Исламизация по всем азимутам

В категориях: Политика, экономика, технология

О дестабилизирующей роли Катара на Ближнем Востоке

Иван Константинов - эксперт МГИМО.

 

С недавних пор небольшое государство Катар начало играть одну из главных ролей на политической карте Ближнего Востока. После прихода к власти эмира Хамада бин Халифы Аль Тани в результате переворота (27 июня 1995 года), в ходе которого он сверг с престола собственного отца, основной задачей Катара стало формирование имиджа одного из наиболее прогрессивных арабских государств, активно участвующего в разрешении региональных конфликтов и развивающего партнерские отношения со странами во всем мире. Однако наибольших успехов во внешней политике катарскому руководству удалось добиться в последний год, то есть с приходом в регион «весны». Именно арабское пробуждение, возникшее внутри таких стран, как Тунис и Египет, и распространившееся почти на весь регион, а впоследствии использованное внешними силами, явилось решающим фактором становления Катара как одного из главных государств в Лиге арабских государств (ЛАГ), одного из лидеров арабского мира. При этом данные процессы, подогреваемые Катаром и его важнейшим партнером – США, а также странами Западной Европы, привели к дестабилизации ситуации на Ближнем Востоке.

Стоит отметить, что от арабской весны небольшой эмират в Персидском заливе получил очень много дивидендов. Ослабли такие политические тяжеловесы, как Египет и Сирия, а также Ливия. Наряду с Саудовской Аравией Катар теперь является лидером и главной движущей силой всех инициатив ЛАГ. Эти два государства остались, по сути, единственными, кто на данный момент может спасти упомянутые страны, в частности Египет, от банкротства. Таким образом, недавние лидеры региона оказались в зависимости от небольшого государства Персидского залива.

Другим важным фактором растущего влияния Катара является исламизация региона. В странах, где произошли революции, к власти приходят представители исламистских групп, на которые катарское руководство имеет большое финансовое и идеологическое влияние. В Египте победу на парламентских выборах фактически поделили «Братья-мусульмане» и салафиты. В Тунисе, где победу одержала партия «Ан-Нахда» Р.Ганнуши, также сильны позиции салафитов. В Сирии основу признанной на встрече друзей оппозиции составляют «Братья-мусульмане». В Палестине растет давление ХАМАС и ФАТХ, активно финансируемых катарским руководством, на Израиль. Ваххабитские круги и частные фонды Катара также, возможно, имеют отношение к финансированию терроризма на Северном Кавказе.

Малые размеры Катара и его почти полная военная беспомощность не позволяют всерьез рассматривать перспективы внешней политики этого государства в отрыве от общей политической конъюнктуры в регионе. Но тот «вклад», который Катар вносит в дестабилизацию и без того наиболее взрывоопасного региона мира, при этом преследуя свои эгоистичные цели и прикрываясь маской медиатора и защитника интересов всех арабов, заслуживает внимания. Для этого необходимо рассмотреть ряд конкретных страновых примеров.

Нестабильность и напряженность

Дабы соблюсти хронологический порядок, начнем с Туниса. Государство, ранее отмечавшееся мировым сообществом как наиболее демократическое, светское и прогрессивное в арабском мире, ввиду серьезных социально-экономических проблем оказалось первым из числа тех, которым суждено было «пробудиться». В результате революции и свержения режима Бен Али к власти пришли исламисты из «Ан-Нахды». Роль Катара в данных событиях не была столь очевидной по сравнению с тем, что происходило далее в Египте, Ливии и Сирии. Однако она стала проявляться в настоящий момент. Как уже было отмечено, поддержкой основной части населения (в особенности бедных слоев) пользуются исламисты. Однако, к общему удивлению, сейчас в мечетях Туниса господствуют салафиты, которые либо в принципе не упоминают «Ан-Нахду» в контексте революции, либо называют Р.Ганнуши и других представителей партии кяфирами (неверными), обвиняя их в отступлении от истинного ислама. При этом считается, что салафиты получают серьезную финансовую помощь от катарского руководства и частных фондов Катара.

В гораздо большей степени роль Катара проявилась в событиях в Египте. Здесь можно отметить сразу несколько факторов, обусловивших активное поведение катарского руководства: это и стремление ослабить ключевого регионального игрока, и личная неприязнь эмира Хамада к Х.Мубараку, а также фактор шейха Юсуфа аль-Кардави, главы Всемирного союза мусульманских богословов, проживающего в Дохе. На последнем стоит остановиться подробнее. Шейх аль-Кардави, представитель египетских «Братьев-мусульман», – влиятельнейший богослов, регулярно выпускающий фетвы, является крупнейшим идеологом «Аль-Джазиры». Он стал ключевой фигурой информационной войны против режима Мубарака. Аль-Кардави также подсказал бывшим соратникам из «Братьев-мусульман», как действовать, чтобы воспользоваться плодами революции. Стоит отметить, что в настоящий момент Катар оказывает финансовую и идеологическую поддержку и «братьям», и салафитам. По всем прогнозам, даже несмотря на возможные разногласия между этими двумя группами, Египет будет исламизироваться, а катарское руководство продолжит оказывать финансовую помощь тем, кто в данный момент пришел к власти. Это отразится как на внутриполитической ситуации, так и на внешней политике. Как ожидается, внутри страны революционные процессы будут продолжаться. Три условных центра силы – военные, площадь Тахрир и парламент, большинство в котором составляют исламисты, – не смогут договориться между собой. Это обернется открытыми столкновениями, нестабильностью, а также гонениями на коптов, уже имеющими место. Во внешней политике ожидается дальнейшее ослабление роли Египта на Ближнем Востоке, осложнение отношений с Израилем, а также ухудшение ситуации в сфере безопасности на границе с Газой. Это, в свою очередь, усилит позиции ХАМАС и давление на Израиль, что приведет к обострению напряженности в регионе.

Важнейшую роль Катара в свержении М.Каддафи долго скрывать было невозможно. Английская Guardian стала первой газетой, открыто осветившей не только финансовое, но и физическое военное участие Катара в революции в Ливии. Как выяснилось, катарский спецназ помогал ливийским повстанцам в организации военных операций. Катар также поставлял в Ливию оружие для свержения режима Каддафи. Что касается политической составляющей, то эмир Хамад наряду с Саркози и Кэмероном предстал перед мировым сообществом главным инициатором военной операции в Ливии. По окончании операции Катар стал вторым домом ливийских повстанцев во главе с М.Джалилем. В настоящий момент подогретая катарцами гражданская война в Ливии продолжается. Ни одна из сторон не может обрести власть. Страна стала полем борьбы враждующих кланов и находится на пороге разделения на три области, которыми она, по сути, являлась на протяжении большей части своей истории. Так, недавно появилась информация о создании полуавтономного региона Барка на востоке Ливии. Дальнейшее развитие страны по этому сценарию в региональном разрезе приведет к дестабилизации обстановки в Северной Африке. Уже сейчас обострилась обстановка в Мали, где бунтуют сторонники Каддафи. При этом многие малийцы пытаются укрыться в Мавритании, что, в свою очередь, приводит к росту напряженности в этой стране.

Подобная политика вмешательства катарского руководства в настоящее время проявляется и в Сирии. Катар – главный инициатор создания «гуманитарных» коридоров и введения в Сирию миротворческих контингентов. Руководство эмирата спонсирует повстанцев, поставляет оружие и бойцов для Свободной сирийской армии, канал «Аль-Джазира» создает благоприятный фон для подобной политики в глазах международного сообщества, сообщая о беспределе со стороны сирийских властей и умалчивая об убийствах мирного населения, мародерстве и гонениях на христиан со стороны повстанцев. При этом с помощью ранее упоминавшегося шейха аль-Кардави и той же «Аль-Джазиры» катарское руководство пытается настроить весь мир не только против режима Асада, но и против России, выступающей против иностранного вмешательства в сирийском вопросе. Если Катару и Западу удастся реализовать свои планы, нам предстоит увидеть полномасштабную гражданскую войну в Сирии, обострение курдского вопроса, арабо-израильского конфликта, шиитско-суннитского противостояния и множество других проблем, которые затронут весь регион от Турции до Ирака.

Суннитская дуга

Как представляется, Катар, пусть и являясь сателлитом Америки в регионе, играет в собственную игру. События, происходящие в регионе, лишь частично соответствуют интересам США, которые не могут быть удовлетворены теми, кто приходит к власти в результате арабской весны. Зато исламизация Ближнего Востока и рост цен на углеводороды ввиду нестабильности – это воплощенная мечта именно катарского и саудовского руководства.

Позиции исламизма в Катаре крайне прочны. И именно те, кто их отстаивает, в том числе и премьер-министр, министр иностранных дел страны Хамад Бен Джасем, делают все возможное для ослабления традиционных игроков в регионе, а также усиления позиций радикальных исламистов-суннитов в противовес шиитам, поддерживаемым Ираном. Если посмотреть на карту формирующегося нового Ближнего Востока, можно увидеть суннитскую дугу, которая будет простираться от Северной Африки через Египет в Палестину, Сирию и далее. А во главе станут аравийские монархии – в первую очередь Катар и Саудовская Аравия. При этом весь регион будет охвачен многочисленными межэтническими, клановыми и религиозными конфликтами.

Показательно поведение катарского руководства в отношении ближневосточного урегулирования. После операции «Литой свинец» в 2009 году Катар порвал отношения с Израилем и стал еще активнее поддерживать как ФАТХ, так и ХАМАС. Причем поддержка ХАМАС имела целью не только привлечение на свою сторону большей части арабской уммы, но и демонстрацию того, что Катар независим от США в своей внешней политике. В данном контексте на первый план вновь выходит фигура аль-Кардави. Еще в 2001 году он высказал идею о том, что хамасовские террористы-смертники – это герои-мученики и что «каждый человек имеет право взорвать себя в Израиле». Аль-Кардави до сих пор призывает арабских лидеров использовать все силы и средства для борьбы с сионистским образованием. В октябре 2000 года он организовал так называемый «Союз добра», основной целью которого являлась материальная помощь ХАМАС. В 2002 году Израиль объявил, что эта организация террористическая, США признали ее таковой в начале 2008 года. «Союз добра» осуществлял сбор средств и их отправку на счета ХАМАС. Например, в 2009 году аль-Кардави через эту организацию передал хамасовцам, по разным оценкам, около 21 млн. долл. для покупки вилл, домов и строительства благотворительных учреждений в Иерусалиме. В последние годы Катар активизировал свою деятельность на палестино-израильском направлении, даже несмотря на некоторое затухание данной темы в международном контексте в связи с актуальностью арабского пробуждения. Частыми гостями в Дохе являются М.Аббас, Х.Машааль, И.Хания. Катар поддержал заявку Палестинской национальной администрации на членство в ООН осенью 2011 года. При посредничестве эмира Хамада ХАМАС и ФАТХ вели активные переговоры о примирении и договорились о создании правительства единства. В то же время сам эмир всячески критикует Израиль, обвиняет его в срыве переговоров и продолжении поселенческой политики, а на недавней Конференции по защите Иерусалима в Дохе призвал ООН к созданию специальной комиссии для расследования израильских преступлений с 1967 года.

Цель всего этого – формирование образа Катара как защитника интересов всех арабов и лидера арабского мира. Но результатом этой активности станет усиление напряженности между Израилем и Палестиной. Израильтяне не сядут за стол переговоров под давлением извне. Подобное давление лишь усилит позиции правых в стране. При этом непонятно, кто должен представлять на переговорах палестинцев. Ведь ФАТХ и ХАМАС, несмотря на усилия эмира, не могут поделить власть. Необходимо отметить, что затягивание всех этих процессов в интересах Дохи, которое позволит Катару дольше рекламировать себя в качестве миротворца, защитника арабской уммы и противника «израильской оккупации».

Конечно, нельзя признать эгоистичные интересы катарского руководства и его активность основными причинами процессов, происходящих сейчас на Ближнем Востоке. У любого события в истории есть множество причин и движущих сил. В то же время очевидно, что деятельность амбициозного Катара в Тунисе, Египте, Ливии, Сирии и Палестине приводит к тому, что изначально позитивные революционные устремления интеллигенции и молодежи (в случае с Египтом и Тунисом), а также мирное эволюционное развитие в рамках режимов пусть и авторитарных, но все же препятствующих развалу суверенитета и территориальной целостности (Ливия и Сирия), в итоге выливаются в хаос гражданской войны и банкротство государств, в результате чего арабский народ погибает, а нестабильный Ближний Восток превращается в поле множества междоусобных битв

ng.ru/ideas

Газета Протестант,ру

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: