Наше здоровье: Выбираю хорошего доктора

В категориях: События и вести


Ирина Невинная

О современных проблемах российского здравоохранения рассказала "Российской газете" министр здравоохранения и соцразвития Татьяна Голикова.

 

С 1 января 2017 года планируется перейти от лицензирования учреждений к лицензированию врача. Что даст введение таких лицензий?

Татьяна Голикова: Прежде всего повысится ответственность каждого конкретного врача, с него лично можно будет спросить за качество оказываемой помощи.

Мы пока только обсуждаем со специалистами, как будет проходить лицензирование, но вы правильно задали вопрос: если человек не проходит переподготовку, значит, он не имеет права претендовать на подтверждение документа, разрешающего заниматься медицинской деятельностью. И это требование будет единым для любой клиники - государственной или частной, все равно.

Вы сказали, сейчас уже реально выбрать врача. Подтверждаю: при мне знакомый звонил, чтобы записаться к невропатологу - ему предложили на выбор любого из трех специалистов. Весь вопрос - как выбрать?

Татьяна Голикова: Да, эта норма полноценно начала работать с 1 января 2012 года. Конечно, пока не пообщаешься с врачом, не полечишься у него, сделать объективный выбор трудно. Хотя "сарафанное радио", мнение родных, знакомых тоже работает. Тем не менее, мы стараемся помочь пациентам сделать "первичный" выбор.

Начиная с этого года, как я уже упоминала, все лечебные учреждения постепенно обзаведутся собственными сайтами, где должны быть данные обо всех врачах: опыт работы, специализация, дополнительное образование и переподготовка, - чтобы у пациента была информация, кого он выбирает. Уже по результатам первого года работы, думаю, можно будет делать выводы о профессионализме того или иного врача. Сколько пациентов ушло от него, сколько осталось, какие отзывы, сколько жалоб.

В здравоохранение сейчас - это признают даже скептики - вливаются как никогда серьезные деньги. Во многих клиниках обновлено диагностическое оборудование, атмосфера поменялась. Но в других - по-прежнему облупившиеся стены, а у врачей руки не доходят до пациентов. Наверняка многое зависит от конкретного руководителя - главврача.

Татьяна Голикова: Приведу простой пример. В 2008 году, когда переходили на новые системы оплаты труда во всей бюджетной сфере, мы для подведомственных учреждений минздравсоцразвития разработали критерии оценки деятельности руководителя. Там довольно много показателей, которые дают представление о результатах работы учреждения. От этого зависит и премирование руководителей. Более того, результаты ежеквартально размещаем на своем сайте, эта открытая информация доступна для всех руководителей, находящихся в нашей системе. Когда некоторые из них оказались либо вовсе депремированными, либо частично депремированными, им было крайне некомфортно, когда их же коллеги видели, какие у них оценки деятельности. Система жесткая, но, по-моему, работает она достаточно успешно.

В системе первичного звена это сделать проще, и мы ставим такую задачу перед региональными властями. Нам надо переходить на оценку деятельности главных врачей. Самое главное, чтобы она была публичной не только для тех, кто их назначает, но и для всех пациентов. Не сразу, но, думаю, эффект будет. А если еще "не спускать", если есть нарушения, освободить одного-другого руководителя, уверяю вас, остальные обязательно подтянутся.

Когда принимался новый закон, самые бурные дискуссии были по поводу статьи о платных медуслугах. Закон не разрешает брать деньги за исследование, если есть очередь из "прикрепленных" к этой клинике пациентов. Но по факту нередко, чтобы сделать, скажем, томограмму бесплатно, нужно ждать 2-3 месяца. За деньги - пожалуйста, хоть сейчас...

Татьяна Голикова: Это одна из сложнейших тем нашего здравоохранения. В 90-е годы, когда вообще не было денег на здравоохранение, платные услуги были разрешены, чтобы медучреждения могли зарабатывать на обеспечение обычной текущей работы. Но не надо забывать, что принцип бесплатного оказания медпомощи у нас закреплен конституционно и никто его не отменял.

Когда есть возможность предоставить медпомощь, но ее не предоставляют, а предпочитают взять за это деньги, а плановую очередь отодвинуть на более поздние сроки, это, однозначно, нарушение законодательства. Закон об обязательном медстраховании говорит, что каждый регион, принимая свою территориальную программу бесплатного оказания медицинской помощи, должен устанавливать предельные сроки проведения плановых обследований. К сожалению, до сих пор многие регионы затягивают с принятием таких нормативных актов. Картина пестрая - в каких-то регионах разбалансирована программа, в ней не хватает денег, в других - действуют по инерции, не ломают сложившуюся за много лет практику.

Со следующего года, когда страховой тариф, который сейчас идет на модернизацию, начнет финансово обеспечивать медуслуги в рамках программы госгарантий, мы сможем более жестко спрашивать с регионов за ее выполнение.

При этом, подчеркиваю, когда сегодня оборудование, купленное за государственный счет, большую часть времени работает на коммерческой основе в ущерб оказанию бесплатной помощи, - это безусловное нарушение, с которым надо бороться. Понятно, что искоренить моментально это невозможно. Всех за руку сразу не поймаешь. Но и Росздравнадзор, и министерство работают с обращениями граждан по этому поводу.

К слову, мы продолжаем делать все от нас зависящее, чтобы финансирование здравоохранения улучшалось. Первоначально, напомню, была поставлена задача, чтобы тратить на медицину 5-6% ВВП только к 2020 году. Но в программе развития здравоохранения, над которой мы сейчас работаем, мы надеемся , что сможем достичь этого уровня на несколько лет раньше.

rg.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: