Ради цивилизации христианской семьи: мужчина и женщина в городе

В категориях: События и вести


Клара Любич

Тема, доверенная мне, прекрасна и попадает прямиком в самую сердцевину вызова, который ожидает человечество на пороге третьего тысячелетия; эта тема приглашает наметить какие-то черты новой культуры для Европы и для мира, культуры, которая имела бы свой исток в Иисусе Христе.

Мы пересекаем порог новой эпохи. Речь идет о пороге надежды, поскольку мы как люди верующие знаем, что Иисус «пребудет с нами во всякий день, до скончания мира» и поскольку как люди нашего времени не можем не чувствовать ответственность за наше собственное участие в создании более правильного, более справедливого, более единого мира.

Именно поэтому мы хотим читать настоящее и смотреть в будущее глазами, просвещенными надеждой.

Что нам говорит наше время?

Впервые за свою историю человечество начинает осознавать себя единой семьей. Культура, наука, техника, средства связи привели нас в ту самую «общую деревню», в которой цивилизации, религии, образы жизни и стили мысли, до сих пор казавшиеся следующими множеством параллельных улиц (даже если откровение всегда давало нам понять, что Бог имеет один только план для всего человечества), оказываются в тесном контакте между собой.

В этом веке, и, прежде всего, после трагического опыта двух мировых конфликтов, на европейском и мировом уровне увеличилось количество организаций и инициативных групп по содействию встречам, взаимопониманию и сотрудничеству между народами и нациями.

Также и великие мировые религии все более чувствуют неотложную необходимость встать на путь диалога, общих обязательств для того, чтобы сообщить планетарной цивилизации, находящейся на пути своего становления, некую душу.

И все же единство человеческой семьи кажется недостижимым идеалом, обреченным оставаться простой утопией. Человечество нашего времени во всех своих проявлениях предстает пораженным глубокой и постоянно возвращающейся разобщенностью. И не только разобщенностью между Севером и Югом, между богатыми и бедными, но и разобщенностью культурных традиций, настолько различающихся, что кажется невозможным подлинно глубокий обмен между ними. Разобщенностью между пытающейся утвердиться культурой технологий и потребления и единичными культурами - носителями самобытных и незаменимых ценностей, а также разобщенностью - в рамках одного и того же общества - различных концепций существования, различных стандартов жизни, между поиском общего блага и следованием интересам отдельных групп или индивидов, между поколениями...

Если затем мы обратимся к Европе, к ее прошлому и настоящему, то вполне сможем сказать, что она, почти по призванию, представляется как некий микрокосмос, в котором собраны бесчисленные различия - этнические, культурные, социальные и духовные - и который все же тяготеет (без сомнения, в силу общих христианских корней, из которых извлекается питательный сок упрямой жизненности) к гармоничному и взаимообогащающему единству.

Все, таким образом, сегодня находится в движении. И тяготение к плюралистичному единству, уважающему богатство различий, наталкивается на дезинтеграционные побуждения разобщенности, с трудом пробивая себе дорогу и вырисовываясь в нашей жизни.

Наиболее очевидный показатель этих глубоких затруднений - семья, осаждаемая на тысячах фронтов, незаменимая ценность которой остается непонятой и даже просто отрицается.

Но, если смотреть в самую глубь, взаимоотношения между мужчиной и женщиной переживают сегодня самый острый кризис.

Понятно, почему. Отношение мужчины и женщины, освещенное в человеческом опыте Словом Божьим, является первичным отношением, символом и, в некотором смысле, моделью отношений между всяким человеком и другой, отличной от него, личностью. Так нам иллюстрирует это отношение удивительная страница Библии, посвященная творению.

В последние два века мы видим, как, прежде всего на Западе, начиная с Европы, зарождается и углубляется женский вопрос. Думаю, что речь идет о событии, имеющем глубокие связи с тем эпохальным переходом в человеческой истории, который постепенно осуществлялся в последние десятилетия.

Дело в том, что если человечество призвано найти дорогу, ведущую к единству всех его составляющих, единству, сочетающемуся с уважением к различиям, то невозможно обойтись, прежде всего, без изучения этого начального отношения, вписанного Богом в самое устройство личного бытия. Оно выражается в различии между мужчиной и женщиной, которые в то же время едины в их общем достоинстве и в их неискоренимом призвании к любви.

Как подчеркивал Иоанн Павел II, «женский вопрос не должен рассматриваться только как частный аспект исследований будущего нашего общества, но он станет одним из существенных терминов процесса, от которого зависит самая судьба человечества».

Сегодня, после того, как женский вопрос пережил различные периоды, оказывается более очевидным, что подлинная проблема состоит в обновленных и аутентичных отношениях мужчины и женщины. Женщина заставила услышать свой голос, стала лучше сознавать свое достоинство и свое отличие, избавляясь от тех форм идентичности как женщины, которые прежде ощущала возложенными на себя...

В результате - мы имеем немало примеров этому в нашем европейском обществе - мужчина чувствует себя «не в своей тарелке», он тоже вдруг начинает осознавать обязанность вернуть себе свою идентичность и отличность, которые в большинстве случаев также были испорчены или, по крайней мере, выхолощены неправильным или не совсем правильным отношением с женщиной.

Одним словом, и с одной, и с другой стороны, как женщина, так и мужчина чувствуют сегодня необходимость вновь открыть такое отношение между собой, где каждый или каждая вновь находит в соотнесении с другим или с другой свою полную идентичность, соответствующую собственной самобытности.

Нет нужды подчеркивать огромные последствия, которые вызвал бы удачный опыт отношений мужчины и женщины не только на социальном и культурном уровнях, но также и на уровнях политическом и экономическом.

Именно здесь включается в дело решающий вклад, который может предложить Евангелие Господа, удивительно современное для любой исторической эпохи, для реализации опыта единственно верных отношений между мужчиной и женщиной. В нем укоренен основополагающий фактор всякого духовного и культурного обновления.

Это особенно верно для Европы, куда евангельская закваска была привнесена еще в самом начале христианской эры; и в течение веков - среди чередования различных событий - она приносила свои плоды, которые обогатили всю человеческую семью.

Рассказ книги Бытия о творении мужчины и женщины по образу и подобию Бога, перечитанный в свете пасхальных событий, нам ясно говорит, что «мужчина и женщина с самого начала призваны не только существовать 'бок о бок', или 'вместе', но призваны также существовать один для другого».

Человечество, следовательно, может вернуться в пространство свободы и любви, вновь открытое для нас воскресшим Христом, исполнив это благодаря изобильным дарам Духа Святого, - в том первоначальном единстве двух, которое связано с творением человека в качестве мужчины и женщины по образу и подобию Божьему, представляющему Собой модель совершеннейшего единства Лиц, Которое есть Сам Бог.

Авторитетные указания, что доходят до нас из соборного и папского учительства, весьма ценны, отчетливы и актуальны. Можно было бы сказать: остается только перевести эти указания на язык пережитой жизни. Только тогда, когда Слово Божье, записанное и переданное Церковью, становится жизнью Народа Божьего, оказывается возможным подлинное обновление культуры и государства. Исключительным образом этому содействуют Дары, которые время от времени Дух Святой изливает на Церковь, а также духовные и апостольские инициативы, берущие в Них начало.

Присутствие и действие этих церковных реальностей имеет не только духовное значение обновления и нового евангелизационного порыва в христианской жизни, но - в качестве своего следствия - возрождение культурное.

Поэтому я хотела бы, обратиться к опыту, приобретенному в последние годы новыми церковными движениями, и особенно Движением Фоколяров (Movimento del Focolori). Я представлю их для того, чтобы почерпнуть некоторые указания, полезные для реализации культуры взаимности между мужчиной и женщиной, соответствующей Христову Евангелию; культуры, согласной с учением Церкви и способной предложить реальный вклад в обновление цивилизации в Европе и в мире.

Впрочем, сама Церковь признала, что харизма единства исходит из Движения Фоколяров, харизма, дарованная нам именно сегодня Духом Святым для осуществления на всех уровнях того единства, которое Иисус просил у Отца в Своей последней молитве: «как Ты, Отче, во Мне и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, - да уверует мир, что Ты послал Меня» (Ин. 17, 21).

Опыт говорит нам, прежде всего, что аутентичное отношение между мужчиной и женщиной невозможно, если каждый из двух не раскрыл себя для отношений с Богом.

Так как Бог является онтологическим фундаментом для всякой человеческой личности, то очевидно, что мужчина и женщина могут экзистенциально реализоваться только при условии, что узнают друг в друге «ты» своего Творца и Господа. Пережитый опыт отношения с Богом есть то, что, в подлинном смысле, персонифицирует, то есть делает личностью, и мужчину, и женщину, в их равном достоинстве и в их изначальном призвании, которое раскрывается во взаимности их отношений, пережитых по воле Божьей, вписанной в самое их бытие и полностью выраженной Евангелием Господа.

Бог, Которого открывает нам Иисус, есть Любовь (Ин. 4, 8-16). Следовательно, мужчина и женщина приглашены Господом смотреть на Бога-Любовь, более того, «верить Любви», которая есть Сам Бог (см.: 1 Ин. 4, 16), чтобы научиться жить любовью, к которой мы призваны. «Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою, - пишет в 1 Послании св. апостол Иоанн Богослов, - и мы должны полагать души свои за братьев» (1 Ио. 3, 16).

Но как конкретно должна реализовываться та модель и та степень любви, которые Иисус пережил в отношении к каждому из нас, во взаимной любви мужчины и женщины?

Господь указывает нам суть Своего научения и Своей жизни в заповеди, которую Он Сам определяет «Своей» и «новой»: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ио. 13, 34-35).

Наш опыт подсказывает нам: чтобы любить так, как любит Господь, необходимо научиться из Слова Божьего и затем осуществить некое специфическое искусство - «искусство любви». Оно делает действующим фактором нашей жизни ту любовь Божью, которая излилась в наши сердца Духом Святым (см.: Рим. 5, 5).

В первую очередь, необходимо любить всех, без всякого исключения. Без предпочтений кому-либо, поскольку каждый является предметом бесконечной и личностной любви Божьей.

Практикуя в себе такую любовь, мужчина и женщина научаются не только спонтанно различать в человеке, стоящим перед ними, достоинство сына и дщери Бога, достоинство, составляющее самое бытие и самое глубокое значение человеческого существа, но также принимать другого и отдавать самого себя другому в свете любви Божьей, которая создала нас как драгоценный дар взаимной любви.

Далее, в той любви, которой нас учит Господь, необходимо любить первыми, то есть первым делать шаги навстречу любви. Эта безвозмездность и инициативность любви являются как бы отражением Бесконечной Безвозмездности и каждый раз новой инициативы Божественной любви.

Он - возлюбил нас первым, и мы можем каким-то образом ответить на эту Его любовь, любя, в свою очередь, нашего ближнего. «Если так возлюбил нас Бог, - пишет св. апостол Иоанн, - то и мы должны любить друг друга» (1 Ин. 4, 11).

Для конкретной любви необходимо, сверх того, стать единым с кем-то другим, влезть, так сказать, в его шкуру, проникнуть в его сердце. Непревзойденный пример этого единения с другим явил нам Сам Господь, Который, как говорит Послание Филиппийцам, «будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек» (Филп. 2, 6-7).

И, действительно, чтобы по истине любить другого, чтобы принять его в себя со всем богатством его своеобразия, необходимо дать ему место в самом себе, необходимо, в некотором смысле, забыть самого себя, чтобы жить другим.

Любя таким образом, достигаешь состояния, когда любишь другого, как самого себя: ты вдруг признаешь в том другом, который стоит напротив, себя самого, и, как следствие, ты обращаешься с ним, как с самим собой.

Для того, чтобы все это происходило полностью, искусство евангельской любви преподает нам последнюю решающую характеристику. Должно любить, вида в другом свое подлинное бытие, свое самое глубокое призвание - Иисуса. Сам Господь сказал это нам: «то, что сделали одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (см.: Мф. 25, 40).

Став человеком и ради нас умерев на Кресте, достигнув самых дальних пределов в Своей оставленности, Он «соединился некоторым образом со всяким человеческим существом» (Gaudium et spes, n. 22).

Апостол Павел, - как уже упоминалось, - обращаясь к верующим, не боится утверждать на основе опыта, пережитого первой христианской общиной: «все вы...во Христа облеклись. Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского; ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3, 27-28).

Когда взаимная любовь между мужчиной и женщиной пережита таким образом и в такой степени, происходит нечто совершенно новое, является некая благодать, обещанная нам Господом. «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18, 20). Он пообещал, и это Его особое присутствие питается и возрастает жизнью Его Слова, той взаимной любовью, которую Он нам преподал, приобщением к Нему Самому в Святой Евхаристии.

В этом Его присутствии заключается самая суть христианской жизни. Христос среди нас просвещает, укрепляет, свидетельствует о Самом Себе, вдохновляет мысли и поступки, которые запечатлены Им Самим и потому действенны и долговечны.

Именно такой Христос, живой и присутствующий среди нас, является «источником новой культуры Европы», как говорит заглавие нашего Симпозиума.

Он хочет жить среди нас и вести нас всех вместе по дороге новой евангелизации. Такое Его особое присутствие нам кажется самым верным ответом - и множество примет это подтверждают - на самые глубокие требования нашего времени.

В присутствии Воскресшего Христа, в свете Его Воскресения взаимоотношения мужчины и женщины избавляются и от опасности униформизма, и от опасности замкнуться в своей неповторимой оригинальности.

Эта плодотворность, даже на уровне природы, осуществляется в ситуации брака, в открытости супружеской четы к приятию детей.

А в свете нового творения, осуществленного Господом, имеется другая, более широкая созидательная «плодотворность» - на уровне культурном, социальном, политическом, экономическом, религиозном; она призвана быть плодом взаимного дарения мужчины и женщины.

Этому единству двух в Иисусе доверено не только дело продвижения и жизни семьи, но само устройство истории.

Цивилизация любви - не только прекрасный сон. Она уже реальность. Реальность всякий раз, когда мужчина и женщина обязуются вместе пережить взаимную любовь, любовь до полного растворения в другом, по словам молитвы Иисуса, обращенной к Отцу.

 

Симпозиум: «Христос - источник новой культуры для Европы на заре нового тысячелетия», 1999

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: