены искажать ее значение. Ап. Петр прямо указывает на то, что человек неученый, пытаясь толковать Библию, является непоследовательным в своих выводах и таким образом калечит текст Писания, «неученые и колеблю-щиеся искажают... Писания, к собственной своей погибели».

Таким образом, мы можем сделать вывод, что хотя авторитет Библии принимается только чрез действие Духа Святого, тот же Дух Святой побуждает нас читать Библию, Он также требует от нас изучать Писание. 1Кор.2:14 естественный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием. Поэтому для того, чтобы понимать Библию, чтобы услышать ее истинный голос, и тем более преподавать ее, необходимо знать условия, в каких она была написана, и язык, на котором она написана. И если во времена Ездры уже необходимы были грамотные переводчики и толкователи, то тем более это необходимо сейчас для понимания и утверждения авторитета Писания. Если мы хотим правильно читать, понимать и толковать Писание как Слово Божие, то мы должны идти по той дороге, которую Писание, его мир и история сами прокладывают для нас.

Поскольку мы серьезно относимся к человеческой природе Иисуса Христа и считаем докетической ересью отвержение полноты человеческой природы нашего Господа, мы не менее серьезно должны относиться к человеческой природе Святого Писания. А эта природа требует, чтобы мы использовали все возможные науки, все возможное образование для истинного понимания того, что Писание желает нам сказать. Поэтому нежелание учиться, нежелание серьезно готовится к преподаванию, проповеди Слова Божия может означать только духовную глухоту верующего, его небрежение авторитетом Писания и таким образом самим учителем Писания, Иисусом Христом, который три года потратил на обучение своих апостолов. Возьмите и просто посчитайте, сколько раз написано, что Иисус учил и в храме, и в синагоге, и на берегу, и с лодки и т.д.

Мы могли бы провести несколько часов, показывая на примерах сотен мест Писания его богодухновенность, его красоту, его величие, его особые качества, заслуживающие нашего уважения и подчинения. Но как было сказано выше, никто в евангельских кругах не сомневается в абсолютном авторитет Писания, но скорее имеет трудности в понимании и, таким образом, в практическом применении его авторитета. Даже в тех случаях, когда Писание невозможно не понять (и некоторые примеры мы уже перечислили), то верующий человек стоит перед непростым выбором, подчинения авторитету Писания или традиционным авторитетам, по невежеству или сознательно противостоящим авторитету Библии.

В этом нет ничего удивительного, и во времена Ветхого и Нового завета, на всем протяжении истории церкви Писание обращалось к разуму и сердцу верующего человека и требовало от него признать свой приоритет над всяким другим авторитетом, включая авторитет светских правителей, религиозных деятелей, церковных традиций, соборов и церковных структур. Приверженность авторитету Писания могла дорого стоить — положения, свободы и даже самой жизни. Всегда существовали искушение и опасность компромисса под разными предлогами, и недавняя история евангельских церквей показывает, как может отвергаться ясное учение Библии под предлогом защиты и сохранения церкви, ее существования или просто ее единства.

Даже поверхностный взгляд на историю народа Израильского и на историю церкви показывает эту постоянную драму отступления от авторитета Писания и болезненного процесса возвращения к этому авторитету, инициированного истинным Господином, Защитником и Хранителем Своего Слова и Своей Церкви. Было бы огромным заблуждением считать, что мы сегодня, особенно после нескольких поколений правления атеизма, после болезненных компромиссов, являемся исключением из этой драмы.

Поэтому богословы Реформации и последующих им поколений считали нужным особым образом подчеркнуть авторитет Писания и сделать все возможное, чтобы этот авторитет был очевиден и неизменно имел практическое применение. Они хорошо знали, что первой целью каждой атаки на христианство извне или изнутри была Библия, Святое Писание. В то же время лучшие евангельские богословы прекрасно понимали, что авторитет Писания выше всех человеческих доказательств, и покоится на свидетельстве пророков и апостолов, вдохновленных и движимых Духом Святым.

Отсюда возникала дилемма: с одной стороны, желание продемонстрировать авторитет Писания, всеми силами и возможностями указать на его исключительность, а с другой стороны, понимание того, что послушание Писанию как Слову Божию важнее доказательств его авторитетности и исключительности. Было понятно, что никакие речи или лозунги в защиту Писания не могут заменить готовности жить в его истине и умереть в послушании этой истине.

ФОРУМ 20. Двадцать лет религиозной свободы и активной миссии в постсоветском обществе. Итоги, проблемы, перспективы евангельских церквей. Материалы к дискуссиям

Мир в Боге

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: