Проблема лидерства в современной евангельской церкви

В категориях: Созидая свой внутренний мир


Александр Негров

ректор Санкт-Петербургского христианского университета,

Вопросы о лидерстве и проблеме отношений между поколениями в контексте евразийского евангельского христианства ставятся не в первый раз . Однако системный анализ этих проблем находится ещё в самом начале развития. Очевидно, что сегодня необходимо создание общего терминологического пространства, разработка исследовательских парадигм и обретение тех познавательных ресурсов, которые позволят вскрыть глубинные и сложные аспекты лидерства среди евангельских христиан. Наши концептуальные рассуждения, к сожалению, не обойдутся без заимствования понятий и вынужденной схематичности анализа. В некоторых случаях мы вынуждены излагать собственные наблюдения или ссылаться на исследования, которые в большей степени затрагивают положение дел в России и лишь косвенно касаются всего евразийского евангельского христианства.

Цель данной статьи — дать исходные положения для дискуссии о лидерстве среди современных евангельских протестантов (на евразийском пространстве). Предполагается, в частности, прояснить понятия «лидерство» и «поколение», охарактеризовать некоторые существующие поколения в евангельском сообществе, дать рекомендации для эффективного лидерства на стыке поколений и т.д.

Очевидно, что в условиях современных социальных и идеологических изменений в странах бывшего СССР наше общество переживает период масштабных преобразований. Происходит новая самоидентификация, продолжается поиск собственной идентичности, самоопределения по отношению к внешнему миру. (Пересматриваются взгляды и стереотипы, убеждения и Я-концепция, социальные категории «Свои», «Чужие», «Мы», «Они»). Говоря, например, о российском обществе, аналитики признают, что, несмотря на определенную степень воцерковленности людей, все еще наблюдается явная и скрытая их бездуховность . Для России, как верно подмечает российский философ Алла Глинчикова, необходимо верное социальное, экономическое и политическое ориентирование, без которого она «напоминает собою путника, который шел в определенном направлении и вдруг оказался в совершенно незнакомой местности — и теперь ему нужно определить, как отличить движение вперед от движения назад, вбок, в сторону, по кругу». К словам Глинчиковой стоит добавить, что России нужно, главным образом, духовное ориентирование, движение к Богу. Кто окажет благотворное влияние на общество России и других стран бывшего СССР? Кто возьмет на себя ответственность?

Исследования, направленные на оценку изменений образа жизни в России, констатируют, что корыстолюбие, неразборчивость в средствах достижения цели, жестокость, наглость и эгоизм востребованы больше, чем честность, достоинство, справедливость, ответственность, трудолюбие, жертвенность и т.д. Трагедия в том, однако, что в настоящее время традиционные группы российской интеллигенции (включая православную, христианскую интеллигенцию) утратили притязания на лидерство в обществе. Сформировалось «теневое лидерство» олигархов, бизнес-прослойки, усилилась роль государственного политико-идеологического лидерства, а СМИ стали мощным инструментом разрушения традиционных нравственных ценностей. При таком положении дел остается открытым вопрос: кто возьмет на себя ответственность за обеспечение духовного ориентирования людей? Кто приведет людей ко Христу? Кто окажет благотворное влияние на общество?

С христианской точки зрения ответ вполне очевиден: эта задача стоит перед Церковью, и она нуждается в богоугодном и эффективном лидерстве, чтобы достойно выполнить свою миссию на Земле.

Что такое лидерство?

Лидерство уже много веков является предметом внимания бесчисленных теоретиков и практиков. Написано множество научных и научно-практических работ, в которых описываются различные концептуальные подходы к объяснению понятия «лидерство», рассматриваются методы и результаты изучения лидерства во всевозможных областях деятельности человека. Сейчас междисциплинарную область знаний о таком широком понятии и явлении, как «лидерство», стали называть лидерологией . В научной литературе, однако, отсутствует общепринятое определение лидерства. Что такое лидерство, часто не могут понять и объяснить даже те, кого окружающие однозначно воспринимают как лидеров. Уоррен Беннис (Warren Bennis), директор-учредитель Института лидерства (The Leadership Institute) при Южно-Калифорнийском Университете Лос-Анджелеса (США), верно подмечает, что лидерство намного сложнее, чем точные науки, в которых описанные явления, изученные и сформулированные законы однозначно связывают причину и следствие. «Лидерство, — как пишет Беннис, — подобно прекрасному: его сложно описать, но постигаешь только тогда, когда его наблюдаешь» .

Лидерство (положительное или отрицательное) — это прежде всего оказание взаимного влияния между лидерами и последователями в процессе достижения общих конкретных целей или изменений в тех или иных ситуациях или обстоятельствах жизни. Лидерство можно проследить практически в любой общности людей, независимо от их рода деятельности или контекста. Формы проявления лидерства во многом определяются рядом объективных и субъективных факторов. В их числе: условия конкретной ситуации; социальное положение лидеров и последователей; их психологические и мировоззренческие особенности и т.д. Оказание взаимного влияния отображает внутренний мир людей (их целостность и зрелость). Лидерами можно назвать людей, которые берут на себя ответственность за результат оказания воздействия на других (ради достижения какой-то конкретной цели). Лидеры «ведут за собой», поддерживают, вселяют уверенность, помогают найти место в жизни, выход из сложных ситуаций и т.д. Те же, кто добровольно, с доверием, с желанием принести пользу общему делу идут за лидерами, являются по отношению к первым не подчиненными, а партнерами и последователями. Эффективным лидерство становится в том случае, если лидеры и последователи несут личную ответственность за взаимовлияние, за соблюдение установленных правил, за степень собственной вовлеченности в общее дело, за формирование и достижение общей цели, за достижение индивидуальных и командных результатов и т.д. В общих чертах такое понимание лидерства прослеживается практически во всех современных концептуальных подходах к лидерству.

Практика христианского лидерства многогранна, а пояснение самой концепции христианского лидерства требует глубочайшего и подробного внимания к христианской теологии, церковной истории и практике.

Схематично выражаясь, можно сказать, что христианское лидерство имеет несколько граней постижения.

Во-первых, оно происходит в контексте специфической среды, а именно — в целеустремленной духовной и социальной среде, в которой взаимодействуют Бог, церковь (собрание христиан) и индивидуум. Лидерство в церкви или в христианской миссии требует осознания совместной задачи, достижением которой заняты верующие люди, осмысления собственной роли и ответственности каждого верующего. Конечно, христиане являются частью не только поместных церковных общин, но и социума в целом.

Во-вторых, лидерство (в церкви, в христианских организациях, а также в секулярной среде) нуждается в критериях оценки лидерства, т.е. в измеримых показателях эффективности лидерства. Критерии «успеха» или «неудачи» христианского лидерства можно усматривать в том, каким образом христианская миссия влияет на окружающих, на само христианство и как ощущает себя конкретный человек в христианской среде или в светском обществе под влиянием христианского лидера. «Сверхкритерием» оценки эффективного христианского лидерства является верность Богу (см. Числа 12:1-16; Мф. 25:14-30 / Лук. 19:12-27; Откр. 2:10).

В-третьих, христианское лидерство (в церкви и за её пределами) предполагает осмысление функций лидерства. Эта грань понимания лидерства проясняет, что нет одного человека, который в одиночку был бы ответствен за всю церковную/миссионерскую деятельность, и что нет какого-либо единственного универсального и всегда правильного подхода в служении церкви. В этом смысле лидерство полисемантично и интегрально.

В-четвертых, лидерство имеет важную грань специфического ситуационного контекста, в котором оно проявляется. Контуры и особенности контекстов поместных христианских общин (христианских или светских организаций, человеческих коллективов), в которых проявляется лидерство, разнообразны. Лидерство в них имеет множество специфичных оттенков, но при этом остается лидерством.

В-пятых, существует грань, которая обозначает итоговые результаты, а именно духовно-нравственную атмосферу (обстановку), созданную определенным лидерским подходом. (Духовно-нравственные плоды лидерства наиболее важны). При одном типе лидерства (положительном, нравственном или духовном) можно создать атмосферу порядочности, равенства, справедливости, доверия, плодотворного взаимодействия, разумного, последовательного и созидательного достижения общих целей, создать возможности для развития каждого и т.д. Результатом другого типа лидерства (отрицательного или токсичного) станет атмосфера лицемерия, нечистоплотности, подозрительности, преследования личных выгод и интересов, неоправданного хаоса и т.д.

В-шестых, в лидерстве есть грань таинственного. Например, исследователи не могут объяснить, почему некоторые лидеры или последователи не всегда и не во всем успешны. Одни кажутся весьма мудрыми и плодотворными (в слове и в деле) на одном месте, и те же самые люди могут прослыть неразумными и неэффективными (в слове и в деле), если они окажутся на другом месте. Мы часто бессильны дать какие-то объяснения, назвать точные причины успеха или неудач лидерства. Это указывает нам на то, что о христианском лидерстве зачастую можно мыслить лишь духовно (символически). С христианской точки зрения мы понимаем, что лидерство в общности людей зависит от качества взаимоотношений людей с Богом. Часто их мотивы, действия или даже результаты деятельности можно охарактеризовать как нечто необъяснимое. Лидерство в церкви невозможно до конца продумать. Если мы исходим из того, что Церковь — это мистическое Тело Христово (т.е. сверхличное целое, имеющее свой Божественный экзистенциальный центр и сознание в личности Иисуса Христа, Который является главой не только Церкви, но и главой властей или начальств (см. Кол 1:18; 2:10)), то нам необходимо признать, что при осмыслении церковного лидерства мы стоим перед Тайной.

 

Александр Негров ЛИДЕРСТВО НА СТЫКЕ ПОКОЛЕНИЙ

ФОРУМ 20. Двадцать лет религиозной свободы и активной миссии в постсоветском обществе. Итоги, проблемы, перспективы евангельских церквей. Материалы к дискуссиям

 

Мир в Боге

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: