России нужно много высокообразованных людей

В категориях: События и вести

ВАСЬКИН Е. В., доктор экономических наук

 

России нужно много умных, любящих свою страну людей с хорошим образованием, с широким кругозором, с инновационным мышлением, с организаторскими способностями. Для нас — это вопрос динамики развития страны, эффективности управления, модернизации, конкурентоспособности России. К сожалению, есть мнение, что России не нужно столько людей с высшим образованием, особенно юристов и экономистов, что нужно сократить количество вузов.

Это мнение весьма спорно. Ведь чем больше специалистов, тем лучше для страны. Да, не все выпускники находят работу по специальности, но так во всем мире. Значит, им нужно искать себя в другом деле. В Японии готовятся предложения о всеобщем высшем образовании молодежи. Широкий кругозор и высшее образование позволяют быстрее освоить прогрессирующую технику, стать квалифицированным рабочим с хорошей зарплатой.

Уже в ближайшем будущем профессии станут более универсальными, когда специалист вынужден отслеживать тенденции и в своей сфере производства, и в мировых процессах, овладевать междисциплинарным образованием. Наш мир технологически сложен, и практически любая деятельность требует смежных или дополнительных знаний. Сегодня востребованный специалист тот, «кто знает кое-что обо всем и все о чем-нибудь».

Формирует ли российская система образования такой тип специалиста? Можно с уверенностью утверждать, что пока нет. Между тем, сегодняшнему студенту, завтрашнему выпускнику надо хорошо представлять, в какой мир, в какие условия он придет для самостоятельной работы.

Мировая экономика находится в процессе нейтрализации проблем, которые принес кризис. Прогнозы по экономическому росту в Европе и США ухудшаются. Эксперты предсказывают неизбежность провала идеи еврозоны, обрушение евро и даже краха доллара. Формируется новый миропорядок, меняется архитектура безопасности и сотрудничества, идет процесс формирования механизмов и принципов глобального управления, финансового и экономического обновления мировой экономики, глобального разделения труда, опережающими темпами растут нематериальные активы.

В современном мире главная угроза безопасности исходит не от сильных государств, а от несостоявшихся, от тех, где не удалось создать дееспособное цивилизованное общество, или от тех государств, с которыми не получилось наладить какие-то разумные отношения.

Сегодня на первое место выходит сотрудничество по созданию нового глобального политико-экономического порядка.

Мир стремительно вооружается, мировой спрос на оружие постоянно растет. В ближайшем будущем космос может стать новой ареной гонки вооружений, возможного применения силы и даже террористических актов. Сейчас там летает 780 космических аппаратов, через 5 лет их будет свыше тысячи. США уже приступили к созданию глобальной системы аэрокосмической обороны.

В новой Стратегической концепции НАТО киберпространство считается таким же потенциальным театром военных действий, как и другое поле сражений. К сожалению, хотим мы того или нет, но роль фактора силы в обозримой перспективе будет возрастать. Основными причинами сохранения военных угроз, возникновения вооруженных конфликтов и войн являются социальные, политические, экономические, территориальные, религиозные, национально-этнические и другие противоречия. Главная опасность в будущем — это конкурентная борьба за энергетические ресурсы и прежде всего за нефть. Нефть теперь — это своего рода кровь в артериях политики ведущих держав. Богатые минеральными ресурсами центрально-азиатские регионы рано или поздно станут объектом еще более острого, чем сегодня, соперничества сильных держав и экономических блоков.

В эру глобализации политическая зависимость государств заменяется экономической взаимозависимостью. Глобализация сужает суверенитет государства, политику, экономику, меняет его функции. Она является новой формой власти, охватывающей и экономику, и политику, и культуру. Важнейшей чертой нового этапа в развитии мира становится его транснациональность. Большая часть богатств мира принадлежит 150-ти транснациональным компаниям. Они формируют собственную экономическую стратегию.

Вот почему по мере того как глобальный бизнес стирает границы, а рынки труда становятся более однородными, образование превращается в ключевой фактор, определяющий потенциал страны и ее экономическое развитие.

Теряет значение классическое понимание термина «империя». Империя сегодня — это уже не контроль над территорией, а это экономические связи, это политическая зависимость. В современную империю постепенно превращается Китай. Многие страны Пекин стремится как можно крепче привязать к себе, он формирует в них механизмы и институты взаимодействия во всех сферах сотрудничества. Китай контролирует уже 40 процентов нефтяного и газового сектора Казахстана и выступает крупнейшим торговым партнером и инвестором почти во всех странах Центральной Азии, постепенно внедряется на территорию Украины и Молдавии. Он уже давно работает в Африке. Сейчас семь из десяти крупнейших портов мира — китайские.

Можно смело прогнозировать, что центр мировой экономики и облик будущего будет перемещаться в Азиатско-Тихоокеанский регион. Он берет на себя роль, которую на протяжении пяти последних столетий исполняла Европа. Китай постепенно превращается во вторую сверхдержаву современного мира.

Для России сотрудничество с этим динамично развивающимся регионом чрезвычайно важно. Обладая большим рынком, он открывает для нас возможности модернизации экономики, наращивание экспортного капитала, объемы получаемых инвестиций, создание совместных предприятий, встраивание России в интеграционные цепочки в регионе. Доля инвестиций из АТР в РФ до начала кризиса, в 2008 году, составляла 5,8 процента от общего объема инвестиций в российскую экономику, а в 2010 году — уже 21 процент.

Это еще важно и потому, что наша экономика «завязана» на Европу, 60 процентов нашей внешней торговли зависит от спроса на энергоносители со стороны государств Евросоюза, а это ловушка для России.

Тем не менее идет сближение России и стран ЕС. Европейский Союз больше не видит в России угрозу для себя. Последние события на Ближнем Востоке и в Северной Африке заставили взглянуть на Россию как на надежного и предсказуемого партнера в сфере стратегической безопасности.

Россия и Евросоюз находятся в стадии рассмотрения вопроса по конкретным политическим, социальным и экономическим проектам, которые они могут предложить друг другу в целях модернизации. На уровне германо-российского партнерства есть хорошие примеры, считает член комитета по международным делам Бундестага ФРГ Ф. Тённес. Есть пример успешной деятельности российско-германского энергетического агентства. Развивается партнерство между «РЖД» и «Дойче Банк», подписан договор о новых поставках локомотивов, есть соглашение о подготовке молодых специалистов. Много хороших примеров сотрудничества в сфере образования. А в сфере здравоохранения действует совместная рабочая группа, которая занимается демографией и биотехнологиями по общим проектам сотрудничества.

Решено создать совместные группы, которые разрабатывали бы в гражданском и экономическом праве общие стандарты. В опросе, проведенном осенью прошлого года, 87 процентов немецких респондентов верят в хорошие экономические перспективы России. Более того, они хотят инвестировать значительные средства в развитие российской экономики. Однако, как многие считают, бизнесу в России нелегко — мешают бюрократия и коррупция. Это самые большие препятствия.

Россия рассматривается как возможный перспективный рынок и даже как возможный мотор, который поможет ускорению европейской экономики, особенно после того, как уже в 2010 году возобновился импорт в Россию товаров из стран ЕС. С этого года можно говорить о возобновлении интереса к России и как к рынку инвестиций.

Все более важную роль в мире играет религиозный фактор. Христианство, буддизм и другие религии активно завоевывают сердца и умы населения. Но опережающими темпами наступает ислам. В разных территориях России (кроме Северного Кавказа) последователи ислама составляют, по данным журнала «Русский репортер», от 10 до 45 процентов населения. В Москве, по разным оценкам, живет 2—2,5 миллиона приверженцев ислама, в Санкт-Петербурге их насчитывается от 600 до 800 тысяч. В России около 5 тысяч действующих мечетей. Только в одном Дагестане их 2,5 тысячи.

Россияне больше других озабочены проблемой исламистского экстремизма. Большой головной болью является Северный Кавказ, откуда постоянно поступают известия о новых актах терроризма. Терроризм на Северном Кавказе, да и не только там, это суверенизация радикального ислама. Я подчеркиваю: не ислама правильных духовных ориентиров, а религиозного экстремизма.

Противостоять этому противнику надо не только силой оружия, но и борьбой за души людей, за отстаивание традиционных ценностей.

Миграция становится все более актуальной темой для всего мира и России. Теперь это слово потеряло значение, которое оно имело раньше. Мир сегодня — это глобальная общность людей. Передвижение населения будет возрастать, его невозможно остановить. С этим надо считаться. Уже сегодня более 20 процентов живущих в Швейцарии — иностранцы.

Миграция есть важный источник пополнения трудовых ресурсов страны, она является одним из факторов развития экономики. «Миграция не нужна обществу, она нужна экономике, а это совсем разные вещи», — считает Н. Мкртчян (ВШЭ).

Для России отношение к миграции особенно важно в связи с нарастанием проблемы, связанной с демографическим спадом. Как считают эксперты РАН, к 2025 году численность занятых россиян в трудоспособном возрасте уменьшится на 18,5—21 процент. А согласно прогнозам РСПП, трудоспособное население упадет в одних отраслях на 50 процентов, в других — на 60, а в некоторых на 80 процентов.

Нужна нормальная миграционная политика, квалификационные требования к мигранту, чтобы определить, сколько, когда и для каких сфер и проектов нам нужно рабочих, специалистов, научных работников. Стихия в миграции — это игра с огнем для страны.

История пережила несколько волн трудовой миграции.

Первая — это миграция неквалифицированной рабочей силы, вторая волна — миграция квалифицированной рабочей силы, третья — миграция интеллекта, мозгов. Интеллект становится ключевой производительной силой, основным трудовым ресурсом. Начался интенсивный процесс по подбору по всему миру не только крупных ученых, но и перспективных выпускников вузов. Возможность контролировать интеллектуальный ресурс в значительной степени определяет экономическую мощь того или иного государства. Привлечение зарубежного интеллекта — это экономия значительных средств на подготовку образованных специалистов.

Государства, широко использующие приток блестящих умов из-за рубежа, получают возможность выбирать лучших, затрачивать меньше средств на обучение посредственности, отслеживать новейшие достижения и состояние в научной сфере других стран и на этой основе наращивать свой научный и технологический потенциал, увеличивая разрыв в уровне развития технологий без дополнительных денежных ресурсов.

Потеря человеческого интеллектуального потенциала — это серьезная угроза внутреннего фактора развития страны. При отсутствии собственной науки и образования, без определенного уровня знаний невозможно воспринимать и претворять те идеи, которые предоставляет импортный интеллектуал.

Россию сегодня одновременно накрывают все три волны миграции. По данным Всемирного банка, у нас проживает 12,2 миллиона мигрантов, что составляет 8,6 процента от населения. По данным Федеральной миграционной службы России, у нас находится 9 миллионов мигрантов.

Основной их поставщик в Россию — Центральная Азия. Большинство — люди с отличным от русских менталитетом и культурой. Они активно внедряются и объединяются в новых местах проживания, начинают чувствовать себя хозяевами, повышают цену своих услуг, осложняют и без того непростую криминогенную обстановку в стране, вытесняют коренных граждан с рынка труда, увеличивая уровень безработицы среди местных жителей. Мигранты сокращают и емкость потребительского рынка за счет перевода больших средств к себе на родину. По некоторым данным — это свыше 200 миллиардов рублей в год.

В то же время доминирующее население тоже должно в какой-то мере приспосабливаться к фактору миграции, учиться быть согражданами, соседями. Поэтому думать, что принимающее большинство не должно меняться — это утопия. Надо научиться работать с мигрантами, создавать условия для их ассимиляции через решение правовых и социальных проблем.

Хочу остановиться еще на одном виде миграции — представителей науки, культуры и студентов. Образование без границ давно стало общемировой тенденцией. Высшее образование — ценный товар на рынке. Мир идет к унификации стандартов высшего образования.

Квоты на научные кадры, которые нужно привлечь из других стран, стали частью стратегических доктрин. Евросоюз готов принять полмиллиона специалистов, США — 300 тысяч, Япония — 230 тысяч. За рубежом при научных центрах работают скаутские команды, которые ищут по всему миру перспективных исследователей. Считается, что талантливый ученый обычно создает добавочную стоимость в объеме, втрое превышающем расходы на оплату его труда. К тому же подготовка высококвалифицированного специалиста — это 250—400 тысяч долларов плюс несколько лет практики. Подготовленного специалиста, ученого страна теряет бесплатно и, как правило, навсегда.

По самым скромным оценкам, из нашей страны за последнее десятилетие уехали 200 тысяч ученых. Только на создании «Боинга» трудятся 1400 российских специалистов. За счет этого Россия потеряла тысячи технологий. Уезжают в основном не по политическим, а по экономическим мотивам. Эмигрируют в страну, где можно использовать свой потенциал, где есть возможность для самореализации. В последние годы волна миграции перекинулась на Китай. Из России в эту страну уезжают не только бизнесмены, но и пенсионеры, и студенты, так как там жить легче.

Молодые российские ученые получают ясный сигнал, что настоящая наука на Западе (ведь для исследований нужны большие деньги, дорогая и сложная техника), что английский язык — это язык науки, русский язык вытесняется из этой сферы. Российские ученые стараются публиковаться в западных англоязычных журналах, а то, что там не примут, публиковать в российских двуязычных журналах, тем самым понижая уровень наших изданий. Чтобы проникнуть в труднодоступные для нас западные журналы, российские ученые вынуждены прибегать к помощи фиктивных западных соавторов, тем самым передавая им часть авторских прав и интеллектуальной собственности.

Ученых и специалистов поддерживают потоки студенческих миграций. Едут учиться в основном в Англию, Германию, США, Францию, Италию. Увеличивается численность иностранных студентов в Китае. В 2002 году в США создана специальная федеральная служба, занимающаяся проблемами набора иностранных студентов. Еще ранее аналогичные структуры были созданы в Англии, Германии и Франции.

Растет политическое и духовное сознание населения, меняются взгляды на жизнь, на систему ценностей и жизненные приоритеты. Меняется логика отношений человека и власти. Идет процесс установления гражданских институтов.

Происходит трансформация содержания экономического роста в сторону качественных характеристик. В международных оценках показатели абсолютного размера ВВП и ВВП на душу населения не будут больше играть доминирующую роль. Размер экономики не главное, важно, насколько человек доволен жизнью. ОЭСР разработало индекс измерения качества жизни, который включает 11 индикаторов качества жизни. Это жилищные условия, доходы, занятость, образование, экология, здоровье, эффективность управления, общественная жизнь, безопасность, удовлетворенность условиями жизни, баланс между рабочим временем и досугом. Исследование, проведенное в 34 странах — членах ОЭСР, показало, что лучшая для жизни страна — Австралия, худшая — Турция. В первой десятке также Канада, Швеция, Новая Зеландия, Норвегия, Дания, США, Швейцария, Финляндия и Нидерланды. В последней — Мексика, Чили, Эстония, Португалия, Болгария, Греция, Корея, Польша.

Мы живем в информационном пространстве, и зависимость общества от информации становится сильнее с каждым днем. Качество информационного поля влияет на качество человеческого капитала. Интернет и социальные сети — это феноменальный вклад в цивилизацию XXI века. Открытое информационное пространство оказывает влияние на многие процессы, происходящие в мире.

Перевороты, которые произошли в странах арабского мира, и беспорядки в Англии случились во многом благодаря Интернету. Люди выходили на улицы, не имея реального лидера или общественного движения. Все, что ими двигало, — электронные СМИ и отсутствие границ в интернет-пространстве. Мы столкнулись с неизвестным ранее феноменом электронного общества. Теперь появилась сила, перед которой сложно устоять, — Интернет. Социальные сети обеспечивают возможности для быстрого доступа к широкой аудитории и тесному контакту.

«Появление разноплановых социальных сетей создает иную структуру гражданского общества, — говорится в докладе Общественной палаты РФ (2011 год) о состоянии гражданского общества, — с мгновенным обменом информацией, быстрым, во много раз превышающим скорость государственного реагирования на вызовы, события и катастрофы. Причем реакция на информацию может быть как положительной, так и отрицательной».

Интернет становится большой организующей, мобилизующей и разрушительной силой. Мы должны понимать, что виртуальный мир стал новым идеологическим полем для масс, публичной площадкой, стратегией и тактикой их действий. Для лучшего понимания своего народа и эффективного взаимодействия с населением госаппарат должен регулярно общаться с аудиторией через социальные сети, улучшать способы взаимодействия с сообществом, быстрее реагировать и больше транслировать нужную информацию, привлекая для этой цели лучшие умы и авторитеты.

Нарастает тенденция к уменьшению количества языков в мире. По прогнозам лингвистов, через 100 лет вместо существующих ныне семи тысяч языков на планете останется не более 600. Многие языки не выдержат груза глобализации, в том числе так называемые мировые — испанский, немецкий, арабский, французский и русский. Постепенно они будут превращаться в местные языки. Языков станет меньше, потому что большинство людей не захотят на них говорить. Они будут говорить на языках, которые им дают больше возможностей самовыражения, профессионального роста и карьеры, да и просто материального благополучия.

Переход России на глобальную постиндустриальную модель, всестороннюю модернизацию политической и социально-экономической жизни страны требует качественно нового взгляда и новых действий. Сценарий развития современной России формируется как система вызовов и ответов. А мировое развитие предъявляет сложные требования и к подготовке современных кадров.

Сегодня образование стоит перед вызовом. Суть его — в необходимости формирования нового типа мышления, нового понимания человеком своего места в истории, обществе и мире. Возникла новая ситуация, которая характеризуется глобальностью и которая прямо ставит человека перед лицом всего мира и истории, даже тогда, когда он этого не понимает.

Наши новые проблемы и новые возможности мы сможем решить только через новые подходы к ним, привлекая квалифицированное молодое поколение, получившее качественное образование, умеющее выявить возникающие вопросы и оценить тенденции происходящих перемен.

Нам надо обеспечить привилегированное положение молодым талантливым лидерам, сформировавшимся в условиях глобализации и открытости информационного пространства, получившим современное образование. От них во многом будет зависеть не только оптимистический сценарий развития России, но и новый облик планетарного устройства.

Ответить на вопросы, которые ставит время больших перемен, беспрецедентных по быстроте и масштабам, осмыслить в этом роль образования, роль личности как держателя и пополнения интеллектуального потенциала России, вот наша задача.

 

Стратегия России, №12, Ноябрь 2011

Мир в Боге

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: