О тех, кому Бог дал всего один талант

В категориях: Наставь и научи


Евгений БЕРСЬЕ

Притча о талантах

Нам хорошо известно, что из уст Спасителя часто раздаются слова: горе вам, богатые, потому что обнищаете (Лук. 6,24). Но Спаситель знал также, что и на другом конце социальной лестницы возникнут другие плоды зла: зависть, недоброжелательство, неблагодарность, злоба, уныние, ропот, отчаяние и даже богохульство. И вот все эти пороки Он и показывает нам действующими в душе раба неверного, ленивого и возмущенного. Этот-то последний урок мне и остается представить вам, братия. Как бы щекотливо ни было, я постараюсь разобрать его до конца с тою же откровенностью, как и прежде. Может быть, вы найдете вместе со мной, что мало таких поучений, которые были бы так кстати и так близко касались нашего времени и нашего общества.

Я обращаюсь к тем, которые получили от Бога только один талант. Разве к ним относятся исключительно бедные? Если бы мы допустили, что здесь дело идет только о бедных, то этим мы исказили бы смысл притчи. Таланты, как мы уже сказали, означают не одни материальные блага, хотя мы и привыкли понимать их в этом смысле. Таланты - это все те дары, которыми Господь наделяет человека. Из этого следует, что раб, получивший только один талант, служит представителем всех тех, которые получили мало в области воспитания или общественного положения; которые получили мало способностей физических или умственных и вообще временных средств, - короче, означают тех, которые действуют в границах посредственности. Но и посредственность имеет свои искушения. И вот с ними-то и знакомит нас Иисус Христос здесь.

Первое искушение - это, конечно, зависть. Предположим, что этот раб был бы один пред своим господином. Разве не возможно, чтобы, получая от последнего даже один талант, он принял его с благодарностью? Но этот человек видит тех, кому его господин давал в два и в пять раз больше, чем ему. От него ускользают те разумные основания, которыми руководился при этом господин. Он не хочет слышать голоса благоразумия и не думает о том, как бесконечно велика ответственность тех, которые получили больше; не спрашивает себя, будет ли он в состоянии нести эту обязанность и не будет ли он раздавлен под тяжестью бремени, которого он домогается. Он не думает о том, что его господин любит его так же, как и других, и не спрашивает себя, не служит ли то скромное положение , которое ему предназначено, доказательством этой любви. Одна мысль преследует его беспрестанно; он видит тех, которые отличены, которых называют любимцами его господина; их счастье служит для него обидой, их величие кажется ему личным оскорблением. Зависть овладела всем его существом и своей железной рукой сжимает его сердце, заставляя его обливаться кровью.

И вы видите, что здесь осуществляется та замечательная аллегория, в которой Христос описывает демона, на время изгнанного из души человеческой и возвращающегося туда обратно с семью другими демонами (Лук. 11,24-6).

Этот человек не знает и даже не хочет знать, что он получил один талант его господина: ему кажется, что Он не дал ему ничего, что он лишен наследства. То, что он получил, послужило бы в руках другого исходным пунктом великой будущности, рычагом, который поднял бы мир, так как на один талант возможно приобресть два, а на эти два - другие два и так далее, ибо Господь не только не полагает предела в делании, ограничив развитие дара, но всем открывает обширный и прямой путь бесконечного усовершенствования. Итак, человек этот, по его мнению, ничего не получил. Он видит только то, чем обладают другие. Они-то и отняли его часть. По его мнению, господин забыл его, Он жестокий человек, Он жнет там, где не сеял и собирает там, где не расточал (Матф. 25,24).

Вместе с неблагодарностью идет нерадение о долге, пренебрежение к полученному дару, отвращение к труду, распущенность и вообще все те пороки, которые изображает Евангелие в поступках безумного расточителя в различных притчах, как, например, в притче о юродивых девах, о рабах, предавшихся в отсутствие их господина всевозможным излишествам. Зная человеческую природу, Евангелие безошибочно приписывает им то мрачное уныние или ту озлобленную печаль, которая побуждает оскорблять Господа. О! я не забываю, что Евангелие благословляет печаль. Но мы знаем через Св. Апостола Павла, что есть два рода печали, из которых одна ведет к жизни, другая к смерти (II Коринф. 7,10); одна смягчает сердце и делает его восприимчивым к росе Божественного утешения, а другая ожесточает сердце; одна печаль - раскаяния и любви, и другая печаль - возмущения и злобы.

Евангелие никогда не делало из бедности почетного состояния, но, благословляя ее, оно в то же время указывает и на страшные опасности, связанные с нищетой; так что Евангелие никогда не приписывало, по примеру язычников, очищающей силы одной только скорби. Оно, напротив, открывает нам все искушения и опасности последней. О! себялюбивая и бесплодная печаль, мрачная горечь сердца, которое не хочет больше надеяться, не хочет больше верить и закапывает в глубину прошлого все наличные силы и все средства будущего! Поэзия человеческая может восхвалять это; свет может восхищаться и находить в этом загублении таланта благородную гордость, но Евангелие разоблачает это состояние, усматривает в таком человеке нераскаянную душу, пренебрегающую дарами Божиими и смеющуюся над Его любовью.

За бездействием нечестие начинает богохульствовать; начинает говорить: Господи! я знал, что ты человек жестокий (Матф. 25,24). Вот слова, которые служат завершением всего остального. Как во всякой зависти, во всякой неблагодарности и во всех тяжелых скорбях лежит зародыш богохульства, так точно зародыш этот скрывался в словах Адама, когда он, оправдываясь в своем падении, говорил Богу: жена, которую ты мне дал, она дала мне от дерева и я ел (Быт. 3,12); и в словах Каина, говорившего Богу: разве я сторож брату моему (Быт. 4,9); и в сердце каждого виновного, который, оправдываясь в своих ошибках, говорит: -"Бог послал мне искушение"; и во всех новейших системах, которые на место всеправедного, всесвятого и всеблагого Господа ставят перед нашими глазами мрачный и отталкивающий образ "судьбы".

Итак, братия, не узнали ли вы в этом сжимающем душу состоянии неверного раба какую-нибудь черту нашего времени, которую вы могли подметить и вокруг себя и даже, может быть, в собственном своем сердце?

Да, зло это - зависть. Разве вы все не замечаете ее вокруг себя? Я говорю "все" потому, что если вы вглядитесь хорошенько, то встретите ее не только между одними бедняками, но решительно во всех классах, ибо все люди часто забывают то, что они получили, думая только о том, чем другие обладают в большей мере сравнительно с ними, не признавая за другими права владеть этим большим. Так, работник завидует своему хозяину, хозяин же его завидует какому-нибудь быстро разбогатевшему купцу, а этот, в свою очередь, бросает алчный взгляд на великолепный дом какого-нибудь миллионера, который, в свою очередь, не может выносить соперничества какого-нибудь древнего исторического рода, относящегося к нему свысока. Зависть - это родник, из которого бьет между всеми общественными сословиями поток ненависти, делающий врагами тех, которые должны быть друзьями и взаимными помощниками в каждом общественном деле. Зависти должно чуждаться не потому только, что она служит гибелью для общества и угрожает всякому порядку, но и потому, что она отравляет сердца самих завидующих, побуждая пренебрегать теми законными благами, которыми они наделены и которыми могли бы наслаждаться всецело. И сколько бы ни выпадало на их долю благ, они не замечают их, так как неблагодарность, порожденная завистью, застилает им глаза, и они лишь с горестью замечают то, чем они обойдены сравнительно с другими.

Так, чего не достает, например, этому моту, расточающему свои силы и средства в безумных оргиях? Чего еще ищет тот беспутный работник, который в несколько часов пропивает хлеб своих детей, забывая свою жену и предпочитая супружеской жизни незаконные связи? И прибавьте к этой распущенности, братия, еще то богохульство, которое во всем способно винить Бога, которое выражается или в форме важной и ученой, или дерзкой и грубой! Но каково бы ни было выражение его, оно истекает из одного основания, которое называется гордостию человека и направляется к одной цели, которая называется ропотом против Бога. Нагнитесь и прислушайтесь к шуму, исходящему из недр рабочего населения наших больших городов! Уж не происходит ли он от молитвы? Увы, нет! и Боже сохрани там напомнить о ней и произнести какое-нибудь раздражающее слово укоризны или неодобрения! Там, скорее всего, вырываются из их уст слова ропота и недовольства. Вот около нас тысячи душ, которые все больше и больше привыкают жить без Бога и без вечной надежды; привыкают глумиться над нашими верованиями, потому что для них Бог является тем жестоким господином, который жнет там, где не сеял, и собирает там, где не расточал (Матф. 25,24).

Но только одно христианство может утешить и примирить этих несчастных с их жизнию, и, несмотря на это, в момент безумного ослепления они расточают свои рукоплескания новейшим учениям, которые делают из человеческой жизни одну злосчастную игру слепого случая. Эти печальные учения отнимают у них всякий нравственный облик и лишают их доступа к небу, заключая их жалкое существование в тесные рамки бессловесных животных. Перед отходом этих людей в могилу чем они ослабят страх смерти? Какое объяснение дадут их земным страданиям и чем утешат слезы родных? Уж не обещанием ли правого суда и встречи в будущей жизни, когда их жалкие учения обрекли на посмеяние и этот суд, и будущую жизнь?

Братия! надо при этом сдерживать в себе то горькое чувство, которое охватывает душу при виде нечестия, надо любить тех, кого любил Христос, т.е. и своих врагов. За этими безумными воплями, за этими глумлениями, за этими вызовами и богохульствами, выходящими из тысячи озлобленных и возмущенных сердец, надо слышать с вечного креста молитву Распятого, которая ходатайствует за виновных: Отче! прости им, ибо они не знают что делают (Лук. 23,34)!

О, братия, получившие только один талант! Знаете ли вы по отношению к себе намерение Того, Который каждому из вас назначает свое служение и призывает всех нас быть деятелями в Его царстве; призывает одних на первое, других же на последние места? Но как те, так и другие являются предметом одной и той же любви и предназначаются к той же вечной славе. Разве вы никогда не читали в Евангелии этих замечательных слов: так будут последние первыми и первые последними (Матф. XX; 16)? Разве вы никогда не думали о том, что небесная слава часто зиждется на земном поругании и презрении? Разве вы никогда не думали, что Бог прославляет своих слуг в слабости и ничтожестве? Итак, вы, которые считаете себя покинутыми Богом, которые считаете себя лишенными наследства, оглянитесь назад и научитесь познавать в Евангелии вашу великую родословную и то звание, в коем усыновил вас Господь, невзирая на то, кем вы состоите в рядах общественного служения.

Сколько талантов получила Евангельская вдовица, которая прошла однажды мимо Христа и встретила Его Божественный взор у дверей храма? О женщины! О, души, исполненные горечи в несчастии и бедности! Придите и рассмотрите этот пример! Есть ли между вами хоть одна, которая имела бы меньше, чем эта вдовица; хоть одна, которая была бы настолько бедна, что имела бы только две лепты; хоть одна, которая бы осмелилась роптать на Господа после того, как она, эта великая нищая - Евангельская вдовица, - положила от скудости своей самое ценное сокровище, которое когда-либо прославляло Бога и обогащало Церковь (Лук. 21,1-3)!

Сколько талантов получила Мария, сестра Лазаря из Вифании, когда она возливала на ноги Христа то драгоценное миро, ценность которого возбудила зависть в лице Иуды, - миро, благоухание коего было так достойно храма Божия (Иоан. 12,3)? Сколькими талантами обладали Апостолы, когда Петр, останавливаясь перед несчастным калекой в Иерусалиме, сказал ему: серебра и золота нет у меня, а что имею, то даю: во имя Иисуса Христа Назорея, встань и ходи (Деян. Апост. 3,6)? Сколько талантов было у Святого Апостола Павла, когда своей рукой, уставшей от беспрерывных работ, он писал Коринфянам эти знаменательные слова: мы нищие, но многих обогащаем; мы ничего не имеем, но всем обладаем (II Кор. 6,10)? Сколько было талантов у первых христиан, когда, лишенные всего того, что они приобретают, они взирали на пышное величие древнего мира с убеждением, что весь этот блеск земного величия померкнет перед крестом их Учителя подобно тому, как рушился грозный истукан, виденный Навуходоносором во сне, рушился и свалился под гору от подкатившегося с горы камешка (Дан. 2,34).

Пусть мне не говорят, что я рассказываю здесь только о чудесах первых дней христианства, когда Дух Святой видимо присутствовал среди христиан. Божественная история не кончилась этим. Осмелюсь сказать: все самое великое, совершившееся в Церкви, было делом тех, которые получили, может быть, только один талант. Мы судим иначе: мы видим издали только верхушки, громкие имена и выдающиеся дела, а того не видим, что делают всегда твердые и непоколебимые правила жизни христианской и что они сделали в блестящую эпоху Церкви.

Они произвели неведомых миру христиан, этих героев молчаливого подвижничества и благотворения; произвели тысячи малых сих неизвестных, имена которых наполняют Четьи Минеи всех веков. Да, простые воины одерживали наибольшие победы! Утешительное зрелище! Спасительное преобразование, предвозвещавшееся торжественным словом Святого Апостола Павла! И незнатное мира и уничиженное и нечего незначущее избрал Бог, чтоб упразднить значущее (I Кор. 1,28). И чего только нельзя достигнуть под влиянием Духа Святого, братия! Почему бы не сбыться и с вами чему-нибудь подобному? Почему бы и вам не показать свету, что может извлечь Бог и из вашей слабости, и из вашего ничтожества? Каким возвышенным было бы ваше существование, когда бы подобное чувство проникло в вас, когда бы за удручающею печалью зависти и неблагодарности последовало у вас радостное вдохновение любви! Счастливы вы, если Бог найдет вас отныне верными в малом, пока Он не поручит вам чего-нибудь большего; если найдет вас терпеливыми среди земных огорчений и неудач, пока не призовет наследовать уготованное вам небесное царствие! Блаженны вы, если Отец Небесный, пришед, обрящет вас бдящими, бодрыми и благодушными при всех невзгодах вашей земной жизни! Тогда Он осенит вас вечною славою, даст вам радость, которую уже никто и ничто не отнимет у вас (Иоан. 16,22)! Аминь.

 

Короткие проповеди разных проповедников! Издательство "Светильник", ОРА Интернешнл, г. Мариуполь, 1994 г.

Мир в Боге.ру


 

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: