История покаяния и обращения к Богу самого крупного мошенника века

В категориях: События и вести


Питер Мастерс

Альвес Рис был, вероятно, самым богатым человеком Португалии. Всего лишь за два года он проделал путь от банкрота до мультимиллионера, и этот успех пришел к нему по милости знаменитой лондонской фирмы, печатавшей денежные купюры. Эта фирма обеспечила его целым состоянием из "настоящих" банкнот, которые поневоле стали средством совершения самого дерзкого мошенничества. Это было преступление такого масштаба, что едва ли не позволило его автору взять под свой контроль Государственный Банк Португалии. Случайное раскрытие махинации в 1925 году потрясло страну, опозорило общественных деятелей и едва не привело к низвержению правительства.

Рис начинал свою жизнь, основательно увлеченный материализмом и амбициями, так что мошенничество стало для него таким же естественным делом, как разговорная речь. После одного года учебы на инженера он бросил институт, женился и уехал в Анголу, тогдашнюю развивающуюся колонию Португалии, благодаря чему избежал армейской службы во время Первой мировой войны. Полысевший еще с двадцатилетнего возраста, Рис был невысокого роста, крепкого телосложения, очень широкоплеч и энергичен. Выходец из португальского среднего сословия, - его отец был совладелец зала для гражданских панихид, - он был очень хорошо образован. К тому же он был наделен живым умом, а также богатым и ненасытным воображением.

"Когда мне было двадцать один год, я обладал романтическим характером и склонностью к мечтам о великих свершениях. За свою короткую жизнь я уже успел пройти через лабиринты страстей и фантастических грез. Эгоизм и плотской материализм удерживали меня в то время от всяких духовных размышлений и вынуждали искать только вещественного богатства."

Рис носил в своем кармане весьма внушительный документ. Это был фиктивный диплом инженера, выданный якобы Политехническим факультетом Оксфордского университета. С помощью этого поддельного диплома (вместе с золотой медалью), Рис проделал поистине блестящую карьеру в Анголе, развивающейся стране, во много раз превышающей по площади Португалию.

Благодаря активному участию в развитии колонии, он быстро поднимался по служебной лестнице, и уже в двадцать три года стал главным чиновником по развитию науки в колонии, а также занял пост директора железных дорог. Однако вскоре Рис решил, что обремененная обязанностями жизнь государственного чиновника предназначена не для него, так как в это время он уже стал миллионером. Поэтому Рис оставил свой пост и основал торговую фирму, которая стала столь процветающей, что через три года он смог перенести свой офис в престижный район Лиссабона, где старался произвести впечатление блестящего молодого финансиста, разъезжая на автомобиле марки "Нэш Седан" с личным шофером.

Рис объединял в себе жажду к наживе и истинную любовь к Анголе, которая представляла собой столь широкое поле деятельности. Он писал об этом следующее: "Я проплыл под парусами вдоль всего обширного побережья Анголы; я предпринял много нелегких путешествий вглубь страны, внимательно изучая ее ресурсы, и теперь с чувством восхищения вспоминаю неизмеримые богатства ее земли и недр. Жара и тропический климат позволяют выращивать здесь все, что угодно, словно Природа пожелала продемонстрировать людям свою силу и чудеса! Недра содержат золото, серебро, медь, олово, железо и алмазы, что дает возможность превратить Анголу в одну из самых процветающих стран Африканского континента; к тому же, вдобавок к баснословным природным богатствам, здесь есть великолепные плоскогорья, где климатические условия для белых людей несравнимы с самыми прекрасными местами Европы. Перспективы, которые предлагает здесь мать Земля своим детям, поистине будоражат воображение и сводят с ума!"

Рис не страдал недостатком самоуверенности и фантазии и мечтал стать в Анголе вторым Сесилем Родесом, для чего задумывал и финансировал грандиозные планы развития колонии. Но в начале 1920-х годов колонию потряс серьезный финансовый кризис, и Рису пришлось искать неординарный способ быстрой добычи денег для сколачивания капитала. И он действительно нашел способ, с помощью которого сумел завладеть всей Королевской Трансафриканской компанией Анголы. Для этого он использовал чековый бланк своего Нью-йоркского банковского счета, на котором не было денег. При помощи ничего не подозревавших партнеров, он купил на этот чек необходимое большинство акций компании. Поскольку чек доставлялся к месту назначения медленным морским путем, на что уходило примерно две недели, - за это время, пока не обнаружилась неплатежеспособность чека, Рис завладел собственностью компании, а также всеми ее наличными средствами. Получив такие широкие полномочия, он сумел поднять престиж своего чека, а также финансировать некоторые личные проекты. Но несмотря на всю изворотливость, эти ловкие маневры были обречены на провал, и привели к тому, что Артур Вирджилио Альвес Рис был посажен в сырую и темную тюрьму города Опорто, где ему был предъявлен внушительный список обвинений.

Однако следственная камера никоим образом не привела Риса к краху. Правда, ему пришлось продать все свое имущество - дом, ювелирные изделия, автомобили, - и на вырученные деньги он был выпущен под залог, заплатил газетам за публикацию версии, что стал жертвой политического заговора, а также дал взятки адвокатам для смягчения обвинений. Затем, сделав ловкие "поправки" в делах компании, он добился полного освобождения. Свою победу над обвинителями он закрепил тем, что они оказались в еще больших затруднениях, чем он сам. Оказавшись без гроша в кармане, он задумал новый план обогащения, далеко превосходивший все, что ему удавалось претворить в жизнь до сих пор.

Пятьдесят пять дней, проведенных в следственном изоляторе, не прошли даром для молодого финансиста, хотя уроки, которые он извлек, оказались далеко не в сторону законопослушания. Находясь в камере, Рис все эти дни долго и упорно обдумывал планы освоения природных богатств Анголы. Ему виделись потенциальные деньги в полноводных реках, в дешевой рабочей силе туземцев и в громадных залежах минералов. Альвес Рис мечтал освоить все это. "Но как? - думал он, - Ведь даже если мне удастся выйти на свободу, я потерял свои деньги и репутацию!.."

И вот, в то время, как он мучился над этой задачей, в его голове возник потрясающий план - неслыханный и дерзкий. Португальская валюта, как и большинство других валют, к тому времени давно уже утеряла золотой эквивалент, и Банк Португалии не предпринимал никаких попыток, чтобы поддерживать ценность своих бумажных денег. За пять лет количество выпущенных Банком денежных знаков увеличилось в шесть раз, и соответственно, курс обмена упал от восьми до 105 эскудо за фунт стерлингов! Всякий раз, когда правительству нужны были деньги, оно, не прибегая к шуму и девальвации, просто печатало больше банкнот. Меры предосторожности предпринимались только в одном: для того, чтобы общественность не подозревала, что их деньги теряют ценность, новые банкноты печатались в строжайшей секретности. Именно это обстоятельство и натолкнуло Риса на мысль. Он должен каким-то образом занять должность уполномоченного агента правительства Анголы и организовать выпуск секретного тиража банкнот. В сообщники по преступлению надо будет подобрать несколько богатых людей с высокой репутацией, которые получат свою долю под впечатлением, что Рис - настоящий агент правительства, которому доверено тайное печатание банкнот. Никто из них не будет даже знать, что является соучастником классического мошенничества.

Едва переступив порог тюрьмы, Рис тут же принялся за осуществление своего плана. После того, как сотрудники его офиса расходились по домам, он засиживался допоздна, разрабатывая секретный контракт между собой и правительством Анголы. Согласно этому контракту Рис обязывался обеспечить инвестиции в бюджет Анголы огромной суммы денег, к чему он должен привлечь спонсоров из-за рубежа. В свою очередь, он получал право и брал на себя ответственность за выпуск секретного тиража банкнот, которым мог распоряжаться по своему усмотрению. Такой контракт казался вполне правдоподобным для людей, чья помощь была необходима Рису, так как он объяснял причину, по которой Рис, частный финансист, обладал правом на такого рода обращение с официальной государственной валютой.

Самое необычное и гениальное мошенничество века было теперь готово к осуществлению человеком, который был самоучкой в преступном искусстве подлога и растраты чужих средств. Очень тонко манипулируя ложью и интригами, Рис сумел добиться законного оформления своего контракта - каким и полагалось быть всякому государственному контракту Португалии - при чем ответственные официальные лица даже не догадывались о содержании документа. Затем в документ были внесены необходимые поддельные подписи, и после этого можно было приобщать к делу ничего не подозревавших соучастников.

Карел Маранг был датским дипломатом и финансистом. Адольф Хеннис был очень богатым немецким бизнесменом. Оба они были серьезно заинтересованы и увлечены идеей займа денег Анголе взамен на распечатку и распространение банкнот, причем прекрасно понимали, что им надо будет выпустить в оборот весьма значительную денежную сумму. Именно Маранг наносил визиты в Лондон и договаривался о распечатке денежных знаков. Так, 4-го декабря 1924 года он посетил импозантный офис сэра Вильяма Ватерлоу, который возглавлял известную фирму, изготавливающую почтовые марки и денежные знаки. Именно фирма Ватерлоу официально печатала для Португалии денежные знаки в 500 эскудо.

Сэр Вильям был совершенно сбит с толку предложением Маранга, а также поддельным контрактом, который он с собой привез, и согласился в строжайшей секретности отпечатать 200 000 банкнот. За каждую партию банкнот на сумму в миллион фунтов стерлингов он получит чек на 1 500 фунтов! Само собой разумеется, банкноты должны быть отпечатаны с официальных пластин, которые были в распоряжении у Ватерлоу, и с тем же номером серии, что и на предыдущем тираже. Сэр Ватерлоу не заподозрил в этом ничего необычного, так как его убедили, что на банкнотах будет дополнительно напечатано слово АНГОЛА. Официальный заказ на эту работу сэр Вильям должен был получить в форме личного письма от Управляющего Банком Португалии - то есть, фактически от самого Альвеса Риса, который скрывался под этим высоким именем.

В феврале 1925 года Маранг получил первую партию банкнот, упаковал их в портфель и пакет, сел на поезд, отправлявшийся от Ливерпуль Стрит, и уехал в Гарвич. Багаж Маранга, как дипломата и финансиста, был помечен оранжевыми ярлыками, так что можно было не бояться таможенников. В скором времени Альвес Рис со своими агентами стали распространять фальшивые банкноты по Португалии. Они купили на них крупные суммы иностранной валюты, а также открыли многочисленные банковские счета для их хранения. Во всех главных городах Европы были открыты счета для "отмывания" огромных вкладов Риса.

Время шло, поступали все новые партии фальшивых денег, и Рис со своими коллегами открыли Банк Анголы, чтобы с его помощью распространять банкноты, а также для инвестиций в бюджет колонии. Планы Риса наконец начали принимать реальный вид. "Я основал целый ряд компаний, - писал он - и предложил правительству план колонизации центральной части страны. Я также заключил контракт с Верховным Комиссаром о строительстве новой железнодорожной ветки стратегического характера." Для себя Рис купил один из самых дорогих домов в Лиссабоне, Менино де Оуро, или Дворец Голден Бой, а своей жене подарил целое состояние из ювелирных изделий.

Агенты Риса продолжали обменивать тысячи за тысячами зеленые банкноты в 500 эскудо. Банки во всем мире вскоре стали содержателями крупных вкладов на его имя, и он прослыл великим финансовым гением, единственным, кто сможет вывести колонию из экономического застоя. Много раз банковские менеджеры всерьез начинали подозревать неладное, когда через их руки проходили бесконечные вереницы новеньких хрустящих банкнот, и они часто отсылали образцы денег на официальную экспертизу в Лиссабон. Были ли эти деньги настоящие? Конечно же, да! Ведь они были отпечатаны с подлинных пластин Банка Португалии. Но страх перед огромным количеством 500-эскудных банкнот рос, и его надо было как-то рассеять. Для этого Банк Португалии разослал банкирам удостоверяющие письма, позже перепечатанные в прессе, в которых говорилось: "Управляющий Банком Португалии информирует, что нет оснований для распространяемых кое-где слухов о якобы имеющихся в обращении фальшивых банкнот достоинством в 500 эскудо."

К тому времени, как Ватерлоу отпечатал банкнотов на сумму в три миллиона фунтов стерлингов, Рис стал самым богатым человеком Португалии и практически владельцем Анголы. Он закупил акции Банка Португалии, и владел 31000 из 45000 акций, необходимых для полного контроля. Еще немного, и Рис станет собственником национального банка, банкноты которого он подделывал, и будет, таким образом, выше любых возможных разоблачений. Однако Рис не принял во внимание вмешательство прессы. Ведущая Лиссабонская газета, приведенная в ярость излишествами и непомерной роскошью Риса и его коллег, начала высказывать подозрение в крупномасштабном надувательстве. Газета развязала бурную кампанию против деятельности Банка Анголы. Затем, в один прекрасный день, инспекторы Банка Португалии неожиданно нагрянули в один из филиалов банка Риса и обнаружили приток большого количества банкнот, которые так долго вводили их в заблуждение. Банкноты были идеальными, но номера серии были те же самые, что и на банкнотах, отпечатанных несколько лет назад.

В течение нескольких часов вскрылся весь механизм мошенничества. Рис и его сообщники были арестованы и доставлены в Лиссабон. Страну охватила паника, когда разошлась новость, что в обращении находятся тысячи фальшивых банкнот. Огромные толпы стали осаждать филиалы Банка Португалии, чтобы обменять свои банкноты в 500 эскудо - фоторепортеры запечатлели для прессы картины общественных беспорядков, мятежей и демонстраций на всех городских площадях. Все, у кого имелись в наличии эти банкноты, наиболее употребительные в Португалии, в одну ночь потеряли всю их стоимость. В один момент все обесценилось - начиная с семейных вкладов и кончая наличными, хранящимися "на черный день".

Самому же Рису предстояла борьба не на жизнь а на смерть. "Твердо решившись не проиграть, я атаковал невинных людей. Я ложно обвинял Банк Португалии, Верховного Комиссара, политиков и финансистов. Я пытался всех их втянуть в дело."

Почти единодушно португальцы поверили в версию, что их лидеры санкционировали секретный выпуск банкнот, и теперь сделали Риса своим козлом отпущения. Более двадцати человек - директора банков, а также правительственные чиновники - были арестованы, в том числе (правда, временно) - Президент и Вице-президент Банка Португалии, а в это время Рис, находящийся в тюрьме, нанял лучших адвокатов и продолжал вовлекать в свое дело все новых и новых лиц. Между тем, Правительство издало новые законы, ужесточающие наказание за мошенничество.

Понадобилось целых шесть лет для того, чтобы расчистить дело Риса от мусора ложных показаний и неверных следов, прежде чем прокурор смог обнародовать истину, подтвержденную неопровержимыми доказательствами, и, таким образом, дело было готово для представления в суд. Вконец измучившийся, без гроша в кармане, всеми покинутый и с единственной перспективой общественного унижения и пожизненного заключения, Рис проглотил пилюлю с ядом, которую он хранил при себе в течение всех шести лет следственного заключения. Однако самоубийство не удалось, и он очутился в тюремной больнице, где к нему вернулось сознание и здоровье.

Через несколько коек от него в палате лежал больной заключенный, который проникся глубоким сочувствием к состоянию души Риса, и стал читать для него Библию. Позже Рис вспоминал: "Он старался убедить меня, что Библия - это книга Божья. У нас были жаркие споры по этому поводу. Тщеславное желание доказать свою точку зрения заставило меня читать части из Библии. При этом я натолкнулся на следующее утверждение: Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную, а они свидетельствуют о Мне. После этого я стал изучать Библию систематически, но чисто умозрительно. Я был холодным критиком, но, к своему удивлению, пришел к выводу, что повествование о Христе можно проследить в Писании от Бытия до Откровения. Он изображается здесь, как Спаситель, и обетование о Его пришествии проходит красной нитью через весь Ветхий Завет. Достоверность Библии заставила меня серьезно задуматься."

Мысль о существовании Бога стала очень беспокоить Риса. Он написал письмо одному старому другу, который был священником и ученым в католической церкви, и старался усердно выполнять все его советы и читать полученную от него литературу.

Ну, а между тем он все еще был намерен доказать суду свою "невиновность". Для этого были изготовлены новые поддельные документы, которые раз и навсегда должны были доказать, что директора Банка Португалии были его работодателями. На этот раз изготовление подделок сопровождалось усердными молитвами к Богу об их успехе! Но вместо успеха Риса охватило странное желание, от которого он никак не мог избавиться, несмотря на самую сильную внутреннюю борьбу. Это было желание признаться в своих преступлениях.

Рис сдался. Прежде всего он последовал уговорам своего друга и присоединился к католической церкви. Затем, после долгих лет, проведенных под следствием, он предстал перед судом, а вместе с ним - его семь сообщников и жена. Рис проявил здесь все свое природное красноречие, и произвел на всех столь сильное впечатление, что даже сам Генеральный Прокурор ненароком назвал его "Ваше Превосходительство", а газеты рассыпались в щедрых комплиментах в его адрес. Всеми силами он старался доказать невиновность своих сообщников, но суд все же вынес им всем приговор, за исключением одного. Рис получил двадцать пять лет каторжных работ. До этого момента он находился под следствием - одевался в свою собственную одежду и пользовался многими льготами. Но теперь, с 1931 года, начинался его долгий срок осуждения, первые два года которого он должен был провести в одиночной камере, одетый в арестантскую робу, с номером вместо имени.

Там, за мрачными стенами тюрьмы Каведа Националь, Рис день и ночь терзался угрызениями совести из-за того, что вместе с ним были осуждены его невинные соучастники. В муках души он взялся читать Библию, которая лежала нетронутой после первой попытки изучения в тюремной больнице. Что скажет она ему на этот раз?

"Писание открыло для меня новые горизонты. Послание к римлянам учило меня об оправдании верой, а Послание к евреям перевернуло мои понятия о священническом служении. Все то, чему меня учили в католической церкви, было совсем не таким, как я находил в Писании. Кто бы мог мне помочь в изучении Библии? Я молился без остановки, прося Бога о просвещении моего ума. Однако прогресс был медленным, и я опасался, как бы мне не возвратиться к прежнему умозрительному подходу к Библии. Я не был знаком ни с одной христианской церковью, похожей на те, какие описаны в Новом Завете. Но я прочел в Библии: Призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня. И Господь, по Своей милости, послал мне избавление."

Рису не пришлось слишком долго молиться о помощи, так как он вскоре получил по почте пакет с евангельскими трактатами, которые по побуждению сердца прислал для него один английский миссионер, работавший в Португалии. "На каждом трактате, которые я по сей день храню, как сокровище, было написано: "Желающие получить информацию, могут обращаться за бесплатной помощью к Джорджу Хаусу." Рис написал ему в тот же день. Миссионер посетил печально известного преступника и предложил ему для пользования все свои книги.

И вот, при чтении одной из духовных статей, переданных Джорджем Хаусом, Рис пришел к полному пониманию того, каким образом он должен искать Бога для своего полного обращения. "Я читал и перечитывал статью, и моя душа трепетала от глубокой и непреодолимой радости." В статье говорилось о необходимости искреннего покаяния, о невозможности заслужить Божье прощение, о полном доверии тому, что Иисус Христос совершил на Голгофе, когда Он понес на Себе наказание за грех вместо грешников, о том, как надо призвать Его, чтобы получить новую жизнь.

С этого момента Рис отбросил в сторону все то, чем он гордился - свои преступления, свою гениальность, свои мнимые добродетели - и начал молить Бога, чтобы Он принял и полностью изменил его. Теперь он стал жаждать того, чтобы новый дух вошел в него и наделил способностью познать Бога и быть с Ним в общении. Ответ от Господа пришел быстро. Закоренелый обманщик, невообразимый мошенник, безудержный эгоист - Альвес Рис начал чудесным образом преображаться после того, как встретился с Богом. Почти за одну ночь он стал иным человеком, которым руководили совершенно новые желания и принципы.

С этих пор даже одиночное заключение стало для него местом покоя и новых возможностей. "В гнетущей тишине мой дух страдал удушьем, а в это же самое время пробуждались дремлющие плотские похоти и страсти. Единственным моим утешением было упасть на колени и искать помощи от Того, о Ком узник Павел сказал: Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе."

Под влиянием великой перемены, которая произошла с Рисом, один из его товарищей по тюремным нарам (Адриано Сильва) также стал искать Бога, и в результате стал убежденным христианином. Затем, после многочисленных писем и свиданий, жена и старший сын Риса под влиянием его изменившейся жизни сами испытали на себе силу и любовь Христа. Шло время, и бывший преступник стал человеком, которому можно было доверять, так что ему даже разрешили работать в качестве "миссионера" среди сотен других заключенных. Он завоевал большое доверие, благодаря чему стал тюремным завхозом а также казначеем в тюремной лавке. Находясь в тюрьме, он применил свои литературные способности для новой редакции трактатов на португальском языке, а также регулярно писал статьи в христианский журнал.

Альвес Рис освободился в 1945 году, отбыв 19,5 лет наказания. В одном отношении, однако, освобождение означало для него потерю: ведь ему пришлось оставить служение "капеллана" и евангелиста для нуждающихся душ среди португальского тюремного братства, которое он нес почти два десятка лет. Он прожил после освобождения еще десять лет, и стал хорошо известным и горячо любимым проповедником среди евангельских церквей в том районе Лиссабона, где проживали его жена и сыновья со своими семьями.

Вскоре после освобождения к нему зачастили люди из уголовного мира, предлагая соучастие в махинациях, так как они не могли поверить, что он обратился ко Христу. Они были убеждены, что это была лишь искусная ширма, за которой он продолжал заниматься все тем же мошенничеством. Спустя несколько месяцев после освобождения ему даже была предложена хорошо оплачиваемая работа в банке, при условии, что он бросит заниматься проповеднической деятельностью.

Когда в 1955 году Рис умер, он не оставил после себя никакого мирского богатства, о чем он, впрочем, уже и не заботился. Он даже завещал, чтобы его положили в гроб завернутым в простыню, а костюм отдали старшему сыну. И все же он встретил смерть, будучи глубоко счастливым человеком, ведь он знал, что Спаситель омыл все его грехи, и теперь его взгляд был устремлен к той прекрасной вечной жизни, где он встретит свою жену Марию, уже ожидавшую его там, и увидит своими глазами Господа, Того, Кто возлюбил и спас его.

Питер Мастерс, "Люди особой судьбы"

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: