Христианское консультирование и миссия церкви: сходства и отличия

В категориях: Трудные места

Вячеслав Халанский, христианский психолог-консультант

 

Антропологический аспект в миссиологии

В последнее время ряд авторов начал высказывать свое предположение о том, что кризис современной миссии церкви на постсоветском пространстве коренится в отсутствии миссиологического и контекстуального корпуса знаний.

Миссиология — это комплексная наука с обширным диапазоном исследования природы антропологических и богословских (онтологических) реалий как этической составляющей. Этический компонент имеет существенное значение для сосуществования в социальной жизнедеятельности. Центральный фокус миссиологии базируется на богословско-антропологической концепции, главной ориентацией в послании всегда будет реализация своей трансцендентной основы, преображающей человека в образ Божий (imago Dei; Быт. 1:26-27, 9:6). Данное определение не носит строгого характера, что делает его более динамичным в нашем понимании, и, конечно же, имеет свои недостатки. Однако нужно полагать, что оно во многом оправданно, исходя из суждений современных миссиологических парадигм, и поэтому оно послужит опорой для наших дальнейших рассуждений.

Современные миссиологи разделяют концепции «Миссия Бога» и «миссия церкви» (иногда разграничивают их по словам «Миссия» и «миссионерство») и считают, что первой из них должна быть «миссия Бога» — только тогда мы можем понимать «миссию церкви» . Поскольку многие авторы миссиологии разделяют концепцию Миссия Бога (или missio Dei) на владение или управление миром и весть об искуплении от греха, то разумным представляется понимать миссию Бога (missio Dei) через задачу восстановления образа Божия (imago Dei). Цель миссии — привести человека к Богообщению, которое происходит по благодати. Но одно из условий возможности выполнения этой задачи — это то, что образ Божий в человеке включает в себя открытость к общению — к общению с Другим (Богом) и с другими (людьми).

Эта открытость человека к общению является следствием того, что человек есть образ Тринитарного Общения. Отношения не только важны как результат миссии, но они служат и путем для ее выполнения. Некоторые современные богословы подчеркивают, что основным процессом, восстанавливающим imago Dei, является процесс отношений (Grenz, 2001; Shults, 2003) , а это указывает еще на одну из граней понятия миссии, исходящей из системы координат антропологической и Тринитарной. Если это так, тогда мы видим более расширенную мисси ологическую картину: а) единства западно-христианской модели missio Dei и восточно-христианской онтологии общения (в интерпретации Иоанна Зизиуласа и других современных богословов), что помогает преодолеть сегодняшний дуализм; б) такие понятия/образы, как: общение, отношение, imago Dei и т.д. указывают на область консультативной парадигмы, а некоторые богословы используют эти образы для обоснования групповой и индивидуальной терапии. Но об этом поговорим позже.

А сейчас кратко хотелось бы представить многогранную миссиологическую модель «народов» (на мега-, макро-, и мини-уровнях), которая отражает уровни существования человека и общества в целом, и дополнить их интерличностным уровнем. Именно последний уровень и послужит предметом дальнейшего рассуждения.

Концепция «народов» в миссиологии — «это одна из современных миссионерских стратегий, которая представляет единственную возможность для диалога между людьми разных культур...» . Данная концепция рассматривает любого человека как представителя определенной культуры или сообщества. Специально был введен социологический термин «однородного сообщества», который классифицирует индивидов как целое, которые объединены культурными скрепляющими связями — язык, класс и т.д. Согласно концепции «народов», каждую страну можно поделить на мегасферы или крупные культурные блоки (мусульмане или китайцы); внутри мегасферы находится культурная макросфера (сообщества внутри группы); далее это мини сферы — обозначают однородные сообщества, которые говорят на разных диалектах. Составляющие макросферы и мини-сферы — называют «народами» в библейском смысле слова.

Основываясь на антропологической предпосылке, мы можем дополнить концепцию «народов» еще одним уровнем — интерличностным, или межличностным. Интерличностный уровень должен быть основан на вышеизложенных положениях: он а) исходит из «онтологического общения» Тринитарного богословия; б) рассматривает человека в его «за-данности», что дает достаточно пространства для личностного роста через отношения с Богом и людьми на всех уровнях существования человека. Интерличностный уровень может входить в миссиологическую систему координат, которую может дополнить ряд смежных уровней миссиологии, таких как ХК.

Антропологическое основание для христианского консультирования

По причине отсутствия отечественных парадигм , методов и под-ходов для описания ХК воспользуемся концептом, который предлагает Европейская Ассоциация Христианских Психологов и Антропологов (АХП) из Польши и из школы «Духовного консультирования», которую представляют Лэрри Краб и Дэн Аллендер. Эти школы в своем подходе разнятся, но исходные положения их схожи.

Вначале необходимо отметить, что заинтересованность в интеграции религиозной и духовной составляющих в процесс консультативной и психотерапевтической практики была особенно сильной в 70-х и 80-х гг. в Америке . Проведение регулярных сессий по обсуждению важности религиозного аспекта в консультативной практике в Американской Психологической Ассоциации привели к тому, что во многих странах была разработана программа по интегрированию психологии и христианского мировоззрения . По мнению профессора Дж. Прохаска (James Prochaska), за последние двадцать лет количество и качество литературы по интеграции религиозной и духовной составляющих значительно возросло. Количество посетителей, которые обратились за психологической помощью в АХП (была организована в 1994) , в Варшаве в 2009 году составило почти 9000 человек.

Исходя из положения Европейской АХП, «христианский подход интегральной психотерапии является формой психологической помощи, основанной на принципах христианской антропологии» . Главный антропологический аргумент исходит из онтологической составляющей и выражается в реализации этики свободы и вытекающего из этого положения о достоинстве человека. Интеграция данного подхода предполагает целостный взгляд на человека и выражается в комплексе следующих измерений: эмоциональный, познавательный, волевой, поведенческий, биологический и духовный. Цель интегративной психотерапии состоит в том, чтобы обеспечить лечение, усилить человеческое благосостояние и способствовать личному росту/развитию. Развитие ориентировано на пациентов, которые могут жить собственной полной жизнью.

Фазы терапевтического процесса динамичны по своей природе. На всех стадиях терапии: биологической, эмоциональной, умственной, волевой, поведенческой и духовной — внимание концентрируется на изменении жизни пациента как единого целого. Вмешательство/интервенция является прямым или косвенным в зависимости от проблемы пациента и фазы терапевтического процесса. Всегда вмешательство намеревается использовать ресурсы пациента, внутренние и внешние, привлечь как человеческие, так и сверхъестественные ресурсы. Традиционная психология имеет дело с отношениями между людьми. Однако эти отношения не включают в себя вмешательство/влияние Бога, что и отличает светский подход от христианской гносеологии. У человека есть отношения с другими и с Богом. Отношения с Богом затрагивают мышление, чувства, решения и действия. Это то, в силу чего психология и психотерапия должны составлять основу духовности, когда они имеют дело с проблемами человека . Цель психотерапии состоит в том, чтобы помочь человеку уменьшить свое страдание и решить его психологические проблемы. У христианской психотерапии есть дополнительная цель — достижение личного роста человека на его пути к Богу. Это касается психологического и духовного благосостояния человека. Объект терапии — человек, стремящийся к Богу.

Другая парадигма ХК, которую представляют Лэрри Краб и Дэн Аллендер (Drs. Larry Crabb, Dan Allender & Lottie K. Hillard), называется «Духовное консультирование» . Подход данной школы определяется больше христианским миропониманием, нежели буквалистским и сухим пониманием природы человека. В своем подходе к терапии и пониманию антропологии авторы обращают внимание на определенные тексты из Священного Писания (Прит. 20.5; Иер. 6.14; 17.9; Евр.4.12-13; Рим. 3.12-13). Задача консультирования, согласно этим авторам, тождественна задаче церкви: содействовать зрелости (т.е. ученичеству). Под словом «зрелость» надо понимать не знания, навыки, особенность характера или любую христианскую активность как внешние проявления. Зрелость менее связана с нашим совершенством, но «более с растущим пониманием несовершенства, что приводит нас к большей зависимости от Христа». Зрелые люди борются со своей греховностью (видимыми и мало видимыми грехами), в то же время они находят поддержку и покой в благодати Христа и Его совершенной любви.

В данном случае основанием для совершенства является любовь. Любовь социальна и предполагает отсутствие разных форм и проявлений психологической защиты в общении и в отношении к самому себе. Любовь означает избавление от всевозможных форм контроля посредством глубокого осознания своей уязвимой природы и обретение личного смысла Христа для своей собственной проблемы (определенной ситуации, не абстрактной). Мы усматриваем, что терапевтическая максима этого подхода звучит в духе формы экзистенциально-феноменологического диалога: «Мы хотим предложить новый подход (к решению антропологической проблемы, курсив мой), который, вбирая в себя лучшее из того, что было сказано, дает нечто большее. Вместо того, чтобы просто накапливать побольше энергии, стремясь что-то сделать (или наоборот — не сделать), попытайтесь заглянуть в глубь сложившейся ситуации. Спросите себя, почему вы поступаете так или иначе? Почему живете в противоречии с теми нормами, которые вам известны как истинные и правильные?» . На наш взгляд, этот подход коррелирует с экзистенциальной психологией , в центре него не клиент как носитель психики, с определёнными её нарушениями, болезнями, а жизнь человека с её сложными взаимосвязями, во всех её противоречивых проявлениях, с её само разрушительными и жизнеукрепляющими тенденциями одновременно.

В подходе «Духовного консультирования» глубоко разработана концепция христианской антропологии, выраженной в личностной онтологии общения посредством любви, при том, что эта антропология концептуально связана с тринитарной теологией отношений (т.е. сохраняется онтологическая вертикаль через богословие общения и антропологическая горизонталь). В целом «Интегративный подход» и «Духовное консультирование» предлагают материал для интерличностного под¬хода, который соотносится с миссиологической парадигмой «народов». Интерличностный подход соотносится с подходом «юднородных обществ», где интенсивно осуществляется миссионерская программа и в целом, по мнению миссиологов, находится существенная проблема миссии.

Соотношение христианского консультирования и Миссии Церкви: сходства и различия

ХК, несмотря на широкий спектр своих целей и задач, которые вы-работало Евангельское сообщество в XX веке, являясь смежной научной областью изучения между богословской антропологией и гуманитарным корпусом знаний, составляет самостоятельную и плодотворную традицию богословской практики. Исходя из общего антропологического принципа и тринитарного богословия, мы находим связь с такой областью исследования, как миссиология. Миссиология должна стать источником более глубокой богословской и прикладной методологии для миссии. В достижении этой цели представляется перспективным и актуальным принимать ХК как часть миссиологии. Антропологическая заданность, исходящая из Тринитарного богословия общения, обусловливает единство цели как для ХК, так и для МЦ. Тем самым ХК дополняет и расширяет смысловое ядро МЦ, которое состоит в том, чтобы выработать учение о природе человека исходя из национального богословского дискурса, в задачи которого должна входить не только методология познания, но и практический уровень разрешения таких проблем, как:

1)    оказание человеку психологической и психотерапевтической помощи в обретении смысложизненной ориентации спасения души и восстановлении отношений с Богом;

2)    разработка методов коррекционной и психотерапевтической ра-боты на основе освоения опыта в евангельской традиции;

3)    разработка программ добрачного и семейного консультирования, помощь людям в разных сферах их жизнедеятельности;

4)    построение у человека целостного христианского мировоззрения, приобретение им адекватного видения мира и себя.

Мы можем заключить, что:

—    ХК разнится с МЦ в том, что оно не призвано евангелизировать в прямом смысле этого слова, но способствовать ответственности у консультируемых за их жизнь, используя при этом комплексный научный ресурс и духовный потенциал;

—    ХК — это комплексная наука о человеке, которой не чужды ни психология, ни философия, но она переосмысливает эти знания исходя из христианского мировоззрения, что не свойственно МЦ;

—    МЦ фокусирует свое внимание на искупительной части челове¬ка от греха, в то время как спектр ХК значительно шире и имеет многоуровневый предмет изучения и исследования;

—    ХК должно стать частью смежной области для миссиологии, и в частности, для МЦ, где они могут служить друг другу, не находясь в напряжении, сочетаясь на основании антропологической парадигмы.

 

ФОРУМ 20. Двадцать лет религиозной свободы и активной миссии в постсоветском обществе. Итоги, проблемы, перспективы евангельских церквей. Материалы к дискуссиям

 

Мир в Боге


 

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: