Вальдемар Цорн – служитель Божий

В категориях: Спаси и сохрани


- Дорогой Вальдемар, разреши тебя поздравить с юбилеем!

- Спасибо, Петр!

- С тобой и твоей семьей я знаком давно. Твое отношение к Богу, семье, служению в церкви и работе в христианской миссии «Свет на Востоке» достойно подражания. Ты надежный человек и верный друг. Говорю об этом искренне. Очень ценю тебя и уважаю. Я рад тому, что именно мне предоставилась возможность задать тебе несколько вопросов. Не так давно мой сын поделился со мной тем, что уступил место в трамвае одному «пожилому» человеку, которому было лет пятьдесятЯ-шестьдесят. Скажи, пожалуйста (ты уже человек пожилой): шестьдесят лет – это много?

- «Пожилой» – термин по отношению к кому-нибудь постороннему. Я твоего сына понимаю. Мне было пятьдесят лет, когда я написал книгу «Листая памяти страницы». Так вот, в одном из рассказов я написал, что к нам в гости пришел однажды пожилой человек... А этому пожилому человеку в то время было 58! Сам я себя пожилым не чувствую. Хотя возраст осознаю.

- Каким было твое детство?

- Чем старше становишься, тем чаще и ярче вспоминаешь детство. Например. Весна. Снег сошел. В «лягах», так мы называли лощины, собралась талая вода, прозрачная, глубокая, и покрыла озимые. Зрелище потрясающее: чистая вода, как в озере, и все вокруг (и сама вода) зеленое, свежее. Так мы (два брата и кузен) в эту воду – купаться. Замерзли, посинели, дрожим всем телом. Мать увидела – и в панику. Посадила нас к стенке нашей землянки, в которой мы жили, на солнышке – прогреваться. Птицы поют, а от стены такое приятное тепло по телу (голышом сидим) разливается.

Детство мое закончилось, когда в наш дом ворвались люди с пистолетами и арестовали отца. Потому что проповедником был. Весь дом перевернули. Я стал сыном врага народа...

- А что скажешь о юности?

- Я был студентом, членом команды КВН. Хорошая пора. В юности я уверовал. Все стало таким ярким, красочным...

- Кем ты хотел стать? О чем мечтал в те далекие годы?

- В раннем детстве – не помню. Позже – историком, археологом, геологом. А мечтал о путешествиях и... книгах. Мне наша сельская библиотека казалась очень бедной.

- Ты родился в Советском Союзе, в социалистической стране, стране господствующего атеизма. Как ты воспринимал эту идеологию «светлого будущего»?

- Сколько себя помню, был антикоммунистом. Душа никогда не принимала этой идеологии. Даже тогда, когда я был неверующим (я уверовал в 20 лет), я считал, что общественный строй, основанный на лжи и лицемерии, на подавлении свободы (не говори, не читай, не слушай, не выезжай...), не может быть верным. Я очень рано почувствовал, что принцип равенства не работает, что должен быть другой принцип, суррогатом которого этот, социалистический, являлся. К сожалению, я очень поздно понял, что этот принцип – принцип единства, который дает Христос, Его Церковь. Поэтому уверовал лишь в 20. В моей характеристике (еще неверующего) после окончания техникума стояло: ведет гнилые рассуждения, требует над собой контроль. (Смеется.)

- Твои родители... Кем они были? Довольны ли были сыном Володей?

- Я родился в Сибири. В селе Сереброполь. До войны – Зильберфельд (Серебряное Поле). Отец преподавал в школе механизации, мать окончила педагогический техникум (на немецком языке), но война... Родители верующие. Отец был проповедником у братских меннонитов. Умер в 1975 году в Киргизии. Мать живет в Германии, у моей сестры. Впервые она подала документы на выезд в Германию в 1956 году. Выехала в 1988 году.

Довольны мной родители были не всегда. Уверен в этом. Но я всегда был уверен и в том, что они меня любят. Любят таким, какой я есть. В этом я никогда не сомневался.

- Кто непосредственно повлиял на твое духовное формирование?

- В первую очередь родители. И мой старший брат Андрей. После – Андрей Христофорович Штоль. Он стал для меня тем, кого сейчас ментором называют. После каждого собрания мы обсуждали проповеди, он критиковал мои, объяснял свои...

- Когда ты осознанно покаялся в своих грехах перед Богом?

- Это было в январе 1970 года. То есть сорок лет назад. Мой приход к Богу был процессом. Но процессом, закончившимся событием. Это был радикальный поворот.

- Когда пришло осознание того, что ты – служитель Божий?

- Я посвятил свою жизнь Богу сразу после покаяния. А посвящение подразумевает служение. Я всегда стремился что-то сделать для Бога. А осознание того, что истинное служение Богу возможно только тогда, когда Бог тобой пользуется, пришло позже, лет через семь после покаяния. Я убедился в том, что есть разница между тем, чтобы делать что-то для Бога, и тем, что Бог делает через тебя. Одно – религия, другое – Евангелие, то есть действие Духа Святого в нас и Божьей благодати в нас и через нас. Это осознание перевернуло всю мою дальнейшую жизнь. Произошло это где-то в конце семидесятых годов.

- Ты уже был женат?

- Да, я был уже женат.

- Как и где ты познакомился со своей будущей женой?

– В церкви, в селе Романовка, в Киргизии. Это было в 1969 году. Я был свидетелем ее покаяния. Хотя сам тогда был еще необращенным. Позже мы вместе принимали крещение. Долго переписывались (пока служил в армии). У нас и сейчас, после 37 лет совместной жизни, нет ничего, чего бы мы не делали вместе.

- Поддерживала ли она тебя в служении? Если да, то в чем конкретно проявлялась ее поддержка?

– Она осознавала, что выходит замуж за проповедника. Что само по себе в те коммунистические времена значило очень многое. С самого начала Эльвира – мой друг. Она поддерживала меня во всем, разделяла со мной трудности подпольной деятельности, евангелизационного и церковного служения. Но самое главное: мы оба посвящены миссии – делу благовествования.

- Муж и отец постоянно в разъездах. Кроме того, регулярные встречи, общения, душепопечительские беседы с людьми. Оставалось ли время на семью?

- Если бы я был человеком неверующим, то сказал бы, что для меня семья значит все. А теперь у меня приоритеты расставлены так: Господь, семья, служение, церковь (поместная). И хотя времени на семью оставалось и остается не так много, как хотелось бы, однако наша семья очень дружная, отношения очень открытые и активные. Помню такой случай. Стою в коридоре и обнимаю жену. Рядом чемодан. Входит старшая дочь и спрашивает: «Папа, ты уезжаешь или приезжаешь?» Это заставило меня серьезно задуматься.

- Что ты можешь сказать о ваших детях? Они унаследовали вашу веру?

- Все дети, а их у нас шестеро, верующие. Бог явил нам особую милость. Несмотря на то что мы работаем и практически живем в другой культуре (дети наши – немцы, по-русски почти не говорят), они открыли для себя Божий мир. Бог им открылся. Это – наше большое счастье.

- Если бы твоя жена была против совершаемого тобой служения, как бы ты поступил?

- Не могу себе этого представить. Но если чисто теоретически... Я бы посвятил все свое время жене, детям, видел бы в этом мое призвание, мое «духовное» служение – и ситуация бы изменилась, думаю.

- Можешь ли ты вспомнить самое яркое событие в твоей жизни?

- Таких событий было много. В разных областях жизни. Первое осознание греха. Первая любовь. Слова Эльвиры: «Я люблю тебя, Володя!» Обращение к Богу. Чудеса, которые пришлось переживать в жизни. Самые настоящие. Не так давно я видел сон. Были у меня некоторые переживания, и я не мог уснуть. Потом все-таки уснул под утро и «попал» в теплое, оранжево-светлое присутствие. Иначе не могу это описать. Я понимаю, что я в присутствии Бога. И вдруг слышу голос: «Вальдемар! Ну что ты переживаешь? Я же дал тебе право проповедовать Евангелие!» Я понимал во сне, что слышу голос Бога. И я проснулся. Ты о таком событии спрашиваешь?

- Да, о таком. А были ли ошибки, которые хотелось бы исправить?

- Да! И очень много. Особенно больно мне, что перед смертью отца не попросил его благословить меня и мою семью.

- Ты любишь читать?

- Да, люблю. Очень люблю исторические и приключенческие книги. Люблю детских писателей и хороших поэтов. По характеру я – романтик, поэтому люблю романтическую литературу. Из христианских – Николая Водневского, Джеко Кавано, из поэтов – Веру Кушнир, Юрия Каминского. Из молодых писателей – Виктора Ахтерова. Мы издали его первую детскую книгу «Двенадцать приключений в Старице». Читаю все выходящие в свет книги Джона Гришема и почти каждую книгу из серии «Ридерз Дайджест» (на немецком языке). Люблю читать биографии простых людей, оказавших в свое время большое влияние на общество. (Например, недавно прочел биографию основателя нашей миссии Якова Крекера. Очень полезно и интересно.) Я люблю книги, уже один запах новых книг вызывает во мне «аппетит».

- Кто твои библейские герои?

- В первую очередь – апостол Павел.

- Любимый библейский текст.

- Их два: Рим. 8:31–39 и Евр. 10:14.

- О ком или о чем чаще всего молишься?

- О семье: детях и их семьях, родителях. О друзьях моих и служении миссии, а также нашей церкви.

- Что ты можешь сказать о твоей работе? То, что ты делаешь, тебе в радость?

- Я не перестаю удивляться, что Господь удостоил меня такой чести: служить Ему в миссии «Свет на Востоке», быть автором статей в журналах «Вера и жизнь» и «Тропинка». Иногда у меня буквально дух захватывает от радости...

Я несу ответственность за всю нашу издательскую деятельность: за издание Библий, Энциклопедии, книг и журналов на разных языках, за миссионерское служение в Украине, России, Болгарии и некоторых других странах. Понимаю свое служение, наряду с личным евангелизмом, как служение вспоможения другим – организациям и миссионерам.

- Говорят, что служители Божьи, как правило, одиноки. Ты согласен с этим?

- Согласен. Но тем ценнее дружба и глубже отношения. Я думаю, что Бог так специально устроил, чтобы служители в первую очередь искали общения с Ним.

- Много ли у тебя друзей?

- Да, много. Во многих странах. Есть и очень близкие друзья. Среди них и ты...

- Твое служение в церкви.

- Иногда проповедую, занимаюсь душепопечительством, несу служение одного из пресвитеров нашей Евангельской свободной церкви в Штутгарте.

- Вальдемар, я желаю, чтобы наш Господь и дальше удостаивал тебя чести служить Ему.

Беседу вел

Петр ЛУНИЧКИН,

Санкт-Петербург

Вера ижизнь

Мир в Боге

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: