Бизнес и благотворительность: новый взгляд на старую проблему

В категориях: Движение все – но цель еще лучше


ИГОРЬ СОХАНЬ

 

В западных странах благотворительность называют «черити». Слово «charity» происходит от латинского слова «caritas», произведенное от греческого «agape», что значит «любовь к ближнему». Это, в сущности, простая, обычная любовь к ближнему, желание помочь всякому нуждающемуся, кардинально отличающаяся от других видов любви, как их подразделяли древние греки. Это не любовь-эрос=любовь-страсть, но и не любовь-привычка (сторге) - такую любовь чувствует верный муж к жене после долгих- долгих лет совместной жизни. Однако все равно надо признать, что «charity» - это скорее страсть, это теперь для некоторых почти «настоящий и полноценный Эрос»!

Возможны различные вариации построения философии благотворительности. Например, встать на точку зрения, что помогать не нуждающимся, а самым хорошим, и спасать лучших, деятельных, святых, рассчитывая, что посредством спасения лучших и с их помощью можно будет потом спасти гораздо больше людей, чем наоборот. Вопрос: как определить, кто хороший, кто святой? Кто будет решать? Сколько, наверное, при этом возникнет жульничества и нечестности! Проще, получается, помогать тем, кто очевидно в чем-то жизненно важном нуждается. Так невольно торжествует самый простой подход к благотворительности: помогают самым нуждающимся: детям-сиротам, неизлечимо больным, голодным... Поэтому, наверное, многие бизнесмены, которые привыкли не доверять пустым обещаниям, задумываются, как превратить благотворительность в социально-ориентированное, но прибыльное дело.

Пока не создана наука благотворительности, и не собрана статистика, и не обработаны массивы данных, трудно сказать, кому, где, когда и как лучше помогать. Нет такого критерия. Какое создавать общество: общество социальной справедливости, чтобы нуждающимся помогало государство, спасала церковь, защищала армия и флот или общество, которое поддерживает в первую очередь бизнес, успешного, делового человека, чтобы больше людей сами содержали себя и свою семью, тогда за счет налоговых поступлений государство сможет лучше поддерживать нуждающихся граждан. Но налоги не платят. Хоть и старается какой-то служащий, выступающий от имени государства, собрать налоги с активных бизнесменов, не получается. Прячут. Скрывают. Хитрят. Манипулируют. В законопослушной Англии в 2006 г. треть компаний крупного бизнеса не платила налоги. Платили те, кто не мог удрать, спрятать, скрыть, диверсифицировать, «провести через филиалы», «показать там доходы, где они не облагаются, а расходы там, где вычитаются», так что платили налоги только банки, страховые компании и нефтегазовые, которым больше «деваться некуда».

Назрел конфликт между государством, крупным бизнесом и нуждающимися. Крупный бизнес не платит налоги. Можно, конечно, заставить, но никто не знает, чем это закончится и кому станет лучше, кому хуже? Понятно, что помощью нуждающимися в развитых странах должно заниматься государство, но для этого государство должно аккуратно «копеечка-в-копеечку» собирать налоги со среднего класса, с большинства жителей, которые работают в крупных корпорациях и не могут законным образом уйти от налогообложения. Со среднего класса налоги научились собирать, ну и что? Крупные собственники все равно не платят, выискивают и находят лазейки, скрывают прибыль, а куда девают? Создают благотворительные фонды и тратят деньги на поддержку неимущих в бедных странах. Размеры помощи отсталым странам Африки и Азии порой превосходят бюджеты этих стран. Может, лучше попытаться добиться, чтобы оказалось все наоборот?!

С точки зрения имущих, тех, кто живет в развитых странах то, как живет большинство населения в слаборазвитых странах, тратя два доллара в месяц на жизнь - это позор, это ужасно, но с точки зрения тех, кто живет на два доллара в месяц, все выглядит несколько иначе, потому что никто из них не хочет зарабатывать двадцать тысяч в месяц, скорее вначале попробуют выбить из фонда по три доллара в месяц и то будет хорошо. Система подаяний создала систему попрошайничества. Об этом предупреждал Ницше. Однако другая стратегия тоже не работает. Филантроп и бизнесмен Сорос уже 20 лет пытается поощрять своей личной волей и деловой активностью так называемые «Открытые общества» во всем мире. Не получается. Все ругают филантропа за то, что делает. А может, это значит, что получается? В вопросах благотворительности и социального переустройства трудно оценить, кто внес какой вклад. Историю не перепишешь за один присест.

Причины, по которым бизнесмен оставил прибыльное дело и занялся благотворительностью, могут быть разными. Обычно все они исходят из одного и того же источника и ведут к одной и той же цели. Если цель бизнесмена в начале поприща - прославиться, добиться успеха, проявить себя, он и потом, оставив бизнес, скорее всего, будет продолжать стремиться к тому же и использовать свои многочисленные благодеяния как знак, как символ, как свидетельство избранности, удачливости, величия. Если изначальная цель была сделать какое-то дело, реализовать какой-то проект, чего до сих пор никто не сделал, решить некую за-дачу или организовать фирму, которая производит что-то важное, такой человек может потом остыть к этой цели, найти замену себе, т.е. нанять подходящего управленца-менеджера, а сам переключится на другую деятельность, благотворительную, увидев, что на этом пути открывается гораздо больше возможностей.

Но и тут бизнесмен может поступать по-разному. Может заниматься благотворительным бизнесом сам, а может нанять менеджера. Наука благотворительности находится в зачаточном состоянии и пока не сформирована, не названы и не описаны типы бизнесменов и благотворителей. Этому препятствуют, порою, какие-то посторонние, не научные, юридические сложности и ограничения, потому что не так много успешных бизнесменов занимались серьезной благотворительной деятельностью, и если при анализе ситуации можно использовать любые данные, то для описания приходится оперировать только некоторыми именами: семья Фордов (фонд Форда), Рокфеллеров (фонд Рокфеллеров), Морганы, Гейтсы (фонд Билла и Мелинды Гейтс), Баффеты, Сорос (фонд Сороса), Сергей Брин и Ларри Пейдж (Google.org) - это только несколько всем известных имен. Все остальные, тысячи более мелких благотворителей из разных стран практически «незаметны невооруженным взглядом», потому что не оставили следа в истории благотворительности, и даже если судьба и деяния этих достойных людей заслуживает места в истории и уважения, в научной дискуссии трудно ссылаться на таких людей, а приходится оперировать самыми знаменитыми именами.

Современные демократические общества построены на таких шатких основаниях, что свободное предпринимательство в рамках закона признается благом и приветствуется в большинстве развитых стран, потому что считается, это служит всему обществу. Предприниматели, которые сжигают личную жизнь ради финансовых или производственных успехов, если добиваются своего, приносят пользу всем согражданам. Это - арифметика бизнеса. Но в современном мире возникают очень сложные нюансы, «нерегулярности», которые всегда рано или поздно где-то возникают. Бизнесмены часто стали получать такие сверхприбыли, которые никогда раньше не могли получать устойчиво и закономерно. В XXI в. в бизнесе заработала не простая финансовая арифметика, а высшая алгебра финансов, порою, даже выше высшей алгебры, если так можно сказать, потому что глобализация и высокая прибыльность транснациональных компаний, игра на кросс-курсах валют и налоговых ставках, на самых прибыльных акциях (тем более, если используется коррупция на местах, инсайдерская информация, элементарный подкуп) - все это способно изменить норму прибыли, которая «положена по закону» в отдельной стране. В итоге появились молодые «обязанные только сами себе» успешные бизнесмены с личным капиталом больше 10 млрд долл., что раньше было совершенно невозможно. С другой стороны, давно зреет конфликт между прибылью корпораций и налоговым бременем, которая корпорация несет в «родной» стране «прописки». Современные корпорации научились работать в различных налоговых зонах. Государства тоже приспособились к новым активным широкомыслящим бизнесменам и транснациональным компаниям, и позволяет некоторые вольности. Считается, что если научился законно уходить от налогов - уходи, пожалуйста, - но делай это незаметно, и не мешай другим, не впутывайся в политическую деятельность в стране, где платишь налоги. Но ситуация вот-вот может измениться. Еще несколько десятилетий назад трудно было представить, что возникнет такое количество паевых, пенсионных, особенно хедж- фондов, и что последним (хедж-фондам) по силам окажется невероятное: создавать, вызывать, «раздувать» ураганы на мировых финансовых рынках и получать первыми самую высокую прибыль!

Раньше считалось, что только государство может печатать деньги и первым будет получать прибыль «прямо у станка», но теперь не важно где, в каком государстве печатаются денежные знаки, «хедж-фонды» научились получать прибыль, даже не стоя «у станка». Инвестиционные фонды существовали давно, но в конце прошлого века стали возникать агрессивные, рискованные «хедж-фонды», которые, однако, имели право работать только с определенными инвесторами, чей свободный капитал превышал некую заданную норму, и было очевидно, что такие инвесторы могут рисковать. Только таким состоятельным инвесторам было дозволено работать с «хедж-фондами», фондами, которые рисковали выше среднего, могли потерять все деньги клиентов на законном основании, но, с другой стороны, могли и получить прибыль невиданную раньше в обычных инвестиционных фондах.

Случай Баффета показал, что мы стоим на пороге эпохи бурного развития мировых «хелп-фондов», таких благотворительных фондов, которые настолько отличны от обычных, charity foundations, как хедж-фонды отличаются от накопительных или пенсионных. Хелп-фонды - это новые фонды, которым доверяют не миллионы простых тружеников, а которым готовы доверить свои миллиарды только самые состоятельные бизнесмены, это вроде хедж-фондов, однако новым хелп-фондам окажется под силу не только получать сверхприбыль, но и изменять картину мира (если действительно на балансе у них сосредоточатся огромные средства). Эти фонды смогут вмешиваться в политику, экономику, культуру отдельных стран и целых регионов. Миллиарды долларов, которые ежегодно тратятся на благотворительность, могут изменить мир, если попадут в руки таких успешных бизнесменов как Билл Гейтс (Microsoft), Сергей Брин (Google), цель которых не создать маленький венчурный благотворительный фонд, а реализовать крупные проекты. Никто не знает, ждет ли Билла и его последователей успех в благотворительной деятельности? Однако ясно, что мир вскоре изменится. Напишут справочники благотворительных фондов (такие, впрочем, уже есть), возникнут посредники-консультанты, знающие историю работы разных фондов (хелп-фондов, а не хедж-фондов).

Простые граждане развитых западных стран, которые каждый год ранней весной тратят неделю, чтобы разобраться в какие паевые и пенсионные фонды делать в этом году инвестиции, вскоре будут так же пристально изучать годовые отчеты деятельности различных благотворительных фондов, и тогда на бизнес каналах по телевидению будут выступать специалисты по благотворительности и анализировать деятельность «хелп-фондов». Тогда. вместо того, чтобы платить налоги государству, приносить деньги и класть на алтарь церкви, граждане будут искать, находить и поддерживать самые-самые успешные благотворительные фонды, верить тем, кто получил своеобразный «оскар» в номинации «благотворительность» по итогам прошлого года. Или государство вынуждено будет вмешаться и заявить о себе, как о самом исторически проверенном защитнике благосостояния простых неимущих граждан? Что тогда будет делать мистер Гейтс, мистер Брин, мистер Баффет? Этого никто не знает. Потому, что это другие люди. Благодаря таким людям как они, наука благотворительности еще только рождается. А кто еще, кроме таких людей (первопроходцев), откроет и протопчет на снегу или в тропических дебрях новый путь? И покажет, куда этот путь ведет? В светлое будущее или в старый прошлый век? Время определит, но все равно надо сказать спасибо тем, кто ищет новые пути, кто жертвует всем. Повезет им - возможно, всем станет лучше!

 

2008, №3 ♦ НАУКА-КУЛЬТУРА-ОБЩЕСТВО

Мир в Боге

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: