Пророческое служение Иисуса

В категориях: Политика, экономика, технология


Николас Томас Райт, Иисус и победа Бога

 

Кем был Иисус для окружающего его народа?. Его последователи со временем увидели в нем больше, чем просто пророка. Но они никогда не считали его меньше, чем пророком.

Иисус как «пророк речи» и «пророк-вождь»

По всем Евангелиям разбросана масса изолированных, но весьма показательных высказываний, где Иисус изображается как пророк. Некоторые из них принадлежат самому Иисусу. Едва ли ранние христиане придумали все эти высказывания. Ко времени написания Евангелий Церковь считала Иисуса гораздо больше, чем пророком. Называть его пророком, видимо, казалось богословски рискованным: это словно ставит его на одну доску с другими пророками. Поэтому наверняка эти высказывания отражают аутентичную традицию. Правда, последнее время получила достаточное распространение теория, что Иисус был только учителем афористической мудрости, а «пророческие» элементы евангельского образа созданы ранними христианами.

Прежде чем рассматривать данные высказывания, необходимо кратко остановиться на двух проблемах.

Первое. Был ли Иисус в каком-то смысле «харизматиком» в первоначальном смысле этого слова? К нему собирались толпы. Он был энергичен и интересен. Он предлагал людям новую надежду и новые жизненные ориентиры. Он ощущал, что через него, как через пророков былых дней, действует Дух Божий. Разве этого недостаточно, чтобы считать Иисуса харизматиком? Надо признать, что, при всем глубоком историческом правдоподобии и определенной привлекательности этого описания, категория «харизматик» сама по себе слишком неконкретна. В Палестине I века были «разбойники, пророки и мессии». Их движения можно систематически дифференцировать и классифицировать. Не следует валить их в одну кучу.

Второе. Обсуждая Иисуса как пророка, ученые очень часто сосредотачиваются на следующем вопросе: считали ли его (и считал ли он себя) «Пророком», т. е. пророком, предсказанным Моисеем в Втор 18:18-19 и предназначенным стать новым избавителем? Насколько можно судить, ожидание этого Пророка было одним из вариантов мессианских чаяний. Основное свидетельство тому, что Иисуса считали Пророком, предсказанным во Втор 18, мы находим не у синоптиков, а в Евангелии от Иоанна и Деяниях: Ин 1:21; 6:14; 7:40; Деян 3:22[75]. Особых причин сомневаться в достоверности этих сведений нет. И вполне может быть, что среди общей сумятицы разные люди имели разное представление об Иисусе и смысле его движения. Понимание Иисуса как «Пророка» - лишь одно из существовавших пониманий его личности. Однако основные релевантные свидетельства не указывают, на то, что в Иисусе видели «Пророка» из Втор 18.

Я бы сказал, что Иисус считал себя не каким-то конкретным пророком (словно влез в готовую туфлю), а пророком вообще, подобно былым пророкам, являвшимся Израилю со словом от его Бога, предупреждавших о скорых и опасных последствиях избранного пути и звавших на путь новый и иной. На мой взгляд, так же воспринимали Иисуса и окружающие. Первоначальное впечатление, которое Иисус производил на слушателей, состояло не в том, что он объявляет себя какой-то конкретной фигурой, относительно которой у них есть определенные ожидания. Иисус возвещал пророческую Весть, подобно «пророкам речи», и создавал движение обновления, подобно «пророкам-вождям». Сильно походя в этом смысле на Иоанна Крестителя, он в еще большей степени олицетворял эти качества.

Был ли Иисус в каком-то смысле «сапиенциальным пророком»? Крайне маловероятно, что он принадлежал к одной из сект. Попытки сделать из него фарисея или ессея оказались неубедительными. Тем не менее, манера и во многом содержание его проповеди напоминают характеристику «сапиенциальных пророков». Насколько можно судить, истолкование Писания (особенно Пророков) играло для Иисуса большую роль. Именно на основании Писания он предупреждал, что над Израилем и его правителями нависла опасность. Кроме того, как видно из описаний молитвенного и визионерского опыта Иисуса, его считали человеком, который, подобно благочестивым ессеям, может обладать даром пророчества.

Поразительно, как часто исследователи игнорируют пророческий аспект деятельности Иисуса. Поэтому я in extenso приведу релевантные тексты и снабжу их краткими комментариями.

Иисус сказал: «Не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем».

В ответ на вопрос Иисуса: «За кого почитают меня люди?», ученики отвечают: «За Иоанна Крестителя, другие же - за Илию, а иные - за одного из пророков». Хотя Иисус задает дальнейший вопрос, из перечня видно, что он считал этот ответ не неправильным, но лишь первым уровнем истинного понимания.

Описывая вход в Иерусалим, Матфей желает подчеркнуть, что Иисус входит в него как Мессия, и вставляет такую сцену: жители Иерусалима спрашивают: «Кто сей?», паломники же отвечают: «Сей есть Иисус, пророк из Назарета Галилейского».

После притчи о злых виноградарях, где Иисус выступает в качестве последнего из пророков, Матфей замечает, что желавшие арестовать Иисуса побоялись народа, «потому что его почитали за пророка».

Когда Ирод слышит об Иисусе и его делах, он сначала думает, что воскрес Иоанн Креститель. Другие же из его окружения полагают, что это Илия или один из других прежних пророков.

Когда Иисус воскрешает сына вдовы в Наине, толпа не думает, что Иисус -Мессия или Сын Божий. (Чего, казалось бы, следует ожидать, если этот рассказ был состряпан сторонниками поздней христологии!) Люди говорят: «Великий пророк восстал между нами».

Фарисей, видя, как «грешница» щедро умащает Иисуса благовониями, думает: «Если бы он был пророк, то знал бы...». Иными словами, инцидент заставляет усомниться в том, что Иисус действительно пророк, за которого себя выдает. Иисус же своей репликой показывает: он знает все не только о женщине, но и о самом фарисее. Таким образом, Иисус действительно пророк.

Когда Иисуса предупреждают, что Ирод хочет его убить, он велит передать «этой лисице»: не бывает такого, чтобы пророка убили не в Иерусалиме. Здесь он принимает не только роль, но и судьбу пророка.

К вышеупомянутым речениям можно добавить часть материала в Ин. Самарянка говорит Иисусу: «Вижу, что ты пророк». Власти не верят, что Иисус пророк, ибо «из Галилеи не приходит пророк». Исцеленный слепой говорит об Иисусе: «Это пророк».

Охранники, издеваясь над Иисусом, бьют его и предлагают проречь, кто его ударил. Это имеет смысл только в одном случае: если известно, что Иисуса считают пророком и обвиняют в лжепророчестве.

Когда идущих в Эммаус учеников спрашивают, почему они печалятся, они заговаривают об Иисусе, «который был пророк, сильный в деле и слове». Независимо от исторической достоверности данного рассказа, он явно не придуман в интересах поздней христологии.

Количество свидетельств внушительно. Если принять традиционную концепцию евангельских источников, то можно сказать, что свидетельства отражены:

· в материалах тройной традиции;

· в особом материале Матфея;

· в особом материале Луки;

· в материале Иоанна.

Вне Евангелий во всем Новом Завете ничто, за исключением Деян 3:22, не указывает на то, что Иисус был пророком.

Возникает впечатление, что ранняя Церковь, осмысливая образ и деятельность Иисуса, быстро оставила категорию «пророка» позади. Единственной альтернативой может быть такая гипотеза: Иисус не считал себя пророком, не считали его пророком и первые последователи; вскоре после распятия ряд раннехристианских общин пришел к пониманию Иисуса именно как пророка; это их понимание отразилось в известных нам евангельских текстах; при этом концепция «Иисус-пророк» оказалась недолговечной. Однако, на мой взгляд, эта гипотеза абсолютно неправдоподобна. Намного вероятнее, что перед нами достоверная традиция, сохранившаяся вопреки некоторым существовавшим в ранней Церкви тенденциям. Напомним: хотя тема Моисея как прообраза Иисуса в Евангелиях встречается довольно часто, на «пророка, подобного Моисею», аллюзий почти нет. Поэтому я считаю целесообразным начинать изучение публичной деятельности Иисуса именно с его пророческой деятельности.

В Евангелиях многое указывает на то, что Иисус в своем служении брал за образец не кого-то одного, а целый ряд ветхозаветных пророков.

· Михей, сын Иемвлая (3 Цар 22). Евангельские аллюзии на одинокую фигуру этого великого пророка производят очень большое впечатление. Михея, сына Иемвлая, спросили об исходе грядущей войны. В ответ он предсказал гибель израильского царя Ахава, сказав: «Я вижу всех израильтян, рассеянных по горам, как овец, у которых нет пастыря». Иисус смотрит на людские толпы и чувствует жалость к ним, ибо они напомнили ему овец без пастыря.

· Иезекииль. Подобно Иезекиилю, Иисус предрекает, что Шехина покинет Храм, предоставив его, незащищенного, своей судьбе.

· Иеремия. Подобно Иеремии, Иисус, выступая от лица Бога Израилева, постоянно рискует быть объявленным предателем израильских национальных чаяний. Этот мотив важен для понимания акции Иисуса в Храме и последующей сцены «суда»: Иисус предсказал разрушение Храма, и его судят отчасти именно как лжепророка[94].

· Иона. Своим ранним критикам и вопрошателям Иисус указывает на знамение пророка Ионы. Иону проглатывает большая рыба, а затем он предсказывает грядущее осуждение Ниневии. Иисус также предсказывает - Израилю - наступление суда. Весть Иисусова должна подтвердиться аналогичным знамением.

· Амос. Амос проповедует, что день ГОСПОДЕНЬ будет не таким, как ждут: тьмой, а не светом. Здесь хорошо заметны параллели с евангельским материалом. Иисус также говорит, что наступление дня ГОСПОДНЯ будет иным, чем думают. Он предупреждает о суде над народом Божьим - кульминации суда над всеми народами. (Отметим: Иисус при этом использует те места у пророков, которые говорят о вавилонянах как орудии возмездия Иерусалиму и о последующем возмездии самому Вавилону.)

· Илия, Более всего Иисус, видимо, перекликается с пророком Илией. Анализируя источники, мы видим любопытную картину. Все три синоптических Евангелия (возможно, вместе с ними и вся ранняя Церковь) считают Иоанна Крестителя в каком-то смысле Илией redivivus. Это не мешает им изображать действия Иисуса весьма похожими на действия Илии. Евангелисты показывают, что ученики видят эту типологию и даже ориентируются в своем поведении на соответствующие ветхозаветные истории. Согласно Лк, сам Иисус, разъясняя характер собственной деятельности, использовал образы Илии и Елисея. Крайне маловероятно, что ранняя Церковь, считавшая Иисуса Мессией, а Иоанна Крестителя - Илией, создала эту типологию из ничего. Между тем, хотя сам Иоанн, видимо, видел в Иисусе нового Илию, Иисус ответил ему тем же. Таким образом, перед нами одновременно параллель и различие. Деятельность Иисуса настолько похожа на деятельность Илии, что их легко спутать. Подобно Илии, Иисус возвещает народу ГОСПОДНЮ, что Бог придет к ним во гневе. Однако полной идентичности нет. Иисусова Весть о наступлении Царства - одно из его отличий от Илии.

Из вышесказанного ясно: Иисус считал себя преемником великих ветхозаветных пророков, череда которых достигла кульминации в Иоанне Крестителе, чья деятельность подготовила почву для его собственной. Иисус не был пророком-одиночкой, но, несомненно, был «пророком речи». Именно так воспринимали его современники. Подобно Илии и Иеремии, Иисус возвещал Весть от Бога Израилева, сопровождая проповедь символическими действиями. Он говорил людям, что избранный ими путь безумен, и призывал их изменить жизнь. Он призывал серьезно отнестись к последствиям своего поведения. В историческом плане мы здесь стоим на твердой почве. И картина выявляется поразительная:

Иоанн Креститель учил, что недостаточно быть физическим потомком Авраама. Он также обличал властителя Ирода.

Илия в одиночку противостоял пророкам Ваала и нечестивому царю Ахаву.

Иеремия возвестил гибель Храму и народу - вопреки царю, жрецам и придворным пророкам.

Все эти пророки имели последователей, но в политическом плане были одиночками. Всех их обвиняли в нарушении статус-кво. И когда люди «видели» в Иисусе пророка, они имели в виду именно эту Его роль.

Николас Томас Райт, Иисус и победа Бога

Мир в Боге

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: