Почему Иисус творил чудеса

В категориях: Спаси и сохрани


Николас Томас Райт

Многие иудеи – современники Христа считали Иисусовы чудеса (деяния силы) знаком долгожданного исполнения пророчеств. Они вполне могли воспринимать большинство совершенных Иисусом исцелений (если не все исцеления), - т. е. основную часть деяний силы, - как восстановление принадлежности людей к израильскому обществу, из которого они, вследствие болезни, были исключены как ритуально нечистые. Исцеления играют во многом ту же роль, что и приглашение грешников. Иисус почти наверняка мыслил именно в этом ключе. Он никогда не совершал деяния силы просто, чтобы поразить воображение. Он считал, что через них (в том числе) начинается суверенное и исцеляющее владычество Бога Израилева.

Теперь кратко, в порядке изучения пророческой деятельности Иисуса, рассмотрим соответствующие элементы традиции. Как современники смотрели на Иисуса?

Кумранские тексты показывают: по крайней мере в некоторых еврейских кругах увечный не мог быть полноправным членом общины. Мало того, что такой еврей - слепой, глухой, немой или хромой - страдал физически, он также был запятнан, он не мог быть полноправным израильтянином. Трудно сказать, насколько далеко современное Иисусу еврейское общество заходило в этих ограничениях. По крайней мере в Кумране к этому относились очень строго. Это означает, что на Иисусовы чудеса исцеления смотрели как на дарование «шалома», целостности тем, у кого их не было. Это не только излечение от физического недуга, но и возобновленная принадлежность к народу ГОСПОДА.

Многие люди, исцеленные Иисусом, попадали в одну из запрещенных категорий. Это слепые, глухие и немые. Это прокаженные, которые не только считались ритуально нечистыми, но и подвергались социальному остракизму. Это женщина с кровотечением, делавшим нечистой не только ее, но и всех и все, к чему она притрагивалась. Это «скорченная» женщина, «которую сатана восемнадцать лет держал связанной». Казалось бы, прикасание Иисуса к мертвым и воскрешение их должно было сделать ритуально нечистым его самого! Но оно возвращало их в израильское общество. Также его чудеса, совершенные для язычников и самарянина, свидетельствуют о включении в народ ГОСПОДА тех, кто ранее в него не входил.

Эти исцеления не просто приносили людям физическое здоровье и обновленное чувство принадлежности к общине (в контексте куда менее индивидуалистического общества, чем современное западное), но и заново делали их членами народа Бога Израилева. Другими словами, углубившись в смысл Иисусовых исцелений, его современники могли осознать их как часть его служения, в частности, его радушного приветствия, сопровождавшего проповедь о Царстве. Они могли осознать их и как часть подрывной деятельности, сулившей ему неприятности... Израильтяне ждали от Бога оправдания. И вот оно - уже в настоящем входит в жизнь исцеленных. Они возвращены в общину, - как те псалмопевцы, что начинали с плача и кончали благодарением.

В соответствии с древним пророчеством, Иисусовы деяния силы собирали общину «всего Израиля». Они были теснейшим образом связаны с великим благословением возобновленного Завета - прощением грехов. Среди других знаков возобновления Завета - умножение хлебов в пустыне и укрощение бури, которые напоминают об исходе. В негативном смысле это возобновление означает суд над народом: притча в Лк 15:6-9 (о смоковнице, не приносящей плода) становится инсценированной притчей в Мф 21:18-20/Мк 11:12-25, где явно символизирует то же, что и акция в Храме - близкое осуждение нераскаявшихся израильтян. Редакторские ремарки евангелистов иногда подчеркивают, что для евреев 1 века главное в деяниях силы - не сверхъестественное проявление силы как таковое, но властный приход Бога Израилева, чтобы спасать и исцелять, делать для этих конкретных людей то, что было обещано (как думали) всему народу. «Они прославляли Бога Израилева», - пишет Матфей. Деяния силы - важная часть наступления Царства.

Можно считать, что в них в жизнь людей врывается новый порядок, задуманный Богом-Творцом. И в чудесах исцеления, и в некоторых других действиях Иисуса мы порой улавливаем нечто большее, чем просто восстановление Израиля. Израиль считал себя стержнем замыслов Божьих обо всем мире; восстановление Израиля означает восстановление всего творения. Неудивительно, что Евангелия содержат эхо странных событий, где Иисус проявляет власть над природой, устанавливая гармонию в ней и между ней и спасительным замыслом Божьим, - гармонию, ранее проявлявшуюся лишь при таких необычных событиях, как переход через Красное море. Чудесный улов рыбы, укрощение бури, насыщение людей в пустыне и даже (в негативном смысле) проклятие смоковницы - все это сюда относится. Относится сюда и воскресение, но оно ставит целый ряд вопросов, о которых надо говорить отдельно. Во всех этих случаях евреи I века должны были усмотреть восстановление творения - восстановление, которое, как ожидалось, произойдет, когда Бог воцарится и оправдает Израиль.

Разумеется, историческая достоверность тех или иных вышеупомянутых эпизодов может быть поставлена под сомнение. В мои планы не входит рассматривать достоверность каждого из них по отдельности. Вместо этого я предлагаю следующее.

1) В то, что Иисус совершал какие-то удивительные «деяния силы», верят очень многие исследователи. Современные работы показывают как минимум, что это считали фактом современники Иисуса - и друзья, и враги. Естественнее всего предположить: они так считали более или менее небезосновательно.

2) Интерпретации вышеуказанного рода наверняка возникали не только в послепасхальной общине или у евангелистов, но и у очевидцев и первых рассказчиков.

3) Таким образом, тема исполнения пророчеств - не поздняя богословская рефлексия. Об исполнении пророчеств евреи задумывались, глядя на Иисуса и его пророческую деятельность. Они приходили к мысли, что Иисус обещает великое Исполнение, великое Обновление - время, когда воцарится Бог Израилев.

Как мы покажем далее, «деяния силы» - не изолированная тема в служении Иисуса.

Они принадлежат Рассказу.

Они занимают свое место в контексте «веры», оказывающейся признанием того, что в Иисусе и через Иисуса действует Бог Израилев.

Они ставят вопрос о власти и статусе Иисуса.

Они порождают споры, ибо деятельность Иисуса ставит под сомнение символы еврейского мировоззрения.

Они, видимо, представляют собой важную часть того, что Иисус называет наступлением Царства. В частности, одерживается победа над сатаной (обвинителем). Например, зкзорцизмы (изгнание бесов из человека) - не просто исцеления, и объяснять их путем рационалистического редукционизма неадекватно. Иисус и евангелисты видят в них нечто более глубокое - схватку с сатаной, самую серьезную его битву. (Конфронтация не ограничивалась полемикой с еврейскими традиционалистами!) В контексте еврейского мировоззрения I века (которое Иисус разделял) эта вера легко объяснима. Зкзорцизмы тем интереснее, что они, с одной стороны, не входили в тогдашние еврейские чаяния об исцелении и избавлении, связанном с приходом Царства, и не предсказывались в Ветхом Завете, а с другой стороны, не играли существенной роли в жизни ранней Церкви. Используя критерий, основанный на различии, получаем: зкзорцизмы - часть битвы, в которой участвовал только Иисус. Насколько можно судить, он считал, что сражается с реальным врагом. Зкзорцизмы/исцеления тех, чье состояние вызвано сатаной, были для него знаком, что он постепенно побеждает. «Если я перстом Божьим изгоняю бесов, то, конечно, достигло до вас Царство Божье».

Рассмотрим повнимательнее один конкретный пассаж, Мк 5:1-20пар, когда Иисус изгоняет бесов из бесноватого.
Евангелисты уделяют много места исцелению Иисусом человека, в котором был легион бесов. Эти бесы вышли из одержимого и вошли в стадо свиней, которое затем ринулось в море и утонуло. В рассказе об этом случае есть ряд любопытных особенностей.

¨ Место действия - нееврейская сторона озера. Иисус находится среди язычников.

¨ Одержимый живет на кладбище. (Матфей говорит о двух одержимых.)

¨ Неподалеку пасут свиней.

¨ Бесы называют себя «легионом».

Все эти особенности указывают в одном направлении: здесь очень важна тема ритуальной чистоты. Иисус окружен вещами и людьми, относящимися к врагам ГОСПОДА и Его народа. Изгнание бесов в море можно трактовать как символ того, что евреи желали бы нечистым римлянам. (По крайней мере в этом ключе мыслит Марк.) Поэтому обрисовывается еле дующая коннотация. Иисус борется с врагами народа ГОСПОДА. Однако враг - не Рим, а сатана и его полчище, пытающиеся заставить израильтян (чтобы закрыть им глаза на реальность) видеть своих врагов в римлянах. Что же делает Иисус? Он идет на территорию, считающуюся вражеской. Он, с еврейской точки зрения, вступает в соприкосновение со всяким язычеством, бесовством и нечистотой. И он одерживает победу над подлинным врагом, которую символизирует гибель свиней!.. Что и говорить, рассказ странный. Однако, судя по всему, мы верно указали подтекст, который в нем угадывался в I веке. Это говорит о ряде аспектов склада ума не только ранних христиан, но и самого Иисуса.

Таким образом, в служении Иисуса деяния силы - не эффектное колдовство и не попытка увлечь за собой народ. Сами по себе они не говорят и не намекают, что Иисус «божественен». (Что бы это ни значило.) Они задуманы и воспринимались как знаки того физического прихода Царства Божьего и принятия в него людей, которое возвещал Иисус. Деяния силы неотъемлемы от остальной деятельности Иисуса; они (как и, например, притчи) - часть нешвенного хитона. Они уподобляют Иисуса по меньшей мере Илии и Елисею.

Так мы подходим к выводу. Иисус верил, что Бог призвал его пророчествовать, возвещать Его слово заблудшему народу израильскому и собирать (в соответствии с частичными прецедентами и параллелями) вокруг себя людей, которые станут подлинным народом ГОСПОДА.

Однако этим не все сказано. Есть много указаний, что он считал себя не просто одним пророком из многих и не просто Пророком, предреченным в Втор 18. Иисус видел в себе пророка, через деятельность которого достигнет кульминации израильская история.

Иисус - больше, чем пророк.

Как же воспринимали Иисуса крестьяне, видевшие и слышавшие его? Приведенные нами факты дают ответ: как пророка. Его слова и действия напоминали слова, и действия других пророков того времени. Иисус и сам считал путь пророка своим призванием. Ничуть не будет анахронизмом заметить: он бы не действовал таким образом, если бы не был убежден, что к этому его призвал Бог Израилев. Его деятельность отчасти походила на деятельность других «пророков-вождей» периода Второго Храма. Уже одно это дает возможность объяснить многие события его жизни, включая распятие. Ведь и остальные «пророки-вожди» обращались к рассказу об израильской истории, намекая, что эта история достигнет кульминации с их деятельностью. И они по веским и понятным причинам вступали в острый конфликт с властями.

Наш вывод: внешняя сторона личности Иисуса - пророк. Это само по себе способно по крайней мере наметить объяснение многих фактов его служения. Однако мы не можем на этом остановиться. Едва ли ранняя Церковь выдумала речение, в котором Иоанн Креститель - «больше, чем пророк». Но если это сказано о Крестителе, то что же тогда говорить об Иисусе? Конечно, некоторые, недолго думая, перепрыгнут к никейской христологии в чистом виде. Им придется (и не в последний раз) сдерживать себя. Негоже старшему брату (ортодоксии) ставить условия возвращения младшего (истории). Но вопросы «кто же это?» или, по крайней мере, «кем он себя считает?» не уходят. Проблема выходит на поверхность в вопросах, обращенных к ученикам в Кесарии Филипповой. Ученики приходят к мысли, что Иисус больше, чем пророк.

Николас Томас Райт, Иисус и победа Бога

Мир в Боге

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: