Не упивайтесь: Библейские возражения против умеренной выпивки

В категориях: Движение все – но цель еще лучше

060512_1732_1.jpg


Г. Гололоб

Часто сторонники умеренного употребления спиртного обращаются к теме «чувства меры». С их стороны можно услышать подобные заявления: «Бог создал саму возможность испытания удовольствия от принятия спиртного, почему же это должно быть запрещено, если не причиняет никому никаких проблем? К тому же нужно упражняться в самоконтроле. В противном случае нужно запретить любую чрезмерность: обжорство, увлечением спортом, телевизором и т.д. Тогда нужно и трудоголиков обвинить в грехе «обольщения богатством» и отлучить от церкви».

Справедливо отмечая тот факт, что любыми благами от Бога нужно пользоваться с чувством меры, наши оппоненты, тем не менее, ошибочно или умышленно упускают из вида то обстоятельство, что вино не может относиться к Божьим дарам, если не используется в медицинских целях.

Несмотря на это, они относят к дарам и вино: «Вино не является синонимом слова пьянство, так же, как обжорство не является синонимом слова пища, а секс - эротомании. И обжорство, и пьянство, и эротомания возникают тогда, когда человек ставит еду, вино или половое чувство, во главу угла своего существования, когда возникает зависимость от них, когда человек теряет способность контролировать свое поведение при мысли о возможности выпить, совокупиться, поесть. Наличие же таких явлений в природе еще не делает пищу, половое чувство и вино источниками греха».

Возразить на принцип умеренности христиане трезвого образа жизни могут простым несогласием с тем, что вино можно приравнять к пище или сексу. Без вина мы спокойно можем обойтись без каких-либо последствий. Умеренное же потребление спиртного содержит в себе риск приобретения зависимости, с чем не сравнима ни пища, ни половое чувство, ни какая-либо другая потребность человека.

Если в древности люди нуждались в разбавленном по своему составу вине, то сегодня даже в этом нет никакой необходимости. Присутствие спиртного в библейском «вине» было единственным в те времена способом защиты от болезнетворных микробов или дезинфекции питьевой воды. В современном же употреблении вино служит цели получения удовольствия, причем осуществляющегося за счет ряда сопутствующих серьезных проблем. Это не предмет необходимости, а только забава, развлечение и удовольствие, относящиеся к разряду особо проблемных.

Полное исключение спиртного из пищевого рациона христианина отвечает выведенному из Библии требованию отказывать себе в удовольствиях, причиняющих больше проблем, чем пользы. Цена за такое удовольствие слишком велика, чтобы вступать с вином в компромисс. Иными словами, нам трудно представить себе Христа в состоянии опьянения, что неизменно предполагает апология умеренной выпивки. Однако Христос «пил вино» лишь по причине существования древнего обычая смешивать воду со спиртным.

По этой причине мы берем на себя смелость утверждать, что Христос допускал употребление вина в мере, не превышающей, по крайней мере, норму опьянения. В ином облике мы Его не обнаруживаем в Евангелиях. Защитники употребления вина тем временем стремятся контролировать не меру использования спиртного и даже не степень самого опьянения, а лишь меру алкогольной зависимости, что практически сделать невозможно. Любая алкогольная зависимость греховна, поскольку притягивает человека ко греху, хотя и постепенно. Поскольку же любое не только опьянение, но употребление спиртного есть начало пути к более сильной зависимости от власти алкоголя, оно не может быть оправдано ни по библейским, ни по богословским причинам. Если даже легкое опьянение не считать грехом, тогда рукой подать до тяжелой его формы.

С рядом отрицательных последствий употребления спиртного потребляющие его люди просто свыклись. Они любят польстить своим слабостям и ни за что не хотят отказаться от связанного с выпивкой удовольствия. Самые честные из них говорят об этом открыто и прямым текстом, более лукавые ищут мнимые преимущества. Между тем, немыслимо себе представить Христа, ищущим Себе удовольствия от спиртного. Напротив, Он не мог позволить Себе компромисса по столь серьезной проблеме как алкоголь. Для Него, как и для нас сегодня, умеренный алкоголизм приравнивался к умеренному греху.

Лучше не заигрывать с огнем. Именно по этой причине Библия осуждает не только сам грех, но и любое сознательное приближение к нему. Причина многих грехов лежит в первоначальном опьянении или в самой безопасной степени употребления вина. Иными словами предметом библейской предосторожности являются также и пограничные ситуации с грехом, которые следует относить к особой категории недопустимых в христианской среде проступков. К этому роду грехов необходимо относить такие социальные и личные пороки как пьянство и наркомания, поскольку последствия от них необратимы.

Считать даже «порядочного» пьяницу равным простому обжоре весьма опрометчиво. Обжора вредит только себе, а находящийся в состоянии даже легкого опьянения может избить кого-либо, по неосторожности спалить собственный дом, вследствие потери внимания совершить аварию и т.д. Хорошо ли это совмещается с христианским имиджем? Наконец, подвыпивший человек лишается элементарных норм приличия. Он ведет себя развязно, оскорбляет других и вредит собственной репутации и репутации находящихся с ним людей или членов семьи. Жена становится нервозной, поскольку вынуждена ожидать от него в таких состояниях любого непредсказуемого поведения. Неужели это сравнимо с обжорством?

Конечно, нашему здоровью вредит многое: выхлопные газы автомобилей, экология, употребление растительных продуктов с нитратами, включая и то, что в большей степени зависит от нас: продленный трудовой день, физически пассивный образ жизни (в отсутствие спортивных упражнений или занятий их заменяющих), и тому подобное, однако все это связано с удовлетворением ежедневных потребностей или неизбежных «плодов» цивилизации, от нас не зависящих. Все это не относится к категории излишеств.

Если древним людям просто нечего было пить чего-либо другого, чем «вино» (питьевая вода была плохой, потоки, текущие с гор, летом быстро высыхали, родниковая вода была столь редкой, что называлась «живой»), то выбор безалкогольных напитков сегодня широчайший. Сегодня пить вино, курить, объедаться и не хранить себя от наркотических средств (включая крепкий чай или кофе) есть излишество, которое нельзя ставить в один ряд с примитивными или вынужденными видами нанесения вреда нашему здоровью.

Увлечение спиртным несет с собой особый вред – вред, не вызванный какой-то жизненной необходимостью и не вынужденный внешними обстоятельствами, а умышленный, добровольный. Этот вред сказывается не только в повышенном шансе наградить свое здоровье какой-то болезнью в скором будущем, но он может проявить себя и сразу же после выпивки самым различным и неожиданным образом.

Неужели это не причины для того, чтобы отказаться от употребления спиртного совсем? Почему совсем, потому что если я даже употребляю вино без цели достижения опьянения (и мало, и редко), я все равно рискую. Одна чарка вина изменяет мое сознание (хотя и в меньшей степени, чем несколько таких чарок) таким образом, что к концу трапезы мое представление о норме слегка изменяется, разумеется, не в лучшую сторону. Человек этого может не замечать, однако алкогольное малое непременно влечет за собой еще большее.

Существует простая житейская истина: если риск велик, лучше не рисковать. Также обстоят дела и с умеренным использованием вина: если опасность наградить себя неприятностями велика, зачем пользоваться сиюминутными удовольствиями? Сказанное относится также и к другим видам психологического закабаления. Для христиан, которые подобным образом оскорбляют Духа Святого, это закабаление становится духовной зависимостью от оккультных сил, паразитирующих на увлечении спиртным. Как же легко можно заразиться духовным злом через малое соприкосновение с очагом греховной инфекции!

Таким образом, медицина и наш житейский опыт единогласны в том, что каждый умеренно пьющий человек является потенциальным пьяницей. Даже малое и нерегулярное приобщение к вину постепенно приводит его к потере самоконтроля. Умеренное употребление вина почти также опасно, как и неумеренное. Различие между ними во времени, а не в принципе. Умеренно пьющий человек приобретает всего лишь поднятое настроение (для настоящего «кайфа» ему нужно выпить больше), зато теряет способность к самоконтролю, а христианин еще и оскорбляет Духа Святого, на помощь которого в деле защиты от этого зла он уже не в праве рассчитывать.

Использование принципа здорового баланса из 1 Кор. 6:12 относится к обратимым и контролируемым ситуациям. Любое же употребление алкоголя рано или поздно лишает человека самоконтроля. И в этом опасность любого использования винных и других спиртных изделий. Игнорирование этой опасности чревато большими последствиями. Путь заигрывания с вином может реально привести к жизненной, а в худшем случае и к вечной, трагедии.

Другим способом избежать осуждения умеренной выпивки для ее защитников является обращение к так называемому компромиссу Павла: «Если Павел допускал даже идоложертвенное на условии, что оно не причиняет соблазна, то, по крайней мере, в домашней обстановке или в компании близких людей вино допустимо для употребления».

В Рим. 14 Павел действительно использовал такой компромисс для примирения между собой тех, кто считал себя духовно сильными, и неуверенными в себе христианами: «Кто не ест, не осуждай того, кто ест». Однако «немощные в вере» - это временное состояние новообращенного, которое преодолевается со временем через укрепление его веры. Это лишь переходная уступка Павла, который, конечно же, был уверен в бесполезности идолов и отсутствии связи между материальными носителями оккультного и самими действиями бесов. Бесы действуют исключительно через сознание человека, а не через материю, которая принадлежит Богу по своему происхождению. Тем не менее, не у всех такая вера. Следовательно, более слабых нужно было учить, чтобы их вера возросла и стала крепкой.

Разумеется, сторонники умеренного использования вина хотят присвоить себе роль духовно сильных, потому что в таком случае компромисс Павла позволит им продолжать делать свое дело и в то же самое время не называть трезвенных христиан отступниками. Между тем, к ним как раз применима роль немощных в вере, которым и следует измениться, хотя и постепенно. В действительности слабость веры проявляют именно пьющие христиане, поскольку не доверяют библейским, историческим и богословским доводам в пользу христианской трезвенности. Они предпочитают более широкий путь служения Богу, считая противоположную точку зрения фанатичной. И, напротив, сильным духовно в действительности является тот, кто способен доверять Богу вопреки выгодам, сулимым всеми альтернативами.

При этом его сила в данном случае как раз и заключается в том, что он видит духовную опасность и избегает ее. «Если глаз твой соблазняет тебя, вырви его» (Мк. 9:46). Речь идет о резком отказе от всего, что может быть лишь соблазном, и тем более для себя лично, а не только для других. Надежда на Божью защиту со стороны тех, кто провоцирует своими действиями дьявола, является откровенным святотатством. Вино относится к тем случаям, когда сокрытую в нем опасность нужно не преодолевать, а избегать. Писание нам советует от нее «удаляться» (1 Тим. 6:5; 2 Тим. 2:16; 3:5; Тит. 3:9) или «убегать» (1 Кор. 10:14; 1 Тим. 6:10-11; 2 Тим. 2:22). Бегство от осквернения никогда не позорно и во свете сулимых отступлением земных благ никак не может быть признаком малодушия.

Святое отступление необходимо не потому, что Бог оказывается бессильным. Это необходимо для демонстрации нашей ненависти ко греху, на что способен только духовно сильный христианин. Итак, изменяться нужно нашим оппонентам через повиновение Божьей воле, которая требует всестороннего освящения, прямо ли оно представлено в Библии или косвенно, то есть через выражение общих принципов.

Писание содержит немало указаний на существование этих принципов. «Все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6:12). Если христианин не способен отказаться от спиртного полностью, он испытывает на себе его навязчивое влияние, затем зависимость и, наконец, рабство. Повеление «не должно» равнозначно заповеди, нарушать которую запрещено христианину.

«Ибо довольно, что вы в прошедшее время жизни поступали по воле языческой, предаваясь нечистотам, похотям (мужеложству, скотоложству, помыслам), пьянству, излишеству в пище и питии и нелепому идолослужению» (1 Пет. 4:3). Заметим, что граница между «нормальным» и «чрезмерным» употреблениями алкоголя проходит не между пациентом из психонаркологического диспансера и «приличным» ценителем алкогольного искусства, конкретное поведение каждого из которых может быть даже очень похожим. Эта граница пролегает между тем, кто использует вино исключительно в медицинских целях, и тем, кто употребляет его в качестве средства получения недозволенного удовольствия.

 

Г. Гололоб НЕ УПИВАЙТЕСЬ!

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: