Новая политическая стратегия российской оппозиции на ближайший год

В категориях: События и вести


Принятие всего одного закона ускорит рост экономики на треть

Максим Миронов

В настоящий момент Россия переживает мощный общественный подъем. Однако даже самые отчаянные оптимисты из лидеров оппозиции не верят в то, что в течение ближайших месяцев мы увидим телеобращение в стиле «Я устал, я ухожу. P.S. ключи от Кремля оставил в почтовом ящике». Поэтому для того, чтобы в политическом устройстве России произошли качественные изменения, нужно готовиться не к спринтерскому забегу, а к изнурительной стайерской дистанции.

Лозунг «За честные выборы», который сейчас является основным драйвером протестов, может оказаться уже недостаточным стимулом для продолжения общественного движения после мартовских выборов. Поэтому нужна дополнительная объединяющая идея и четкая стратегия действий, которая позволит достигать конкретных результатов без привязки к каким-то датам и событиям (такие как декабрьские «выборы» в Думу или мартовские «выборы» президента). Такой идеей в широком смысле может быть борьба с коррупцией. Более того, по моему мнению, граждане вышли на митинги именно против жуликов и воров во власти, а сфальсифицированные выборы просто оказались частным проявлениям наглого и неприкрытого жульничества.

Создание антикоррупционной партии (назовем ее условно «АнтиРоспил»), позволило бы объединиться широкому кругу порядочных людей самых разных политических взглядов – демократам, либералам, националистам, коммунистам, социалистам, пацифистам и прочим.

Чем должна заниматься подобная партия? На мой взгляд, «АнтиРоспил» должен для начала сосредоточиться на борьбе с мелкими жуликами. В настоящий момент общественное внимание приковано к самым крупным махинациям. Но наивно полагать, что крупные жулики, которые находятся сейчас у власти, будут способствовать принятию законов по борьбе с самими собой. Однако мелкие жулики создают не меньше проблем российскому обществу, чем крупные, и с ними можно как раз эффективно бороться принятием различных законов.

К примеру, я сейчас работаю над исследованием – как коррупция среди пожарных и сотрудников санэпидемнадзора влияет на развитие бизнеса в Москве. Согласно предварительным результатам, если отменить пожарные проверки, то это даст примерно 1,4% дополнительного роста валового регионального продукта ежегодно, отмена проверок СЭС – примерно 0,3% роста ВРП. Это очень и очень много. Отмена двух видов проверок ускорит рост экономики почти на 2 процентных пункта (в 2011 году экономика России выросла, напомню, на 4,3%). Поэтому первый законопроект, который я предложил бы принять, – это отмена пожарных проверок и проверок СЭС с заменой их страхованием ответственности. Как показали недавние катастрофы (крушение «Булгарии», пожар в «Хромой Лошади» и так далее), проверяющие все равно не несут адекватной ответственности даже в случае очевидных нарушений стандартов контроля и последующих трагедий. Поэтому всякие проверки в текущих российских условиях являются, скорее, дополнительным коррупционным налогом, чем надежным средством обеспечения безопасности. В случае успеха данных инициатив бизнес (в особенности малый) тут же почувствует значительное снижение коррупционной нагрузки. Что приведет, помимо прочего, к резкому ускорению экономического роста.

Я уверен, что найдутся несколько адекватных депутатов, которые согласятся внести подобные законопроекты на рассмотрение Госдумы. Вероятность их принятия высока по нескольким причинам. Во-первых, интересы депутатов и властной элиты напрямую не пересекаются с интересами мелких жуликов, которые вымогают копеечку на каждой проверке. Поэтому у власти нет причин активно сопротивляться принятию подобных законов. Во-вторых, правители будут скорее за эту инициативу, так как увидят в этом возможность отвести от себя народный гнев. В-третьих, если вдруг произойдет заминка и у крупных жуликов вдруг проснется корпоративная солидарность с мелкими, то с большой вероятностью на улицу опять выйдут люди.

Эффективная борьба с коррупцией возможна даже в условиях существующей системы – это доказали успешные проекты Алексея Навального (чья популярность как нельзя лучше свидетельствует о том, что коррупция – главная болевая зона сегодняшней России). Я уверен, что несмотря на всю неэффективность правовых институтов, есть достаточное количество возможностей для появления новых инициатив такого рода. Партия «АнтиРоспил» может работать как венчурный фонд для таких проектов. Иными словами, если у кого-то возникает хорошая идея, как можно бороться с коррупцией на каком-то локальном участке, он шлет свой проект на рассмотрение конкурсной комиссии фонда и получает начальный грант для реализации своей идеи. Российское общество уже готово финансировать подобные венчурные проекты.

Кандидаты от партии «АнтиРоспил» могут начать участвовать в выборах муниципальных депутатов. Основной месседж избирателям – мы реальные борцы с коррупцией, вот наши первые результаты: приняты (или пока еще только разработаны) законопроекты, отменены такие-то коррупционные конкурсы… В случае своего избрания, активисты начинают борьбу с жуликами на подведомственной территории. К примеру, устраняют ситуации, когда в ЖЭКах на зарплату одного дворника нанимают трех гастарбайтеров, а две зарплаты кладут себе в карман. Или борются с фирмочками-подрядчиками, принадлежащими братьям/сестрам/женам/сватам местных царьков. Эффективная борьба с коррупцией на уровне района позволит наиболее успешным активистам избраться мэрами городов. Искоренение коррупции на уровне города позволит выдвинуть кандидатуру на пост губернатора (благо, как показывают исследования, облегчение коррупционного бремени сразу же подстегивает экономический рост). По крайней мере, именно к такой схеме нужно стремиться.

Наиболее вероятным создателем подобной партии в текущих реалиях мог бы выступить Навальный, так как он уже сейчас может предъявить обществу пакет конкретных реализованных антикоррупционных проектов. Я здесь хочу подчеркнуть, что речь идет именно о создателе партии, а не ее бессменном лидере. В отличие от существующих в России лидерских партий (основной идеологией которых является поддержка лидера, что бы он ни делал), антикоррупционная партия должна опираться именно на идею, а не на конкретного лидера. Подобная идеология и принципы лидерства позволят привлечь в партию амбициозных и талантливых молодых людей, которые будут хорошо понимать, что нужно сделать для достижения политического успеха.

Понятно, что приведенное выше описание несколько идеализировано, на практике не все так просто. Перед тем, как создавать подобную партию, нужно продумать много важных деталей (в которых, как обычно, и кроется дьявол). К примеру, как сделать так, чтобы оградить будущую партию от проникновения различных неадекватных личностей? Как сделать так, чтобы «АнтиРоспил» не стал средством для карьеристов-жуликов перекраситься в борцов с коррупцией и избраться во власть от имени партии? Ведь появление жуликов среди членов партии может иметь куда более дискредитирующий эффект, чем появление сумасшедших. Как сделать так, чтобы партия не стала механизмом борьбы одних жуликов с другими жуликами? Не секрет, что в настоящий момент в России антикоррупционные расследования являются средством борьбы разных политических кланов. Как строить ежедневную работу и взаимодействовать (или противодействовать) с властями? Это все крайне непростые вопросы, но ответы на них найдутся – если неравнодушная часть общества поверит в саму идею антикоррупционной партии.

slon.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: