ХРИСТИАНСКАЯ ЖУРНАЛИСТИКА: Вчера и сегодня

В категориях: Движение все – но цель еще лучше

Елена Мокренчук, журналист, редактор,

 

«К главным недостаткам служения церквей как в прошлом, так в настоящем можно отнести почти полное игнорирование нравственного служения в обществе. Здесь (особенно в области личной и семейной нравственности, законопослушности) евангельские христиане России еще обладают значительными ресурсами (правда, ими неосознанными и неиспользуемыми) как для прямого служения народу, так и для создания бесценного общественного ресурса — морального авторитета в обществе. Церкви продолжают полностью избегать информационно-просветительского служения в обществе. Более того, такие служения до сих пор не осмысливаются как обязанность Церкви, или как ее возможный евангелизационный ресурс».

Разговор о последнем двадцатилетии протестантской журналистики нужно начинать издалека, лет эдак за 100 до начала ее возрождения, то есть — от выхода первых номеров журнала «Баптист» и других, менее известных изданий.

Что вызвало к жизни протестантскую прессу? Уж никак не отсутствие религиозной информации: в то время православных изданий было достаточно — по крайней мере, их вполне хватало для имеющегося в наличии количества образованных людей. Другое дело, что на конец XIX века в Российской империи читать умели немногие, в основном, грамотность была привилегией среднего и высшего сословия. Простолюдины же и крестьяне учились грамоте, чаще всего, по религиозным книгам (Псалтырь и др.), и особой нужды в другом печатном слове не испытывали.

Тем не менее, в начале XX столетия на широких просторах Российской империи наблюдается всплеск деятельности всевозможных изданий. Печатается все: от революционных листовок и ленинской «Искры» до самых разнообразных, светских и религиозных, газет и журналов. В период с 1900 по 1921 год только баптистами издавались более 20 наименований периодики! И ее не просто читали — хранили бережно, прятали от обысков, перечитывали вслух перед церковными служениями, и многое сберегли до сего дня. Почему? Ответ очевиден: находясь на перепутье истории, в эпицентре трагических для государства и нации событий люди инстинктивно искали помощи, поддержки, совета. Люди всегда ищут нового решения в тот момент, когда все старые методы напрочь теряют свою эффективность! Собственно, этим же обстоятельством объясняется и последующее умирание этих СМИ: они родились, как ответ «на злобу дня» — и умерли, как только ситуация стабилизировалась (не улучшилась, а именно стабилизировалась: передел произошел, власть утвердилась и «назначила» на роль «официальных осветителей» текущих событий два издания: «Правду» и «Известия». Соответственно, и религиозные издания поспешили назначить себе «центральную прессу» — не без заинтересованного участия властей, разумеется (одно издание контролировать проще)...

Собственно, на этом разговор о начальном этапе христианской журналистики можно окончить.

Потому что в последующие несколько лет она медленно, отчаянно сопротивляясь, тем не менее, сходила на нет, пока не исчезла вовсе.

Постперестроечная любовь к печатному слову

Новый всплеск интереса к материалам о Боге мы имели счастье наблюдать в перестройку. Начав с переводной христианской литературы и буклетиков, христиане быстро пришли к неизбежному выводу о том, что для успешной евангелизации нам необходим собственный, национальный контент. Поскольку евангелизмом в те годы (впрочем, как и теперь) активнее всех занимались именно протестанты — они первыми и открыли собственные печатные СМИ. У баптистов это была «Евангельская нива», которая, успешно стартовав в 1992 году, около 10 лет была практически единственным продуктом на национальном рынке, не считая зарубежных «Вера и жизнь», «МХГ» и некоторых других. (У россиян эту функцию выполняли «Протестант» и переживший многое, возрожденный «Баптист», у отделенных — «Путь веры».) Позднее к этим «трем китам» подключились высокоинтеллектуальный журнал «Решение» и масса мелких церковных и областных СМИ.

Собственно, эти издания объединяло одно: они были все на одно лицо, все ориентированы на недавно уверовавших членов церквей и старались, в первую очередь, угодить вкусам служителей («Решение» — приятное исключение из этого правила). Неудивительно, что со временем политика этих СМИ все больше склонялась к проповедничеству. Кроме проповедей и назидательных рассуждений к публикации допускались разве что свидетельства и назидательные (опять же!) рассказы. Изредка проскальзывали в них какие-нибудь особо важные новости, но не они создавали лицо издания. Впрочем, для периода, когда на фоне массовой эмиграции опытных, закаленных христиан и служителей в церкви хлынула огромная масса новообращенных людей, именно это, наверное, и было необходимо. Автор этих строк помнит, как бережно тогда относились к каждому номеру журнала и газеты, как перечитывали их по многу раз, делились друг с другом — и даже, случалось, воровали! В смысле, брали почитать — и не возвращали. Да-да, и такое было! Не верится, правда? Сегодня-то даже верующие люди журналы и даром не берут, не то, что неверующие...

Причины? Они, опять-таки, очевидны: перелом эпох, изменение привычного уклада жизни требовало нового мировоззрения, которое формировалось под влиянием новых идей, почерпнутых, в том числе, и из христианской прессы.

В последние годы интерес к СМИ медленно, но верно стремится к нулю. Светские печатные СМИ массово закрываются или переходят «под крыло» бизнеса, политических и других структур, становятся «карманными» газетами или каналами частных лиц. Христианские умирают еще более массово: сегодня на игровом поле остались лишь несколько крупных (но далеко не равнозначных) игроков: «РИСУ», «Новомедиа», «Еммануил» в Украине, «Решение» и «Протестант» в

России, «Вера и жизнь» и «МХГ» в русскоязычной христианской среде Европы и стран постсоветского пространства.

Тем не менее, перспектива для христианской журналистики по- прежнему есть. Смею утверждать, что в настоящее время она имеет даже более блестящее будущее, чем прежде — и для такого утверждения есть очень веские основания.

Цыплят по осени считают, а журналистов?

Что мы имеем сегодня? Тот самый перелом эпох, изменение общественного сознания и общей парадигмы бытия под влиянием, с одной стороны, мирового кризиса, а, с другой — внутренние и внешнеполитические процессы наших государств, осложненные претензиями одной из ветвей христианства на «мировое господство» в постсоветском славянском мире. Следовательно, можно прогнозировать новый всплеск внимания к СМИ вообще и к христианским в частности.

Другой вопрос — какими должны быть эти новые СМИ?

Конечно же, по-прежнему делать ставку на печатные СМИ — сегодня более, чем наивно. В лучшем случае, они могут быть приложением к интернет-изданиям или информационно-рекламными буклетами, не более. Самостоятельную функцию могут выполнять также теле-радио-издания, хотя и они все больше переселяются в интернет в виде роликов на YouTube или подкастов, с помощью ссылок прикрепленных к сайтам. Собственно, и сайты в качестве основного источника информации отживают свой век — все большую популярность набирают соцсети и информационные порталы. Сегодня читатель, перекормленный недобросовестной и недостоверной информацией, склонен больше доверять мнению знакомого ему блогера, чем профессионалу-журналисту или информации пресс-служб.

СМИ быстро теряют свою ведущую роль и в сфере PR. Сегодня на-много выгоднее рекламировать свой продукт (те же конференции, на-пример, новые книги, служения и т. п.) через соцсети: и дешевле, и эффективнее. Стремительно набирают популярности флеш-мобы и прочие формы перенесения виртуального общения и созревших там идей в реальную жизнь. Христианские СМИ, успешно освоив такие жанры, как новость, заметка, интервью и репортаж, начинают подбираться к аналитическим жанрам и применять такие формы работы, как информационное сопровождение, информационная поддержка, информационная волна. Профессионализм журналиста-христианина сегодня выражается не столько в умении красиво рассказать для читателей своего издания о каком-либо мероприятии или служении, сколько в мастерском владении информационными потоками и использовании их в нужное время для реализации поставленных задач. Информация унифицируется; понятие «лицо СМИ» становится все более относительным: все чаще читателю становится трудно различить по внешнему виду и подбору материалов не только светские, но и христианские СМИ.

Это — внешняя сторона вопроса. А что же внутри?

Чем наполнены современные христианские СМИ?

Главной отличительной чертой христианских газет, журналов и сайтов все в большей степени является отсутствие пространных проповедей. Те издания, которые научились говорить о Божьем простым и понятным языком, без церковного и конфессионального сленга, становятся более конкурентоспособными. Лучшие журналисты свои лучшие материалы сегодня пишут не в СМИ, а в личные блоги, размещают на личных сайтах. Поэтому журналистика, с одной стороны, становится все более стандартной, обезличенной — а с другой, обретает лицо того человека, который ею занимается. Люди доверят мнению авторитетного журналиста, как и мнению авторитетного служителя, поэтому наиболее удачным сочетанием является журналист-служитель. Как показывает практика, темы, наиболее интересующие читателей (причем как светскую аудиторию, так и христианскую), по-прежнему вращаются вокруг вечных, как мир, вопросов о любви и ненависти, о смысле жизни и смерти, о ценностях и приоритетах. В последние полгода они рассматриваются на примерах всевозможных извращений (гомосексуализм, аборты, эвтаназия и проч.), а также социальной направленности (брошенные дети, помощь престарелым), и это радует: значит, от абстрактных размышлений люди переходят к вопросу конкретного применения услышанных истин в своей личной жизни. Проблема лишь в том, что христиане оказались совершенно не готовы на честные и конкретные вопросы давать такие же честные и откровенные ответы. Рассуждения все больше ведутся вокруг да около, чтоб никого не задеть, не обидеть... а людям надо знать точно, что есть что и кто есть кто. Для этого нужна смелость — а не только доскональное знание Писаний и бесконечное цитирование текстов из Библии.

Разговор о вопросах духовности необязательно вести в формате про-поведи или вопросов-ответов. Можно рассказывать о практической жизни христиан, о том, как они решают ежедневные вопросы воспитания детей, семейных взаимоотношений, производственных отношений и бизнеса. Можно рассказать о жемчужинах духовности нашей страны, о святынях нашего народа: циклы публикаций на темы религиозного туризма, о духовном наследии, о храмах, о корнях вероучения, о христианских мучениках и страдальцах за веру, миссионерах и евангелистах...

Призвание христиан-журналистов состоит также и в том, чтобы формировать и пополнять новыми понятиями словарный запас читателей, развивать его образно-ассоциативный ряд, способствовать развитию, если можно так выразиться, библейского пространственного воображения, при котором в понятия «Родина», «мой народ», «я», «моё» входит не только место рождения и родители, но и вся планета Земля вместе с окружающим ее космосом и пронизывающим ее духовным миром, все люди, когда-либо жившие на планете в любом ее уголке. Одно лишь понимание того, что все мироздание, всякое существо, любой человек являются бесконечно прекрасными творениями Божьими, способно изменить резко негативное, и даже агрессивное отношение людей друг ко другу и к месту своего обитания, которое мы наблюдаем сейчас.

Словом, поле деятельности — огромно, были бы лишь люди, готовые идти этим путем и исполнять это очень непростое служение.

 

ФОРУМ 20. Двадцать лет религиозной свободы и активной миссии в постсоветском обществе. Итоги, проблемы, перспективы евангельских церквей. Материалы к дискуссиям

 

Мир в Боге

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: