Александр Васильевич КАРЕВ – Благословенный служитель российского баптизма

В категориях: Личное освящение - свеча, зажженная во тьме


Биографический очерк

Куликов Виталий Григорьевич

Господь подарил нашему евангельско-баптистскому братству целый ряд благословенных служителей на ниве Его и среди них вдохновенного глашатая любви Христовой — брата Александра Васильевича Карева, который много потрудился для Господа и оставил после себя глубокий след.

Говорить и писать о А. В. Кареве можно долго и много, ибо деятельность его была многогранна, а духовное наследие, оставшееся после него, обширно; но мы на этот раз ограничимся тем, что расскажем в общих чертах о жизненном пути брата, которым вел его Господь.

Имя Александра Васильевича Карева неразрывно связано с историей евангельско-баптистского движения в нашей стране. Начав свое служение еще в молодые годы, он в течение шестидесяти лет подвизался на духовном поприще, проповедуя Христа распятого.

Заимствовав много хорошего у таких видных служителей Христовых, как И. В. Каргель и И. С. Проханов, А. В. Карев приумножил духовное наследие нашего братства и вошел в историю евангельско-баптистского движения как пламенный проповедник Евангелия, как замечательный певец Голгофы.

Александр Васильевич Карев родился 20 декабря 1894 года в Петербурге в семье железнодорожного служащего Василия Филипповича Карева, начальника небольшой станции Ириновка. Его мать Мария Васильевна работала портнихой в артели «бедных женщин», основанной графиней Чертковой.

В трехлетнем возрасте маленький Саша остался без отца. Забота о воспитании легла на плечи матери, которая окружала его нежной любовью.

Желая дать своему сыну хорошее воспитание и образование, Мария Васильевна очень много работала, чтобы иметь для этого необходимые средства. Но трудовая жизнь не позволяла ей постоянно присматривать за сыном; и был день, когда пятилетний Саша, выбежав на улицу, попал под лошадь ломового извозчика. К счастью, лошадь, а за ней и телега прошли над ним так, что он не получил никаких повреждений.

Вскоре после этого мать отдает Сашу на пять лет в пансион для полу сирот, где царили суровый режим и спартанская система воспитания.

Строгий и до чрезвычайности педантичный воспитатель Ф. Каспер прививал своим воспитанникам самый скромный образ жизни, самое аккуратное отношение ко всякому порученному делу и максимальную пунктуальность во всем. Если он отпускал детей гулять, то они должны были быть дома минута в минуту к назначенному им времени. Это строгое воспитание принесло свои плоды, помогло брату в дальнейшем переносить многие трудности, которыми изобиловала его жизнь. Таким образом, из изнеженного «маменькина сынка» эта школа сделала довольно выносливого и неприхотливого человека. Но главное значение пансиона заключалось в том, что мальчик вышел их него с прекрасным знанием немецкого языка.

Впоследствии, обратившись к Господу и став Его служителем, Александр Васильевич имел возможность глубоко изучать богатую духовную литературу на немецком языке. А в дальнейшем, совершая многочисленные поездки по различным странам, он не раз исполнялся благодарностью Господу за приобретенное им в детстве знание немецкого языка.

Находясь в пансионе, юный Александр регулярно посещал богослужения лютеранской церкви Св. Марии, пастором которой был в то время известный Альберт Мазинг. Этот искренний слуга Христа в течение пяти лет сеял семена Евангелия в сердце юноши, направляя его мысли к Богу.

По окончании учебы в пансионе Александр Карев поступил в немецкую среднюю школу — училище Святой Анны. Поступление в эту школу было связано с большими трудностями, так как туда принимали в основном детей немецкой национальности, а русских — в виде исключения и в последнюю очередь. Но помогли настойчивые просьбы матери, которая со слезами на глазах упросила директора принять ее сына.

В этой школе, кроме немецкого, Александр изучал еще французский и английский языки. Неизгладимый след в последующей жизни Карева оставил директор этого училища Иосиф Кениг — прекрасный педагог с чутким, любящим сердцем.

Пятилетнее пребывание А. В. Карева в училище Св. Анны связано с двумя событиями в его жизни. Во-первых, это было время увлечения химией, которой он хотел посвятить всю свою жизнь. Юноша так сильно был увлечен этой наукой, что почти совсем перестал ходить на евангельские собрания, и хотя он не потерял веры в Бога, но в сердце его царило полное равнодушие к Нему.

Вторым событием этого периода его жизни был глубокий внутренний перелом, который в дальнейшем направил всю его жизнь по новому руслу. Этот великий духовный перелом произошел в один из воскресных дней 1911 года. Это воскресенье Александр хотел провести так же, как проводил и все другие воскресные дни: в занятиях химическими опытами в своей лаборатории. Но его любящая мать, неизменно приглашавшая его на евангельские собрания, на сей раз была особенно настойчивой. Юноша решил исполнить ее просьбу и пошел на богослужебное собрание.

Проповедь пламенного служителя Фомы Николаевича Минина, его сияющее от глубокого счастья в Боге лицо произвели на А. В. Карева сильное впечатление и породили желание начать новую жизнь.

Мой друг! Когда так много силы, когда душа полна восторга о святом, когда тебе свобода, правда, милы, не забывай, что ты любим Творцом.

Не забывай, что Бог и Царь вселенной, к тебе любовью дышит неземной и хочет, чтобы и ты, как раб Его смиренный, дышал к Нему любовью святой.

С этого времени А. В. Карев стал регулярно посещать евангельские собрания. Но его сердце все еще не было целиком отдано Христу. Большое влияние оказали на него проповеди знаменитого французского проповедника Е. Берсье. Из этих проповедей он узнал, что величайшим грехом перед Богом является отсутствие в сердце любви к Нему, так как это является нарушением первой и наибольшей заповеди: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею» — Втор. 6, 5.

Увидев, что он не имеет такой любви к Богу, юноша осознал себя величайшим грешником, хотя был воспитан в строгой христианской морали.

Однажды, преклонив колени в молитве у своей кровати, Александр сознательно и решительно отдал свое сердце Христу. Это произошло в один из январских вечеров 1913 года.

По окончании весной 1913 года реального училища А. В. Карев поступил в Политехнический институт, на факультет общественно-экономических наук. В программу обучения входили исторические, юридические, экономические и социальные предметы. Параллельно со слушанием лекций в Политехническом институте А. В. Карев слушал также духовные и религиозно-философские рефераты в Петербургском Христианском студенческом кружке, руководимом П. Н. Николаи.

В этом кружке читались рефераты замечательных служителей Русской православной церкви — священников Чельцова и Агеева, зарубежных проповедников — Джона Мотта, Шервуда Эдди из США, пастора Ле Сера из Германии и других.

2 декабря 1914 года А. В. Карев принял водное крещение по вере и стал членом Петербургской общины евангельских христиан. На всю жизнь остался у него в памяти этот радостный день и те поздравления и пожелания, которые он получил от верующих.

Таким образом, Петербургская церковь стала для него духовной матерью, а наставником этой церкви в то время был брат И. В. Каргель, который оказал благословенное влияние на духовный рост А. В. Карева.

Однажды, придя на вокзал, чтобы проводить И. В. Каргеля, когда тот уезжал из Ленинграда, молодой А. В. Карев попросил его написать ему в блокнот что-нибудь на память, и брат-старец не задумываясь написал ему два слова: «Познай Его!»

Именно от И. В. Каргеля перенял он во всей христианской чистоте учение о распятом Иисусе Христе.

«Мы не должны перестать считать за святыню Кровь Христа», — не раз говорил потом А. В. Карев.

В то время, кроме И. В. Каргеля, подвизались также такие опытные и благословенные руководители дела Божия, как талантливый организатор евангельско- баптистского движения И. С. Проханов, пламенный проповедник В. А. Фетлер и другие.

Молодой Карев старался усвоить их знания, перенять их духовный опыт, их методы духовной работы. Все их благословенные уроки он использовал в своей дальнейшей деятельности на ниве Божией.

А в воскресенье 5 марта 1915 года А. В. Карев произнес свою первую публичную проповедь в Петроградской церкви евангельских христиан на слова 1 Кор.1, 18: «Слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, сила Божия». Прослушав эту проповедь, И. С. Проханов сказал: «Теперь я могу быть спокоен, так как в лице А. В. Карева я вижу замену себе».

После этого А. В. Карев стал принимать активное участие в духовной жизни Ленинградской церкви: проповедовал в собраниях, редактировал и писал статьи в журнал «Призыв» и играл в струнном оркестре, которым руководил брат А. В. Добрынин.

Пламенная любовь ко Христу, постоянное горение в труде для Него были лейтмотивом всей жизни А. В. Карева до последних дней его жизни.

Не имея возможности в то время сдать госэкзамены, А. В. Карев поступил в декабре 1917 года на службу в Госбанк.

В октябре 1918 года А. В. Карев соединил свою жизнь с сестрой в Господе Анной Иосифовной Громовой, ревностной труженицей на ниве Христовой. Посещая вместе с другими ночлежные дома и притоны, она свидетельствовала о Христе своим выразительным пением.

В 1919 году А. В. Карев был призвал в ряды Красной Армии и направлен в Казань для борьбы с сыпным тифом. Но борьба с эпидемией привела к тому, что он и сам заболел сыпным и возвратным тифом и был, как говорят, «на волосок» от смерти. Но Господу было угодно сохранить ему жизнь для большого труда в будущем.

По возвращении из армии в апреле 1922 года Александр Васильевич целиком переходит на духовный труд во Всесоюзном Совете евангельских христиан, где он погружается в самую кипучую духовную деятельность: замещает часто отсутствовавшего И. С. Проханова, возглавляет отдел переписки и проповедует в Ленинградской церкви.

Всегда живой, жизнерадостный, он зажигал своим оптимизмом, своей глубокой верой и любовью ко Христу и других. К нему тянулись и молодые, и пожилые.

После прочтения им в 1927 году брошюры «Он Сам», которую ему предложил брат И. В. Каргель, А. В. Карев поставил себе цель: в центр каждой своей проповеди ставить Иисуса Христа. И в течение всего своего служения он оставался верен этому принципу.

В своем духовном служении брат Карев не ограничивался кафедрой. «Любовь к Богу и ближним, — говорил он, — вот те два условия, которые должен исполнять каждый служитель Христа. Нужно быть как можно ближе к людям, замечать слезинку в их глазах. Наша духовная жизнь не будет полноценной, если мы не будем соблюдать этого второго условия, и по причине невыполнения этого условия мы часто бываем сухими колодцами!»

С 1925 по 1928 годы А. В. Карев читал лекции по методике служения для курсантов Библейских курсов.

В этот Ленинградский период служения Господь дал возможность Своему слуге посетить с проповедью Евангелия многие места нашей необъятной страны. От Крайнего севера до самых южных границ и от запада до бескрайних просторов Сибири проехал он, посещая сотни общин и возвещая безграничную любовь Спасителя.

К этому же времени относится и расцвет его литературного творчества. Сохраняя первую любовь ко Христу в своем сердце, постоянно испытывая благодарность к Господу за спасение и желание поделиться этим с другими, он пишет такие статьи, как: «Светильники горящие и светящие», «Сердце Христу», «С глазу на глаз», «Заблудшие в дебрях».

Из воспоминаний Анны Иосифовны, жены Карева: «Александр Васильевич очень много работал по ночам. У него не было своего рабочего кабинета, куда он мог уединиться. Но он мог работать при детском шуме, мог готовиться к проповеди где-нибудь в сквере. Бывало положит портфель на колени и пишет, пишет...»

Всего за Ленинградский период служения было напечатано в журналах примерно пятьдесят его статей и стихотворений.

Такая у нас была семья, когда вечером 26 марта 1935 года у нас взяли отца... Александра Васильевича посадили в машину и увезли в третий раз. Первый раз — в Казани в 1921 году, второй раз — в 1929 году и вот теперь в Москве... Я посмотрела на спящих детей. Бедные! они еще не знали, что произошло...

Когда была на свидании, Александр Васильевич сказал мне: «Я получил срок пять лет, и меня отправляют в Коми Республику»...

Получив первое письмо с адресом, решила ехать и отвезти ему необходимые вещи к зиме. Путь от Москвы до Котласа был благополучным. Расспросила, как доехать до его местопребывания. Ехала по узкоколейке, сошла на платформе. И вижу, проезжает вагонетка, которую сзади толкают несколько мужчин. Присмотрелась и вижу, один похож вроде на моего мужа, и самой не верится. Ноги у него обмотаны какими-то тряпками. Окликнула его, он оглянулся и глазам своим не верит, — как я сюда попала. Сочла большой удачей эту встречу. Подбежала к нему. Мы сели на бревнышке и немного поговорили. Подошел его начальник, он вскочил с места и докладывает: «Это моя жена приехала из Москвы»... Через пять дней, наконец, свидание в присутствии конвоира и передачу мне разрешили...

Так я прожила одна с шестью ребятишками пять с лишним лет... Если бы не Господь, то я погибла бы под ношей судьбы...

8 марта 1940 года Александр Васильевич прислал письмо, в котором сообщал, что освободился. В этом письме он строил планы на будущее, не зная, что через два месяца приедет на похороны нашего семнадцатилетнего сына Левочки — у него была скоротечная чахотка; лечения ее тогда еще не было...

После возвращения в Москву Александр Васильевич трудился в церкви, совершая вместе с братьями поездки по церквам».

В 1942 году образовался Всесоюзный совет евангельских христиан и баптистов. В Москву возвратился Я. И. Жидков. В состав ВСЕХБ из бывшего Союза вошли М. И. Галяев и Н. А. Левинданто. Ожидалась связь с церквами и группами верующих.

В то время А. В. Карев выступил с патриотической проповедью, которая положила, начало его проповедническому служению.

В октябре 1944 года в жизни верующих нашей страны произошло великое событие: евангельские христиане и баптисты объединились в один Союз. На съезде, посвященном объединению родственных течений в единую семью, был создан Союз евангельских христиан-баптистов. А. В. Карев был избран его генеральным секретарем. С тех пор в течение 27 лет он бессменно нес это служение, являясь одновременно главным редактором журнала «Братский вестник».

Из воспоминаний А. И. Каревой: «... у Александра Васильевича была удивительная работоспособность: часто очень поздно сидел за работой, когда все уже спали. И в отпуске он не мог отдыхать. Наберет, бывало, с собой полный портфель бумаг. За отпуск напишет в журнал «Братский вестник» не одну статью и радуется , что в отпуске не зря время прошло. Работы во ВСЕХБ у Александра Васильевича было много, но это была его жизнь, и иначе жить он не мог».

Если его статьи и проповеди Ленинградского периода носили характер духовной беллетристики и отличались эмоциональностью и юношеским горением, то в московском периоде своего духовного литературного творчества А. В. Карев выступает как талантливый публицист и как зрелый богослов и историк.

В августе 1953 года А. В. Карев впервые вместе с другими братьями совершает поездку за границу — в Швецию, где он выступил с речью, в которой осветил работу ВСЕХБ и жизнь верующих в нашей стране. Многие из присутствующих там плакали, видя и слыша посланцев нашего братства. Эту поездку Александр Васильевич подробно описал в журнале «Братский вестник», где с радостью отметил, что «для христианской любви нет преград и расстояний, что эта любовь перекидывает мосты через любые пропасти, разделяющие людей».

Вторая его поездка за границу состоялась в июне 1954 года, и тоже в Швецию. На этот раз совместно с другими религиозными деятелями он принял участие в конференции по ослаблению напряженности в международных отношениях.

Третью поездку в Швецию А. В. Карев совершил с братьями Я. И. Жидковым, Н. А. Левинданто и другими в августе 1954 года на состоявшуюся в Стокгольме конференцию христиан Востока и Запада. Здесь ему было предложено выступить с докладом на тему «Христианская любовь в социальной жизни».

В августе этого же года А. В. Карев совершает и свою четвертую поездку за границу, на этот раз — в Норвегию по приглашению пастора Рагнара Форбекка, который являлся в то время членом Всемирного Комитета защиты мира.

Все эти четыре путешествия за границу подробно описаны им в журнале «Братский вестник». Во всех перечисленных поездках, кроме проповеди Евангелия и общения с братьями и сестрами по вере, ставилась великая и благородная цель: сближение Востока и Запада, ослабление международной напряженности и защита мира.

1954-й год явился для брата Карева юбилейным годом: ему исполнилось 60 лет. И в связи с этой датой он по просьбе братьев написал свою краткую автобиографию, которая была напечатана в журнале «Братский вестник» под заглавием «Тропа моей жизни». Эта автобиография и взята за основу данного биографического очерка.

В заключение своей «Тропы» Александр Васильевич писал: «Озираясь назад, на длинную тропу жизни, пройденную мною за шестьдесят лет, хочется с торжеством в сердце громогласно воскликнуть: «Велики и чудны дела Твои, Господи, Боже, Вседержитель» — Откр. 15, 3.

Господь по милости Своей продлил тропу жизни Своего ревностного служителя еще на 17 лет.

С 1954 года наступает самый интенсивный и самый плодотворный период в многогранной деятельности А. В. Карева: командировки по делу Божьему внутри страны и за границу; выступление с проповедями в Московской церкви; посещения верующих на дому; редактирование журнала «Братский вестник» и написание большого количества духовных статей.

В эти годы на страницах «Братского вестника» была напечатаны такие его глубокие работы, как: «Уроки для верующих из жизни апостола Павла», «Уроки для верующих их жизни пророка Самуила», «Послание к Римлянам», «Уроки для верующих в Евангелии от Матфея», исторический очерк «Русское евангельско- баптистское движение» и многие другие.

В июле 1955 года в Лондоне (Англия) состоялся Золотой Юбилейный Всемирный конгресс баптистов, в котором приняли участие и евангельские христиане- баптисты из нашего братства. Среди них был и брат А. В. Карев.

На одном из заседаний Конгресса, на котором присутствовало восемь тысяч человек, он произнес проповедь на тему «Христос в церкви». Его выступление неоднократно прерывалось бурными аплодисментами.

В качестве ответного визита в этот же год в нашу страну с Юбилейного Конгресса в Лондоне прибыла делегация американских баптистов во главе с президентом Всемирного Союза баптистов Теодором Адамсом.

Гости посетили ряд церквей нашего братства. И всюду их неизменно сопровождал и представлял верующим брат А. В. Карев.

В 1956 году по приглашению американских баптистов А. В. Карев направляется в составе делегации русских баптистов в США на заседание Исполнительного комитета Всемирного Союза баптистов. И там следовали также встречи, беседы с многочисленными верующими, сообщения о развитии дела Божьего в России и проповеди, возвеличивающие и прославляющие Христа. По окончании этой поездки в американской печати появилась статья под названием: «Руководители русских баптистов завоевали сердца американских баптистов».

В августе 1957 года А. В. Карев в составе делегации едет в Германскую демократическую Республику. Эта поездка, по его собственному определению, была самой благословенной и полезной для его ума и сердца.

Неизгладимое впечатление произвело на него посещение в городе Виттенберге церкви Мартина Лютера, на дверях которой великий реформатор прибил свои знаменитые 95 тезисов, совершившие переворот в истории христианства. «В этой церкви, — пишет он в своей статье «В Германской Демократической Республике», — находятся две исторические гробницы двух славных воинов Христа — Лютера и его друга Филиппа, Меланхтона, бок о бок сражавшихся за чистое Евангелие. Когда я стоял около этих гробниц, я говорил Господу, как бы обновляя свой обет перед Ним. Как я был благодарен Господу за возможность погрузиться мыслями в эти первые дни Реформации!»

В городе Лейпциге брат А. В. Карев выступил на митинге перед 50-тысячным собранием с рефератом на тему «Мир на земле и в человеках благоволение».

Благословенным собранием в баптистской церкви Берлина закончилась эта миссия мира, и проповеди Евангелия. Здесь он проповедовал на тему «Источники радости в нашей жизни». Указав на Христа как на «Реку жизни, исходящую от престола Бога и Агнца» — Откр. 22, 1, он сказал: «Прекрасный город Дрезден был разрушен, тысячи его лучших зданий и многие прекрасные памятники искусства лежат в развалинах, а река Эльба, на которой стоит Дрезден, течет спокойно и величаво, как она текла веками в своих берегах. Так вечна и неиссякаема «река жизни» — Христос. «Небо и земля прейдут, а слова Его не прейдут вовек!»

Последняя его поездка за границу состоялась в апреле 1968 года — в Прагу, на Третий Всехристианский конгресс мира, после которого в связи с постигшей его болезнью он уже никуда не выезжал.

Всего брат Карев совершил 39 поездок за границу. И всюду имел благословенные духовные плоды и приобретал много друзей. Своими пламенными содержательными проповедями о Христе, своей жизнерадостностью и личным обаянием он покорял сердца людей, как в своей родной стране, так и за границей.

Карев никогда не забывал, что он, прежде всего, слуга Христа, глашатай Его благой евангельской вести. «Все для Христа» — таков был его девиз.

«Мы должны чаще испытывать свое сердце: какое место занимает в нем Христос? В этом вся суть нашего христианства. Смещение Христа с Его престола происходит часто, и до этого допускать мы не должны», — говорил он своим друзьям.

Каждый его рабочий день был заполнен до предела. Начинался он, как правило, с 7 часов утра.

Дома он, помимо творческой работы, просматривал и прочитывал обширную корреспонденцию и другие материалы, которые брал с собой из канцелярии с вечера.

К часу дня он приезжал в канцелярию Союза, где его ожидали приезжие верующие из других городов, которые хотели побеседовать с братом Каревым, а иные — хотя бы «увидеть его, живого», — как они говорили.

В канцелярии он принимал активное участие в совещаниях с руководящими братьями, в совместных обсуждениях различных назревших вопросов. После работы в канцелярии по четвергам он проповедал в Московской церкви. После богослужений — беседы с верующими. Всегда внимательный ко всем, он всегда чутко отзывался на все нужды верующих. «Если душа обращается к нам, проповедующим, с каким-либо вопросом, — говорил он, — значит, он ее тревожит, а, следовательно, этот вопрос для нее важный. И мы непременно должны дать нужный совет или помощь».

Подобно апостолу Павлу, он мог сказать: «Много раз был в путешествиях... в труде и в изнурении... Кроме посторонних приключений, у меня ежедневное стечение людей, забота о всех церквах. Кто изнемогает, с кем бы и я не изнемогал? Кто соблазняется, за кого бы и я не воспламенялся» — 2 Кор. 11, 26-29?

Перенапряжение в труде, систематическое недосыпание в течение длительного времени и тяжело переживаемый им происшедший в нашем братстве раскол — все это повлияло на здоровье брата.

10 декабря 1961 года после окончания утреннего собрания он почувствовал себя плохо и был отвезен домой; с диагнозом «мозговой криз» брат был вынужден полтора месяца соблюдать предписанный врачом постельный режим со строгим запретом вставать и заниматься какой-либо умственной работой.

К большой радости Московской церкви и всего братства Господь снова вернул Александра Васильевича на Свою ниву, подарив ему еще 10 лет жизни. И вновь в том же напряженном ритме продолжался его труд в канцелярии Союза и в Московской церкви, где он проповедовал два раза в неделю; снова творческие планы, замыслы, снова поездки за границу.

В 1961 году Карев помещает на страницах журнала «Братский вестник» такие свои фундаментальные статьи, как: «Экзегетический разбор Евангелия от Иоанна», «Псалом всех псалмов» — толкование 22-го Псалма, «О чистоте сердца» и другие.

«Труд для Христа, — говорил он, — это лекарство от всех духовных болезней».

Проповедовал А. В. Карев громким, внятным голосом, поучая, наставляя и обличая с таким огнем и силой Духа Святого, что почти никто не оставался равнодушным. Проповедуя, он не старался употреблять красивые, пышные фразы, избегал также употреблять иностранные слова. Он стремился всегда простым, понятным языком доходчиво и ярко донести до верующих глубокие духовные истины.

Нельзя не сказать и об удивительной выразительности и вдохновенности его пения, особенно, когда он руководил богослужением. Наиболее памятным осталось его пение вместе со всеми верующими любимого им гимна «Мой Бог — скала!»

Руководя общим пением, он зачитывал слова песен так вдохновенно и с такими комментариями, что это было равносильно назидательной проповеди. А петь так, как пел он, — радостно и самозабвенно, — может лишь только человек с чистым сердцем. Он действительно и жил так, как проповедовал. Причем проповедовал он всегда только о том, что согревало его собственное сердце.

Можно только поражаться, как много он успевал делать. Он находил время даже поздравить каждого сотрудника и других верующих с днем рождения, высказывая те или другие ценные мысли, которые могут являться своего рода девизом для каждого христианина и христианки.

«Бумага сушит, — души оживляют», — любил он часто повторять слова брата И. С. Проханова. И помня об этом, он и сам всегда стремился к живому общению с душами. Беседы с ними обогащали его самого и часто подсказывали ему новые темя для проповедей.

Александр Васильевич Карев восхищался теми, кто посвящал себя целиком на служение Христу! Как он старался поощрять всякое их стремление к познанию, к расширению кругозора, к получению образования! Как многих из них он с помощью Господа извлек из тинистого болота греха и отчаяния, указав на Христа как на величайшую всепрощающую любовь и источник истинного счастья! Как многим он помог найти свое назначение в жизни.

Одному из своих друзей он писал: «О, как душит наше дорогое братство отсталость, ограниченность, узкий фанатизм, от которого болит душа. Как было бы хорошо, если бы наше дорогое братство вышло из своей сектантской узости и ограниченности, доходящей у некоторых до крайних пределов.

Христианин, концентрируясь на Христе, должен быть подобен Христу, Который был так внимателен к окружающему Его миру, к людям, природе, ко всему, что переживал Его народ. Стремитесь к всесторонности, но, конечно, никогда не теряя из вида драгоценного Спасителя-Христа и на все в окружающем нас мире смотря только через Него. Тогда наше всестороннее развитие не будет над- мевать нас, а прославлять Его».

Постоянно озабоченный проблемой домостроительства Церкви, вопросом о новых работниках на ниве Господней, он говорил: «Поле необъятно, а работников так мало, особенно самоотверженных... К сожалению, так много ищущих «своего». У одних мало или совсем нет культуры (а ведь наши слушатели, наши современники все больше нуждаются в культурных «Павлах»), у других мало огня, мало пламенного энтузиазма в служении Христу и Его меньшим братьям. А у третьих есть и то и другое, но существуют другого рода преграды для их использования. Но утешает то, что Христос Сам зажигает новые светильники и поддерживает давно зажженные».

«Богатый знаниями ум и пламенное сердце — вот что нужно слугам Христа, — писал он одному из начинающих молодых проповедников». «Для меня нет большей радости, как если сердца молодых и старых раскалены добела в любви ко Христу, — писал он другому. — Только очарованный Христом может очаровывать Им и других!»

Зная духовные запросы нашего братства, заботясь о воспитании верующих, он проповедует, а затем помещает в журнал свои размышления о молитве Господней «Отче наш»; «Основные начала христианской жизни», которые должны осуществлять верующие в своей жизни: покаяние, вера, возрождение, оправдание, усыновление и освящение.

Но, прежде всего он призывал верующих к тому, чтобы распятый на Голгофе Христос занимал центральное место в их повседневной жизни.

С 1963 года он начинает разрабатывать и помещать на страницах журнала тему «Голгофа», по его выражению, «глубокую, как океан, и широкую, как вселенная», а также большую тему «Основные доктрины Библии».

Духовно-литературное творчество Александр Васильевич считал своим основным трудом и стремился в этом направлении сделать как можно больше.

Авторитет А. В. Карева в евангельско-баптистском братстве был огромным, к его мнению прислушивались многие. На братских пленумах и совещаниях его выступления всегда были последними, решающими.

Даже отделившиеся братья, которые хотя и кидали в него поношения, в своей среде с уважением относились к нему.

Но вот наступил новый рубеж в жизни дорогого служителя — 1968 год! Вместо того, чтобы ехать в Швецию, он оказался на операционном столе. Прошли тревожные три месяца для всего нашего братства. И 15 сентября 1968 года верующие Московской церкви вновь увидели и услышали с кафедры своего любимого проповедника, о котором все это время усиленно молились.

Также бодро и вдохновенно, как и прежде, было сказано его первое после операции слово на тему «Нам хочется видеть Иисуса».

И в дальнейшие дни с той же неукротимой энергией он продолжал проповедовать два раза в неделю и совершать свой прежний многогранный труд.

Кроме всего прочего, А. В. Карев уделял также много времени просмотру лекций для Библейских курсов, которые были открыты в 1968 году. Сам Господь помогал совершать ему огромный труд. Таким образом, три с половиной года, прожитые им после операции, можно назвать поистине подвигом.

На съезде ВСЕХБ 1969 года брат А. В. Карев сделал замечательный доклад, в основу которого были положены слова Ев. Луки 16, 2: «Дай отчет в управлении своем». В этом докладе он дал всесторонний исторический обзор развития евангельско-баптистского движения за прошедший период.

В последнее время все служение А. В. Карева было направлено на приготовление к встрече с Господом. Свой очередной отпуск 1970 года он посвятил приведению в порядок личного архива.

Отпуск 1971 года А. В. Карев промыслом Божиим провел под Петербургом.

4 сентября 1971 года А. В. Карев возвратился в Москву, наполненный многими впечатлениями и воспоминаниями, и снова продолжал проповедовать в Московской церкви.

8 ноября 1971 года отошел в вечность зам. председателя Союза С. Т. Тимченко, и брат А. В. Карев участвовал словом на траурном богослужении, посвященном похоронам брата. Прочитав из Иер. 10, 19 — «Горе мне... мучительна рана моя...», — А. В. Карев сказал, что лучший бальзам от всех мучительных ран нашей земной жизни — это самый ревностный труд для Христа.

Именно в таком ревностном труде для Господа и сам Александр Васильевич находил исцеление от многих мучительных ран и в своей жизни.

Все эти последние дни, несмотря на прежний ритм работы в канцелярии и дома, он как бы жил уже мыслями о небе.

24 ноября А. В. Карев позвонил брату И.Г. Иванову, что не придет в канцелярию, а останется дома — чтобы приготовиться к четверговой проповеди и работать над докладом к предстоящему совещанию Президиума ВСЕХБ.

А в 18 часов в «один миг» А. В. Карев перешел уже в вечные обители неба. Господь исполнил желание брата: умереть или на кафедре, или за письменным столом. В Библию был вложен приготовленный к четвергу подробный конспект проповеди на тему «Рождение свыше». А на столе лежала, написанная им первая страничка доклада, в основу которого он взял слова Флп. 2, 2: «Дополните мою радость: имейте одни мысли, имейте ту же любовь, будьте единодушны и единомысленны».

** *

Пять дней гроб с телом почившего брата стоял в помещении молитвенного дома Московской церкви. Дети Божии прощались со своим духовным наставником.

29 ноября на траурном богослужении было высказано много добрых воспоминаний о замечательном труженике.

Десять автобусов и несколько легковых машин не могли вместить всех желающих проводить любимого брата в последний путь.

На мраморной плите, установленной на могиле брата, под его фамилией высечены слова: «Пламенный проповедник Евангелия», а также его любимый текст из Флп. 1, 21: «Для меня жизнь — Христос, и смерть — приобретение».

Благословенная жизнь брата А. В. Карева, всецело отданная на алтарь служения Господу и людям, навсегда останется вдохновляющим примером для христиан последующих поколений. Его духовное наследие будет служить пищей и благословением для наших братьев и сестер.

Да будет благодарность Господу за труд этого служителя на ниве Божией.

Пусть служение А. В. Карева послужит примером для многих служителей Христовых настоящих и будущих дней.

 

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: